Пользовательский поиск

Книга Позывной – «Кобра» (Записки разведчика специального назначения). Содержание - Глава 1. Баня

Кол-во голосов: 0

— Жаль, хороший был парень. С ним можно было договориться.

На следующий день я снова приехал в «Беслан». Володя сообщил, что передал информацию обо мне в Москву и связался с командованием ВДВ. На запрос они ответили, что район Грозненского аэропорта Ханкала находится под их полным контролем, и что трупов десантников там быть не может. Старший лейтенант горько усмехнулся:

— Мы с Вами сделали, что могли, уезжайте со спокойной совестью.

Спросил у меня:

— Как по Вашему, надолго затянется эта война?

— Надолго.

Я улетал со сволочнейшим чувством вины за все происходящее, за неубранные тела погибших солдат.

В Москве знакомый сотрудник Киргизского Посольства, увидев меня, удивился:

— Ты живой? Мы получили телеграмму, что в сбитом над Чечней вертолете обнаружен сильно обгоревший труп человека в гражданской одежде с киргизским паспортом, и решили, что это ты наконец отмучился, сердешный. Не знали, как сообщить семье.

…По возвращении домой попал на похороны. В цинковом гробу в наш микрорайон привезли единственного сына сотрудницы КУОСа Анечки. Молоденький лейтенант, только что окончивший Рязанское училище ВДВ, не захотел оставаться на инструкторской работе и добровольцем ушел на войну. Погиб вечером 24 января в Октябрьском районе Грозного при взрыве здания. Я как раз был в этом районе и уехал оттуда за два часа до взрыва.

Видеокассета

В редакции журнала «Солдат удачи» сказали, что меня спрашивал телеведущий Александр Любимов. Поехал к нему, прокрутил кассету, полученную у чеченского телевидения. Дал интервью. Несколько сюжетов легли в передачу «Взгляда».

С кассеты сделал несколько копий. Одну показал в военном ведомстве. В просмотровый зал набилось несколько десятков генералов и полковников. Выходили из зала подавленные. Один из них заметил:

— Теперь я окончательно убедился, что воюем не с бандитами, а с народом.

Впоследствии я слышал, что российские спецслужбы захватили в Чечне трофейную видеокассету с «компроматом» на меня. Если кому интересно, могу дать переписать ее полностью.

В журнале «Солдат удачи» моя статья вышла в сильно отредактированном виде. Это было не то. И я поехал в родную Киргизию. Собрал пресс-конференцию, показал видеофильм. В зале собрались журналисты, сотрудники иностранных посольств, представители чеченской диаспоры. Материалы были опубликованы в девяти периодических изданиях. По киргизскому телевидению прошли две передачи. Разумеется, не всем это понравилось. Тем временем в Киргизию тоже начали поступать цинковые гробы с останками российских военнослужащих, прибывать беженцы и… раненые чеченские боевики. Так, в Таласской райбольнице в одной палате с моим больным тестем угасал пожилой чеченец, прошедший через Грозненский «фильтропункт». По непроверенным слухам, киргизские власти многих раненных чеченцев выдали российской стороне. Если это правда, то большего свинства и позора для Нации невозможно представить. К тому же это является грубейшим нарушением женевских конвенций, если Киргизия действительно считает себя суверенным государством.

Кстати, о суверинитете:

— Бек, почему вы, азиаты, отделяетесь? Ведь мы всегда жили дружно! — задавали вопросы московские друзья.

— Погоди, братан. Кто развалил Союз? Трое славян в беловежских кущах. Попробуйте сначала объединиться сами.

— Да хохлы проклятые упираются! — разводили руками они.

По этому поводу мне довелось выслушать мнение довольно высокопоставленного украинского националиста:

— Если бы Россией правили действительно русские, я бы первым, самолично пошел бы на смычку с москалями, чтоб им пусто было! А так, дулю им, а не Черноморский флот! И чеченцам будем помогать.

ЧАСТЬ 18. АТОМНАЯ БОМБА ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

До тех пор, пока ты существуешь, Ты ответственен за все, тобою содеянное.

Аль-Бусири

От праха черного и до небесных тел

Я тайны разгадал мудрейших слов и дел.

Коварства я избег, распутал все узлы,

Лишь узел смерти я распутать не сумел.

Авиценна

Глава 1. Баня

Осенью 1992 года в Москве меня пригласил попариться в «маршальской» бане старый друг-афганец Рашид Уразматов. Он работал в Москве генералом и представлял Вооруженные Силы Кыргызстана. Был также приглашен наш Посол в Российской Федерации. Посол предупредил по телефону, что приедет не один и попросил соблюдать конспирацию. Его спутником оказался симпатичный парень лет 35, по имени Саша (по крайней мере он так представился).

«Маршальский» предбанник, отделанный ценными породами дерева. В углу на столике полдюжины телефонных аппаратов, в том числе «ВЧ», «ЗАС», две кремлевские «вертушки».

Попарились. Окунулись в бассейны с холодной и горячей водой, опробовали душ «шарко» и, разомлев, принялись за традиционный чай из громадного самовара.

Посол спиртного не употреблял: жаловался на печень. Рашид стеснялся его. Так что нам с Сашком на двоих досталось по лошадиной дозе. Он оказался из наших советских евреев, эмигрировавших в Америку в 1974 году. В Киргизии намеревался открыть свое дело. Я подумал, что вряд ли Посол лично стал бы встречать обыкновенного бизнесмена, да еще просить нас, чтобы о его присутствии посторонние не знали. Здесь что-то было не так.

В разговоре с ним мы вскоре коснулись военной тематики и геополитических интересов Соединенных Штатов и Кыргызстана. Сашок считал, что мы, не обладая достаточным экономическим и военным потенциалом, не сможем обеспечить свою безопасность. А потому нам лучше идти под «крыло» какой-нибудь могучей державы, лучше под Америку.

На меня это подействовало как красная тряпка на быка. Возник яростный спор. Посол с генералом поспешно ретировались в парилку.

Я обвинял Америку во всех смертных грехах, в том числе и в развале Союза. Саша пытался защитить честь Соединенных Штатов:

— Я патриот своей страны! — воскликнул он.

— А я тебе что, хрен собачий? — взъярился я. — Послушай, Сашок, вы там за бугром всерьез полагаете, что мы не сможем создать собственную атомную бомбу?

— Ну, тут нужны высокие технологии… — осторожно начал он.

— Оборудование для обогащения урана и сырье у нас имеются. Остается только собрать взрывное устройство. Ученые-атомщики сверхдержав, обладающие монополией на ядерное оружие, пудрят всем мозги, что это невозможно. На самом деле ничего там сложного нет!

Далее на листке блокнота я начал рисовать принципиальную схему самодельного ядерного устройства. Объяснил, как достичь высокой точности детонации двух и более зарядов гексогена, служащих для инициирования ядерного топлива, как избавиться от лишних нейтронов, которые неизбежно будут разогревать бомбу, и как охладить устройство перед применением. У меня получилось уродливое сооружение, похожее на задний мост грузовика.

— Теперь — последняя проблема. Как доставить эту штуку до адресата? Самолетов-носителей и ракет не имеем. Придется, разобрав по частям, тащить его на себе диверсантам!

Сашок показал глазами на дверь, за которой скрылись Посол с генералом. Я отмахнулся:

— Ерунда! Это помещение и так прослушивается российскими спецслужбами.

В глазах моего собеседника мелькнул страх…

… Вскоре Президент Буш прислал поздравительную телеграмму в адрес Аскара Акаева по случаю его избрания Президентом Кыргызстана. Концовка телеграммы была очень интересной и вызвала недоумение многих в республике. Буш выражал надежду, что киргизский Президент будет придерживаться политики нераспространения оружия массового поражения!

Я был доволен:

— Нагнали мы-таки страху на господ империалистов!

90
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru