Пользовательский поиск

Книга Позывной – «Кобра» (Записки разведчика специального назначения). Содержание - Глава 11. Миротворческая операция «Каныкей»

Кол-во голосов: 0

Представитель органов безопасности Киргизии:

— Председатель ГКНБ Анарбек Бакаев пытается выяснить, с какой целью вице-президент Феликс Кулов вызвал тебя спецрейсом из Москвы и взял с собой в Таджикистан. (Ей-богу, Кулов здесь не при чем. Я сам к нему навязался).

Представитель российских погранвойск в Киргизии:

— Кази-Колон Таджикистана получил недавно от Иранского правительства крупную сумму денег в американских долларах. Афганцы перебросили на границу с Таджикистаном звено вертолетов на случай возможной эвакуации Кази-Колона. Вертолеты оснащены ракетами «Стингер». (Интересно, каким образом афганцы умудрились поставить «Стингеры» на вертолеты? И для чего, для воздушных боев с истребителями что ли? Не серьезно).

Глава 10. Неформалы

Как раз в эти дни в Бишкеке состоялась презентация новой общественной ассоциации «Национальное достоинство». Меня пригласили на совет учредителей и предложили должность вице-президента ассоциации. Поблагодарив за высокое доверие, я предложил ассоциации реализовать два мероприятия, имеющие для Кыргызстана жизненно важное значение: миротворческую операцию в Таджикистане и проведение в Оше международной конференции по безопасности в центрально-азиатском регионе.

Оба предложения были приняты единодушно. Имея столь солидную моральную, а главное, финансовую поддержку, я встретился с военным министром Уметалиевым. Внимательно выслушав, он попросил подготовить соответствующий документ для доклада Президенту Акаеву.

На следующий день я вручил ему несколько страниц рукописного текста с планом миротворческой операции под кодовым названием «Каныкей».

Глава 11. Миротворческая операция «Каныкей»

Тысячу лет назад юная таджикская принцесса с нежным именем Санни (Санирабийга) стала женой Великого киргизского хана Манаса. И было ей дано имя Каныкей, что означает «выданная за хана». Так что таджики приходятся нам, киргизам, родственниками по пра-прабабушкиной линии. Поэтому мы киргизы, в принципе имеем моральное право мирить их. Это право не дано ни казахам, ни узбекам. Тем более, что казахи, похоже, не очень-то и горят желанием ввязываться в эту разборку, а узбеков видеть не желают таджики. План операции «Каныкей» не был секретным, и его можно было даже опубликовать в прессе. О чем шла речь в этом документе? Как и в обычных стандартных планах были обозначены цели и задачи, силы и средства, тактика действий, ответственные лица и сроки исполнения.

Принципиальное различие между моим планом и подходом Феликса Кулова к миротворческой операции в Таджикистане заключалось в следующем:

1. Основная роль в операции отводилась не вооруженным силам, а миротворцам из «Красного креста» и других медицинских учреждений, МЧС, различным гуманитарным фондам, общественным организациям, духовным авторитетам и т. д.

2. Вооруженный отряд добровольцев должен был главным образом заниматься охраной миротворческой миссии и сопровождением гуманитарных грузов.

Численность вооруженных добровольцев на начальном этапе должна была составлять 40 человек на 8 бронетранспортерах, вместо 350 военнослужащих, как планировалось Куловым. Тем более, никто не мог толком ответить, сколько всего войск необходимо для миротворческой операции. Опыт Афганистана показал, что для полного контроля ситуации в воюющей стране недостаточно даже 100-тысячного контингента, оснащенного авиацией и оперативно-тактическими ракетами.

Организовав регулярную смену бойцов по скользящему графику например, через каждый месяц, с последующим отдыхом и психо-физиологической реабилитацией в санаторных условиях, можно было поддерживать высокий моральный дух отряда. Постоянно действующий штаб миротворческой операции в городе Оше и сеть опорных баз и пунктов управления в Таджикистане, например в расположении нейтральных подразделений российской 201 дивизии, позволял бы гибко реагировать на изменения оперативной ситуации с высоким коэффициентом полезного действия.

3. Сроки задействования миротворческих сил также никем серьезно не прорабатывались. Если же вернуться к афганскому опыту, война там для нас затянулась на 9 лет, и ей до сих пор не видно конца. Было бы наивно рассчитывать умиротворить таджиков в ближайшие месяцы и даже годы. Тем более, что десятки тысяч жаждущих мести беженцев оказались на сопредельной территории, убежденных в том, что имеют законное право вернуться обратно домой с оружием в руках. На той стороне оказались бывшие офицеры Советской Армии, органов КГБ и МВД, со многими из которых мы связаны узами боевого братства по Афгану, в чьих профессиональных качествах сомневаться не приходится. К тому же не следует забывать, что в Афганистане проживает от 3 до 5 миллионов таджиков, а это уже неисчерпаемый источник пополнения вооруженных отрядов оппозиции. Решение закрыть таджико-афганскую границу войсками СНГ может привести к противоположному результату. Это может быть расценено таджиками как ущемление их национального достоинства и стать мощным мобилизующим фактором для объявления «джихада» против «неверных и отступников».

Граница может превратиться в классическую линию фронта со всеми вытекающими последствиями. Хотя для боевиков таджикской оппозиции не составляет большого труда просочиться в Ферганскую долину через «прозрачные» границы других стран СНГ. Война будет приобретать все более изощренные формы и вконец разорит и без того скудные ресурсы молодых средне-азиатских государств. Не исключено, что рано или поздно, таджики объединятся в одно государство, и тогда какие отношения сложатся между нами?

4. Правовой основой для работы миротворческой миссии могут стать как нормативные акты ООН, так и законы «Шариата».

5. Для прекращения военных действий, возможно понадобится выкупать у населения оружие с немедленным и публичным его уничтожением. Придется выплачивать «Кун» за каждого убитого таджика, чтобы предотвратить кровную месть. А это потребует громадных финансовых средств. Не говоря уж о затратах на восстановление разрушенной инфраструктуры. За правильным расходованием средств и распределением гуманитарной помощи должны будут следить представители гуманитарных фондов и независимые наблюдатели из сопредельных государств, в том числе из Афганистана, Ирана, Пакистана, Китая. Для обеспечения безопасности властных структур на местах понадобится либо придавать им небольшие полицейские силы из состава миротворческого отряда, либо формировать дружины из местных жителей.

6. Привлечение к миротворческой миссии представителей всех сопредельных государств укрепило бы меры доверия между ними, и даже возможно в будущем создало несколько иной расклад политических сил в регионе, ослабив влияние некоторых сверхдержав.

7. Приток крупных финансовых средств и материальных ресурсов в регион позволил бы создать новые рабочие места. Подтолкнул бы к реконструкции и постоянной эксплуатации стратегической автомобильной дороги между Ферганской долиной и долиной реки Инд и таким образом, вывел бы Среднюю Азию к Индийскому океану.

8. Международная конференция по безопасности Центрально-Азиатского региона, которую предполагалось провести в Оше силами киргизских неформальных лидеров, должна была выработать стратегию и тактику этой миротворческой миссии, определить состав участников и порядок финансирования операции.

Планировалось построить работу конференции в трех секциях:

— в первой: политики, видные общественные деятели, и духовенство;

— во второй: военные и представители спецслужб;

— в третьей: бизнесмены (ну и естественно «братва», куда ж без нее? Тем более в Оше, в центре наркоторговли?).

Таким образом, в случае успеха, Кыргызстан руками общественных организаций сумел бы приобрести позиции и авторитет среди противоборствующих таджикских группировок. Официальная власть при этом формально сохраняла бы нейтралитет и невмешательство во внутренние дела Таджикистана.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru