Пользовательский поиск

Книга Так начиналась война. Страница 59

Кол-во голосов: 0

Бои приближались к Киеву.

Нараставшая угроза окружения войск левого крыла фронта тревожила всех. Много думали над этим и мои помощники в оперативном отделе. В молодых, горячих головах рождались отчаянные по смелости планы. Ко мне прибежал капитан Айвазов, взбудораженный, с горящими глазами.

— Послушайте, товарищ полковник! Я, кажется, нашел выход, который в корне все изменит.

— Ну давай, Александр Иванович, — сказал я. — Только короче. Сам знаешь — время горячее.

План Айвазова был дерзким. Поскольку боевые действия в пределах нашего фронта, по существу, носят очаговый характер и у противника, как и у нас, нет сплошной линии обороны, надо воспользоваться этим и создать южнее Коростеня подвижную ударную группу войск из танков и мотопехоты, бросить ее на юг в направлении на Аннополь, Головин, Вересы, овладеть Житомиром, а затем и Бердичевом…

Заметив мою скептическую гримасу, Айвазов начинает еще больше горячиться:

— Товарищ полковник, главное во внезапности и военной хитрости. Нам помогут партизанские отряды. По нашему сигналу они поднимут в тылу фашистов такой переполох, что те не скоро разберутся, в чем дело. А тут и наши парашютисты поддадут жару, перехватят шоссе, отвлекут на себя внимание. Воспользовавшись этим, подвижная группа выполнит задачу. Вслед за ней части пятнадцатого стрелкового корпуса закрепят успех. Этот внезапный удар заставит противника оттянуть свои дивизии, что поможет нашим левофланговым армиям соединиться с главными силами фронта.

Айвазов показывает мне свои расчеты и выкладки. Голова у него светлая. Чувствуется, что капитан хорошо разбирается в оперативном искусстве. Но вот беда — в горячности своей он то и дело отрывается от реальной обстановки, от наших возможностей. И хотя мне жалко разочаровывать товарища, я очень быстро опровергаю его доводы. Погрустневший капитан свертывает в трубочку свои листки, признается, что многое недодумал.

Я отпускаю его. А на душе теплеет. Приятно работать с думающими людьми, которые понимают свои обязанности «не от сих до сих», а вкладывают в дело весь пыл сердца.

Только вышел Айвазов, новый стук в дверь. Показывается улыбающийся капитан Ф. Э. Липис.

— Разрешите доложить, товарищ полковник? «Ну, новый проект», — промелькнуло в голове.

— Ладно, выкладывайте, что у вас.

— Сто двадцать четвертая стрелковая дивизия и группа Попеля прибыли!

Ушам не верю. Вот это радость!

Больше месяца минуло, как дивизия моего друга генерала Ф. Г. Сущего и часть сил 8-го мехкорпуса во главе с бригадным комиссаром Н. К. Попелем были окружены противником. Никаких известий мы от них не получали и уже смирились с мыслью об их гибели. А они пришли — с боевыми знаменами, с оружием. Значит, ни одного соединения нашего фронта так и не удалось фашистам вычеркнуть из списка. До этого вырвались из кольца полки 87-й стрелковой дивизии, затем дивизии 7-го стрелкового корпуса, а теперь вот и Сущий с Попелем привели своих героев. Правда, много людей потеряли они в боях, но ведь и врагу досталось крепко, пока эти части шли по его тылам.

Вскоре мы получили подробные доклады временно исполнявшего обязанности командира 124-й стрелковой дивизии полковника Т. Я. Новикова и бригадного комиссара Н. К. Попеля. Сухо, военным языком поведали они обо всем, что с ними произошло. Но мы читали эти строки с душевным трепетом, снова и снова изумляясь богатырской силе нашего солдата.

В первый день войны 124-я стрелковая дивизия из района своей постоянной дислокации спешно направилась к государственной границе на подготовленную для нее полосу обороны. Пробиваться пришлось с боями. Решительной атакой воины отбросили противника, заняли окопы. Но враг, собрав превосходящие силы, вынудил их отойти. Еще дважды дивизия захватывала и снова оставляла оборонительный рубеж. Ряды ее таяли, а противник стягивал все новые войска.

К вечеру дивизия закрепилась на линии Порыцк (Павловск), Милятин. Здесь она героически отбила все атаки гитлеровцев и отстояла рубеж. Но фланги ее были открыты. Немецкие танки и пехота обошли и окружили советские части. Это случилось на третий день войны. Командарм Потапов донес в штаб фронта, что ни он, ни командир корпуса связи с окруженными не имеют. Теперь выяснилось, что противник, окружив дивизию, хотел покончить с ней одним ударом. Атаки велись одновременно со всех сторон. Советские бойцы отбивались стойко. Большая группа фашистских солдат прорвалась к огневым позициям артиллерийского полка. Артиллеристы не дрогнули, ударили прямой наводкой, почти в упор. Мало кто из фашистов уцелел после этих залпов.

Большое подразделение вражеских автоматчиков напало на штаб дивизии северо-восточное Милятина. Комендантская рота и командиры штаба дивизии трижды бросались в контратаку и теснили противника. В этом бою погиб комиссар дивизии Г. И. Желяков и был ранен генерал Сущий.

Утром на наших бойцов посыпались бомбы. В налете участвовали десятки немецких бомбардировщиков. Штаб был разбит. Артиллерийские полки потеряли почти половину орудий. Погибло немало людей. Оставаться здесь дальше — значило обречь дивизию на уничтожение. И генерал Сущий принимает единственно правильное решение — прорываться.

На рассвете 26 июня полки двинулись в направлении на Лучицу и Подберезье. К тому времени дивизия осталась без автотранспорта — кончилось горючее. Совсем мало оставалось снарядов.

Фашисты обрушили на атакующих огонь артиллерии и пулеметов, бросили навстречу свою пехоту. Сберегая последние патроны, бойцы молча, короткими перебежками сближались с врагом, а потом дружно поднялись врукопашную. Гитлеровцы побежали. В этом коротком, но яростном бою в районе Подберезья был наголову разгромлен немецкий пехотный полк полковника Гофмана. Наши части захватили около 250 пленных, в том числе 12 офицеров, а также 50 орудий и много другой боевой техники. Поле боя было усеяно вражескими трупами.

Так начала свой долгий путь по тылам врага славная 124-я стрелковая.

Всполошившееся немецкое командование лихорадочно бросало наперерез движению советской дивизии все новые и новые части. Помня горькую участь полка Гофмана, гитлеровцы не решались на открытую атаку, пытались поймать наши части в огневую ловушку. Им это удалось, когда наши полки втянулись в район трех небольших населенных пунктов — Рачин, Колпытов, Свинюхи. Сказалась оплошность командира дивизии, не организовавшего тщательной разведки. На не успевшие закрепиться полки обрушился массированный огонь из всех видов оружия. И опять командиры повели бойцов в атаку. Прорыв обошелся дорого. Дивизия понесла большие потери, особенно в артиллерии. 781-й стрелковый полк, наступавший головным, потерял своего командира полковника К. Ф. Савельева и комиссара В. С. Васильева.

Вырвались из очередной западни. Но куда идти дальше? Где находятся главные силы армии, генералу Сущему не было известно. Скорее всего, они на северо-востоке. Но в этом направлении путь пересекает главная артерия, по которой немцы перебрасывают свои резервы, — шоссе Владимир-Волынский — Луцк. Разведка подтвердила: шоссе забито фашистскими колоннами, И командир повел дивизию на юго-восток.

Враг преследует по пятам, выбрасывает на пути воздушный десант. Снова дивизия в кольце. Пять часов длился бой. Неистово бомбила фашистская авиация. И все же противник и на этот раз был отброшен с большими потерями. Дивизия вышла к реке Стырь севернее Берестечка и с боем форсировала ее на подручных средствах, потеряв всего лишь два орудия.

4 и 5 июля соединение пробивало один заслон за другим. Особенно трудно было в районе местечка Козин. Здесь на пути оказалась крупная вражеская группировка. Генерал Сущий решился на чрезвычайно смелый шаг: окружить и уничтожить заслон. Он разделил дивизию на две части. Одну возглавил командир 406-го стрелкового полка полковник Т. Я. Новиков, другую — командир 622-го стрелкового полка майор Шалва Карцхия. Задача — обойти Козин с севера и юга и взять врага в клещи.

Первым обошла Козин группа Новикова. Она решительно атаковала противника. Но подразделения майора Карцхия отстали и не смогли вовремя поддержать соседа. Противник сосредоточил против Новикова и его бойцов огонь всей артиллерии. Выручил командир дивизиона капитан Бобров: выдвинул одну батарею вперед, с ходу развернул ее и ударил прямой наводкой. Фашистские артиллеристы ослабили огонь. 469-й артполк расстрелял в этом бою последние снаряды. Атака продолжалась. Уже до окраины Козина было рукой подать. И в это время в тыл группе Новикова ударили фашистские танки. Пришлось отходить. Артиллеристы успели вывести из строя теперь уже бесполезные пушки. Подтянул наконец свой полк майор Карцхия. Несколько раз бойцы бросались в штыки. В последней атаке смертью храбрых пал Карцхия. Погиб генерал Сущий. Но дивизия пробилась. Командование взял на себя полковник Новиков. Он был тяжело ранен. Его положили на повозку, которая стала подвижным командным пунктом. Военкомом дивизии становится старший батальонный комиссар А. А. Басаргин, человек спокойный, рассудительный и столь же бесстрашный, как и Новиков. Начальник связи дивизии капитан П. С. Повийчук, прославившийся своею смелостью еще при обороне города Горохов, быстро сколотил небольшой штаб, который оказал большую помощь командиру.

59

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru