Пользовательский поиск

Книга Солдатский долг. Содержание - На Белорусской земле

Кол-во голосов: 0

5 октября Ставка приняла решение о передаче 13-й армии Пухова и 60-й Черняховского с занимаемыми ими участками Воронежскому фронту.

В разговоре со мной по ВЧ Сталин сказал, что Центральный фронт свою задачу выполнил. Теперь наш фронт переименовывался в Белорусский и на него возлагались новые задачи.

Неудавшиеся попытки Воронежского фронта наступать с небольшого букринского плацдарма в излучине Днепра южнее Киева вынудили Ставку приостановить здесь боевые действия, чтобы дать войскам возможность лучше подготовиться к операции более широкого масштаба, чем только освобождение Киева. И это решение было абсолютно правильным. Войска прошли огромное расстояние, устали, сильно растянулись, тылы отстали. Ставка отвела время на перегруппировку сил, подтягивание тылов и техники, чтобы фронт лучше подготовился к новому наступлению.

Начали готовиться к решению новых задач и мы. Работа эта велась на ходу: войска не прекращали наступления.

Забот хватало всем. Но пожалуй, больше всего доставалось работникам тыла. Все наши базы, госпитали, склады, ремонтные пункты до этого были сосредоточены вдоль железнодорожной магистрали Курск – Льгов – Конотоп – Бахмач. Теперь все это огромное хозяйство надо было передислоцировать на север, на гомельское направление. И перебросить быстро, чтобы не повторилось то, что было перед Курской битвой. А осенняя распутица привела в негодность грунтовые дороги, на автотранспорт надеяться было нельзя. Пропускная способность рокадных железных дорог, сильно пострадавших во время боев, была очень низкой.

Весь Военный совет занимался транспортной проблемой. Подсчитали, что нам нужно перебросить в первую очередь. Цифры получались внушительные. 7500 вагонов имущества – свыше 200 поездов! И это без учета текущих потребностей войск, ведущих бой. А они все время требовали боеприпасов, продовольствия, горючего.

Наше счастье, что в управления тыла фронта у нас подобрались опытные, знающие свое дело работники. С чувством восхищения и благодарности вспоминаю генералов И.М. Карманова – начальника штаба, Н.К. Жижина – интенданта фронта, А.Г. Чернякова – начальника военных сообщений, А.Я. Барабанова – начальника медицинского управления, Н.М. Шнайдера – начальника ветеринарной службы, полковников Н.И. Ложкина – начальника отдела горюче-смазочных материалов, П.С. Вайзмана – начальника автомобильного управления. Они и сотни, тысячи их подчиненных трудились неутомимо. Это был большой и дружный коллектив, умело руководимый начальником тыла генералом Н.А. Антипенко, которому оказывал большую помощь член Военного совета фронта генерал М.М. Стахурский.

План передислокации тылов тщательно разрабатывался и энергично осуществлялся под руководством Военного совета фронта. И надо сказать, эта задача была решена успешно, несмотря на все трудности.

Война наложила тяжелый отпечаток на экономическую жизнь страны. Заготовительным органам было трудно справиться с необычайно возросшим объемом работы. И войскам пришлось взять на себя часть их функций. Центр возложил на нас задачу помочь местным органам в заготовке продовольствия и фуража. Мы сами понимали, что без этого не обойтись. Почти все мужчины, способные носить оружие, ушли сражаться с врагом. В колхозах и совхозах остались женщины, старики и подростки. Трудились они героически, но все-таки недостаток рабочих рук не всегда удавалось восполнить, В конце лета мы выделили 27 тысяч солдат под командованием 250 офицеров для работы на колхозных и совхозных полях в Орловской, Сумской, Черниговской, а позже и Гомельской областях. Они помогали в уборке. 2000 машин, выделенных фронтом, возили обмолоченный хлеб на мельницы, а оттуда на фронтовые склады.

Сами мы заготавливали и мясо в Балашовской, Пензенской и Саратовской областях. Это за 600—1000 километров от наших войск. 75 000 голов крупного рогатого скота выделили колхозы и совхозы для Центрального фронта. Скот перегоняли гуртами – железнодорожный транспорт был перегружен другими перевозками. Сотням солдат пришлось на долгое время превратиться в гуртоправов.

Конечно, все это еще более усложнило работу нашего тыла. Спасибо местным властям, партийным и комсомольским организациям, колхозникам и колхозницам, рабочим и работницам совхозов – они не жалели сил, чтобы помочь фронту. Наши представители всюду находили самую горячую поддержку. И эта совместная работа по заготовке продовольствия для фронта еще более укрепила боевую дружбу советских тружеников и воинов.

На Белорусской земле

В связи с предстоящей передачей Воронежскому фронту 13-й и 60-й армий встал вопрос о фронтовых средствах усиления, которые находились на направлении действий этих войск, наносивших главный удар. Отдать мы их не могли, так как без них нельзя было приступить к выполнению новой задачи. С другой же стороны, было очень жалко ослаблять эти армии. Сейчас бы, не теряя времени на перегруппировки, использовать выгодное положение войск Пухова и Черняховского на западном берегу Днепра, подкрепить их танками и артиллерией и ударить по Киеву с севера, пока враг не успел подтянуть сюда большие силы…

Из Москвы позвонил генерал А.И. Антонов, сказал, что Ставка интересуется моим мнением: следует ли сейчас производить салют в честь войск фронта, форсировавших Днепр?

Я ответил, что, по-моему, с салютом надо подождать: незачем раньше времени настораживать гитлеровское командование. А вот об ударе на Киев не мешало бы еще раз подумать. Антонов порекомендовал мне доложить свои соображения непосредственно Верховному Главнокомандующему. Я тут же это сделал. Сталин ответил, что вопрос о действиях войск на киевском направлении, как известно, уже решен и пересматривать его поздно, фронтовые же средства остаются в нашем распоряжении, а Пухову и Черняховскому надлежит оставить лишь штатные средства, забота об этих армиях с момента их передачи возлагается на Воронежский фронт.

– Что же касается салюта, – сказал в заключение товарищ Сталин, – то тут вы правы – лучше будет его ненадолго отложить…

Мы расстались с прекрасными командирами Черняховским и Пуховым и их войсками. Вместо них из расформированного Брянского фронта к нам перешли со своими полосами три армии – 50-я под командованием генерала И.В. Болдина, 3-я – генерала А.В. Горбатова и 63-я – генерала В.Я. Колпакчи.

К тому времени эти армии, преследуя вражеские войска, достигли реки Сож и с боями форсировали ее, захватив несколько плацдармов на западном берегу. Таким образом, они, по существу, поравнялись с правым флангом нашего фронта. Поэтому мы могли обойтись без кружных перебросок войск. Главное было не дать передышки противнику.

Войска нашего фронта уже вели бои на белорусской земле. Людей не надо было подгонять: все дрались самоотверженно, стремясь быстрее изгнать фашистских оккупантов за пределы родной страны.

А наступать было все труднее. После тяжелых боев части поредели. Пополнение мы получали из госпиталей – выздоровевшие раненые возвращались в свои части. Значительный приток людей давал также призыв в армию граждан, проживавших на освобожденной территории. Войска все лучше оснащались вооружением и техникой, но людей по-прежнему не хватало.

Приступая к операции по освобождению Белоруссии, мы перегруппировали силы ближе к центру фронта. Наш командный пункт перебазировался в Ново-Белицу, на гомельское направление. Здесь же разместились правительство и ЦК Компартии Белоруссии.

Быстро установили связь с новыми войсками, перешедшими в состав фронта. Мы с К.Ф. Телегиным отправились знакомиться с армиями на месте. Член Военного совета фронта П.К. Пономаренко с М.С. Малининым приступили к установлению связи с партизанами Белоруссии. Народные мстители представляли большую силу, и нам нужно было разработать с ними план совместных боевых действий в операции. В этом нам оказывал неоценимую помощь П.К. Пономаренко, как начальник Центрального штаба партизанского движения и Первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru