Пользовательский поиск

Книга Соколы Троцкого. Содержание - НЕИЗВЕСТНОЕ О ТУХАЧЕВСКОМ

Кол-во голосов: 0

Казалось бы, теперь для осуществления кипучей деятельности Предреввоенсовета не хватает только оркестра. Не прошло, как говорится, и года. 23 августа 1918 года под крылышком наркома оказывается команда музыкантов в составе тридцати человек. Теперь каждое прибытие наркомвоенмора сопровождается музыкой духового оркестра. Секретарь Троцкого М. Глазман, вспоминая начало «работы» поезда, отметил, что отнюдь не музыкой был озабочен главный военный руководитель республики. Первым его административным шагом было создание в поезде ревтрибунала. Из документов можно узнать, что карающий орган действовал бесперебойно. Почти на каждой станции находился «виновный», совершивший тот или иной проступок, который тут же получал «по заслугам».

Кроме того, в поезде был организован политический отдел, который был занят проведением митингов и собраний. Часто на них выступал и сам наркомвоенмор.

А вот другой документ. В октябре 1918 года в поезде была создана комиссия по выработке временного штата его сотрудников и установлению им окладов. Начальник поезда, к примеру, пользующийся правами командира дивизии, получал в месяц 2450 рублей, столько же получал и секретарь Троцкого. Коменданты поездов, пользующиеся правами командиров полков, получали по 1950 рублей, начальник команды связи Р. А. Петерсон, считавший Троцкого самым выдающимся вождем, имел жалование в 2150 рублей. Для сравнения: начальник 5-й Уральской пехотной дивизии получал 2000 рублей, а командир 4-го Латышского стрелкового полка, следовавшего в поезде Троцкого, получал 700 рублей, рядовой того же полка – 250 рублей, столько же имел и телефонист полка. Полковой фельдшер получал 350 рублей, а фельдшер поезда на 1100 рублей больше своего коллеги.

Надо сказать, что шоферов на поезде было по тем временам даже больше чем достаточно. Сам Троцкий объяснял это необходимостью совершать поездки вдоль фронтов. Поездки эти, как правило, совершались с большой помпой. Иначе этого и не должно было быть, поскольку «помпу» эту создавали первоклассные автомобили: два локомобиля, два «паккарда», один «лянч», один «непир», один «фиат», один грузовой «фиат», один грузовой «паккард», один «пирс-арау». В гараже также имелись автомобиль-цистерна и автомобиль-мастерская.

Вопрос об упорядочении штата и окладов членов поезда Троцкого был рассмотрен только через три года после его создания. И если штаты были сокращены почти вдвое, сумма окладов осталась прежней. Наркомвоенмор с деньгами предпочитал не расставаться.

В период Гражданской войны в сферу деятельности поезда Троцкого входила задача доставки подарков частям, отличившимся в боях. В поезде имелся специальный склад подарков. Подарками распоряжалась специальная подарочная комиссия. Подарки поступали из различных организаций и прежде всего от комиссии ВЦИК «Красный Подарок».

Теперь-то доподлинно известно, откуда поступали эти подарки, например, женские часы, золотые и серебряные украшения, компасы, портмоне, портсигары и т. д. Все это было конфисковано у граждан и раздавалось приближенным с благословения Л. Д. Троцкого. Вот один из документов, который об этом свидетельствует.

ПРИКАЗ

по поезду Председателя Революционного совета Республики

№ 90

12 августа 1919 г.

§ 4

Принято членом подарочной комиссии тов. Кузнецовым согласно копиям протоколов Председателя военно-полевого трибунала тов. Киселиса для передачи в комиссию «Красный Подарок»:

1) золотые мужские закрытые часы с боем – 1;

2) золотые мужские закрытые часы с золотой цепочкой и брелоком – 1;

3) золотой мужской с камнями перстень – 1;

4) золотое обручальное кольцо тяжеловесное – 1;

5) золотая дамская шейная для муфты цепь – 1.

Записать на приход по приходно-расходной книге красных подарков.

Справка: копия ведомости члена тов. Кузнецова.

Начальник поезда Петерсон.

В поезде был установлен и особый порядок получения и выдачи подарков. Порядок этот оформлен был приказом того самого Петерсона.

«…Все требования на «Красные Подарки» должны исходить лишь только от меня и получаются комиссией «Красный Подарок» по моим доверенностям… Выдача подарков должна производиться исключительно с разрешения тов. Троцкого и моего…»

Комиссия «Красный Подарок» при ВЦИК Советов не только передавала поезду Предреввоенсовета подарки для раздачи их на фронте. Для клуба красноармейцев и военнослужащих поезда она выделяла спортинвентарь, спортивную форму (это в период кровавой борьбы). Той же комиссией за счет главкондитера (и такая важная должность существовала) для поезда выделялись шоколадные конфеты «Трюфели», «Новые крупные», «Флепи яблочные», карамель «Парфэ», всего 180 пудов 35 фунтов. Выдача эта производилась в августе 1919 года, когда поезд стоял на приколе в Москве на Николаевском вокзале. В это время, надо заметить, на фронтах Гражданской войны создалось угрожающее положение. 10 августа 4-й Донской конный корпус под командованием генерала Мамонтова прорвал оборону советских войск на стыке 8-й и 9-й армий (район Новохоперска) и начал быстрое продвижение в их тыл. И это было примерно в то время, когда поезд Троцкого вовсю загружался шоколадными конфетами. Конечно, это только небольшой эпизод из кипучей деятельности Предреввоенсовета, но он, согласитесь, читатель, очень показателен.

НЕИЗВЕСТНОЕ О ТУХАЧЕВСКОМ

(Печатается с некоторым сокращением)

15 июня 1928 года в Праге Чешской

А. Кириллин. В бывшем Центральном государственном архиве Октябрьской революции был обнаружен небольшой документ – воспоминания о М. Н. Тухачевском. Об авторе этих воспоминаний В. Посторонкине известно совсем мало. По скупым сведениям можно предположить, что он бывший офицер Русской армии, воевал в рядах белогвардейцев, стал впоследствии эмигрантом. Владимир Никитич Посторонкин сообщает, что настоящая рукопись составлена по личным воспоминаниям. Вполне возможно, что эти заметки являются своего рода наговором на «красного маршала» из дворян, таких фальшивок было в свое время в эмигрантской литературе немало. Но как бы то ни было, документ этот есть, а что в нем правда, а что неправда – судить, читатель, тебе.

От автора

Приступая к изложению в настоящем историческом очерке воспоминаний о личности Тухачевского, автор считает необходимым предпослать нижеследующее: Тухачевский был фельдфебелем Александровского военного училища в 1913—1914 учебно-военном году, в то время как автор состоял юнкером Алексеевского военного училища. Совместная служба по Москве всех обучавшихся в этих двух училищах-близнецах слишком близко соприкасалась, что было связано воедино обстоятельствами служебной подготовки по стрельбе, лагерно-полевой и тактическо-маневренной.

Кроме того, посещая друг друга в праздничное и внеслужебное время в стенах своих училищ, юнкера близко знакомились один с другим.

Этими-то именно обстоятельствами автор вкратце желает осветить юнкерскую службу Тухачевского…

Происходя из небогатой дворянской семьи, несколько членов которой служили когда-то на военной службе, Тухачевский блестяще вице-фельдфебелем окончил кадетский корпус и был назначен для прохождения курса наук в Александровское военное училище.

С 1 сентября 1912 года он был зачислен в списки Александровского военного училища юнкером 2-й роты.

Отличаясь большими способностями, призванием к военному делу, рвением к несению службы, он очень скоро выделяется из среды прочих юнкеров.

19-летний юноша (Тухачевский родился в 1893 г.) быстро вживается в обстановку жизни юнкера тогдашнего времени. Дисциплинированный и преданный требованиям службы, Тухачевский был скоро замечен своим начальством, но, к сожалению, не пользуется любовью своих товарищей, чему виной является он сам, сторонится сослуживцев и ни с кем не сближается, ограничиваясь лишь служебными, чисто официальными отношениями. Сразу, с первых же шагов Тухачевский занимает положение, которое изобличает его страстное стремление быть фельдфебелем роты или старшим портупей-юнкером.

106
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru