Пользовательский поиск

Книга Так начиналась война. Страница 26

Кол-во голосов: 0

К югу от Владимир-Волынского, на сокальском направлении, тоже разгорелись кровопролитные бои. Сюда во второй половине дня 22 июня подоспели полки 124-й стрелковой дивизии под командованием генерала Филиппа Григорьевича Сущего, моего близкого товарища — однокашника по учебе в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Его части с ходу атаковали противника, потеснили его. Но слишком неравными были силы. Под нажимом врага, цепляясь за каждый удобный рубеж, дивизия была вынуждена медленно отходить.

Вечером фашисты прорвались к огневым позициям 341-го гаубичного артиллерийского полка дивизии. Батарейцы смело подпустили немцев на близкое расстояние и стали расстреливать их в упор. С большими потерями гитлеровцы откатились. Получив подкрепление, они бросились в новую атаку, и опять огонь советских орудий отбросил их. Когда не осталось ни одного снаряда, командир артполка майор Федор Кириллович Сеченко повел своих артиллеристов в контратаку, как пехоту, и вновь оттеснил фашистов.

Враг и здесь воспользовался разрывами в нашем фронте. Его танки обошли открытые фланги и устремились на Радзехув. Чтобы выправить положение, командующий фронтом решил перебросить сюда главные силы

15-го механизированного корпуса. Нам было известно, что его передовая 10-я танковая дивизия сейчас находится в 60–70 километрах от Радзехува. Успеет ли она опередить противника? Вряд ли. Но даже если случится такое, то корпусу неизбежно придется вступать в бой по частям, а это намного усложнит задачу. Мы с беспокойством ждали первых донесений от его командира генерал-майора И. И. Карпезо.

Пока принимались меры против прорвавшихся от Сокаля танковых и моторизованных колонн, с севера, из-под Владимир-Волынского, были получены утешительные вести. Там танковым частям противника, обошедшим 87-ю стрелковую дивизию и устремившимся на Луцк, не удалось продвинуться столь глубоко, как на радзехувском направлении. На их пути стала подоспевшая сюда 1-я противотанковая артиллерийская бригада, передовые подразделения которой столкнулись с противником в районе Войницы, в 20 километрах к востоку от Владимир-Волынского.

Получив донесение, что передовые батареи открыли ураганный огонь по неприятельским танкам, командир бригады генерал-майор К. С. Москаленко, командир 22-го механизированного корпуса генерал-майор С. М. Кондрусев и его начальник штаба генерал-майор В. С. Тамручи поспешили подняться на ближайшую высотку, чтобы разобраться в обстановке. Они увидели на дороге окутанные черным дымом танки. Командир 22-го мехкорпуса сердито крикнул Москаленко:

— Что твои артиллеристы делают? Ведь это же наши машины!

Генерал Кондрусев был убежден, что это отходит 41-я танковая дивизия его корпуса, стоявшая накануне войны в районе Владимир-Волынского. Но танки приближались, стали видны фашистские опознавательные знаки. Да и по внешним контурам машины явно отличались от советских. Тем временем снаряды стали падать на высотку. Генерал Кондрусев был тяжело ранен. Кирилл Семенович Москаленко перебрался на новый наблюдательный пункт. Большая часть его бригады успела развернуться по обеим сторонам шоссе. Противотанковых снарядов было мало, и генерал приказал артиллеристам стрелять только наверняка: «Один снаряд — один танк!»

Фашистские танки надвигались. На наблюдательном пункте командира бригады зуммерили телефоны. «Можно ударить, товарищ генерал?» — запрашивали командиры дивизионов. Генерал отвечал: «Потерпите еще». Танки прибавили скорость. Еще немного — и они ворвутся на огневые позиции артиллеристов. Наконец Москаленко подал сигнал.

Десятки орудий выстрелили почти одновременно. Еще несколько залпов — и на подступах к огневым позициям наших батарей кострами запылали вражеские машины. Основной удар противника пришелся по дивизиону капитана А. Н. Феоктистова. Танки продолжали двигаться вперед. И чем ближе они подходили, тем меньше их оставалось. Особенно метко били расчеты, которыми командовали сержанты Т. И. Москвин и П. И. Тугин. Горящие машины преградили путь идущий позади. Те устремились в промежутки между подбитыми танками. Это облегчило задачу артиллеристам: повысилась точность огня. Еще несколько машин загорелось. Все же отдельные машины прорвались к огневым позициям артиллеристов. Здесь красноармейцы встретили их связками гранат.

1-я противотанковая артиллерийская бригада понесла значительные потери, но остановила врага. Это произошло неподалеку от тихого украинского местечка Корчина.

Не успели мы порадоваться этой удаче на севере, как поступило донесение генерала Карпезо. Он сообщал, что его 10-я танковая дивизия, изготовившись к бою, выслала передовой отряд на Радзехув. Выступила и 37-я танковая, но в ее составе всего лишь четыре танковых батальона, а 212-я моторизованная дивизия из-за отсутствия машин совершает марш пешим порядком. Командир корпуса просил немедленно выделить ему автотранспорт, без которого дивизия не сможет организовать ни подвоз боеприпасов, ни эвакуацию раненых. Еще хуже положение в 25-м мотоциклетном полку, корпусном батальоне связи и инженерном батальоне: они вообще выступить не могут — нет транспорта.

Мы знали, что 15-й мехкорпус слабо укомплектован техникой, но только теперь полностью осознали последствия этого. Корпусу трудно было успеть перехватить вражескую танковую колонну, устремившуюся от Сокаля на юго-запад.

Что же делать? Генерал Кирпонос, занятый переговорами с командующими армиями, бегло прочитал телеграмму Карпезо и протянул начальнику штаба:

— Подумайте, что можно сделать.

Пуркаев нахмурился, долго вертел в руке карандаш, а потом написал на телеграмме: «Начальнику оперативного отдела. Взять, что можно, из местных средств. Потребовать от Карпезо выполнения приказа».

Прежде чем передать командиру корпуса приказ о немедленном выступлении навстречу противнику, я разыскал генерала Моргунова, начальника автобронетанкового управления фронта. Показываю ему донесение Карпезо, прошу:

— Выделите ему хотя бы один автомобильный батальон.

Моргунов разводит руками. Почти весь фронтовой автотранспорт занят на перевозке техники, вооружения и материальных запасов стрелковых корпусов, выдвигающихся из глубины территории округа к границе. Остался небольшой резерв, но он находится в районе Шепетовки. Чтобы перебросить его оттуда, потребуется немало времени.

Значит, помочь корпусу нечем. И генералу Карпезо летит короткий ответ; «Выполняйте приказ». Это означает: спешите на Радзехув и немедленно наносите контрудар по врагу теми силами и средствами, какими располагаете…

Новый тревожный запрос, теперь уже из Житомира, от генерал-майора Н. Ф. Фекленко, командира 19-го механизированного корпуса. Как и 9-й мехкорпус генерала К. К. Рокоссовского, он должен спешить на помощь 5-й армии. Но его мотопехота вынуждена двигаться пешком, а артиллерию, боеприпасы и продовольствие везти не на чем: нет тракторов и автомашин. Генерал просит хотя бы 40 автомашин из окружного резерва.

Встревоженный Кирпонос вызвал генерала Моргунова.

— Немедленно передайте Фекленко сорок автомашин из Шепетовки. Все, что есть у вас в резерве, направляйте ему и Рокоссовскому. В Киеве попросите ускорить обеспечение мехкорпусов машинами и тракторами за счет мобилизационных поставок.

Да, все надежды приходилось возлагать на мобилизацию автотранспорта из народного хозяйства республики. Но на это опять-таки нужно время… А как воевать без автомашин и тракторов сейчас?

В полосе 5-й армии положение остается тяжелым.

В 6-й армии самое трудное испытание выпало на долю правофланговых — 41-й стрелковой, 3-й кавалерийской — дивизий и батальонов Рава-Русского укрепленного района. На 41-ю дивизию, успевшую развернуться в промежутках между дотами укрепрайона, обрушился удар двух вражеских пехотных дивизий. При поддержке танков, артиллерии и авиации фашистская пехота наступала на нескольких направлениях, стремясь расчленить боевые порядки советских частей. Не раз ей удавалось вклиниться в наше расположение. В эти критические моменты командир дивизии генерал Г. Н. Микушев, его заместитель по политической части полковой комиссар А. М. Антонов и начальник штаба полковник Н. В. Еремин поднимали полки в контратаку. Бойцы и командиры сражались отважно. Даже раненые не покидали строя. В числе особо отличившихся упоминался командир роты старший лейтенант Ш. И. Тихоридзе. Он был ранен в рукопашной схватке, и командир батальона приказал отправить его в тыл. Но в это время немцы пошли в очередную атаку. Старший лейтенант, поддерживаемый под руки бойцами, вернулся в свою роту и снова стал руководить боем.

26

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru