Пользовательский поиск

Книга Позывной – «Кобра» (Записки разведчика специального назначения). Содержание - Стрельба раком

Кол-во голосов: 0

Пожалуй, штабная работа по организации этого процесса гораздо сложнее проведения непосредственно самого штурма. К сожалению, до сих пор нельзя похвастать четкой организацией штабной работы. Буденовск и Кизляр тому доказательство. Этому есть несколько причин.

Во-первых, начальство никогда не любило учиться. Так, за год нашей работы на полигоне, большие руководители появлялись там всего два-три раза. Образовался разрыв в системе боевой подготовки. Мы штурмовать умеем, а начальство не может нами толково распорядиться. Поэтому нужно учить все руководство, вплоть до Президента. У его помощника по вопросам безопасности должны быть несколько пакетов с подсказками, готовыми сценариями действий в различных нештатных ситуациях.

Во-вторых, личный состав боевых групп постоянно перемешивался. Начальству нужно отслеживать процессы, происходящие в коллективах, внедряя туда своих «штыков». А в слаженных и сплоченных коллективах никто друг друга не выдаст. Иногда руководить боевыми группами назначали «блатных» офицеров со стороны. Через полгода такие ребята уходили выше, уже имея в своей анкете соответствующую запись и репутацию крутого боевика. Карьера ему обеспечена! Хочу сразу оговориться, что большинство «блатных» были неплохими ребятами, прошли Афган и Анголу и горячие точки Союза. Служба в боевом подразделении оказала на них колоссальную положительную роль. С некоторыми потом доводилось встречаться в экстремальных условиях в самых невероятных местах.

В-третьих, отсутствие должного финансирования и слабое знание нужд и потребностей контртеррористических подразделений. Например, закупили нам партию защитных шлемов с пуленепробиваемыми стеклами. Решили мы их опробовать, а нам не дают. Говорят, выдадим непосредственно перед боевой операцией! Сумели все-таки настоять на своем, и оказалось, что они для наших условий не подходят. Каска из спецпластика легкая, а стекло тяжелое. Стекло постоянно запотевает, а каска плохо сидит на голове, съезжает на глаза при закрытом забрале или на затылок при открытом. Мы просили титановые шлемы фирмы ТИГ, как у «Альфы», по цене 1000 долларов за штуку, а нам купили пластиковые по 900. Оказывается, тыловики решили сэкономить. Кончилось тем, что все равно пришлось приобретать ТИГи. А пластиковые шлемы так и остались лежать на складе.

Впрочем, через такую болезнь роста прошла до нас и «Альфа», а после нас «Витязь». Обидно, что каждое подразделение доходило до всего своим умом, наступая на одни и те же грабли.

По отдельной программе начали отрабатывать способы вскрывания дверей. Типов дверей на свете существует великое множество: одностворчатых, двухстворчатых, раздвижных, двойных, усиленных, бронированных и т. д. На полигоне мы переколотили и раскурочили уйму дверей и оконных решеток с помощью взрывчатки, кувалды и гидравлических домкратов. Оказалось, что легче всего вскрывать двойные бронированные!

Таким образом получается, что рвать двери я научился у Лысюка. «Альфа» некоторые приемы переняла у нас. Лысюк признался, что кое-что подсмотрел у них. Все нормально, так и должно быть. Мы учились друг у друга.

Стрельба раком

Штаб распорядился составить заявку на боеприпасы на следующий учебный год. У меня получилось около 3500 патронов на человека. Через несколько дней собрали замбоев других отделов. У них оказались примерно такие же цифры. Тыловики, подсчитав количество боевых патронов, приходящихся на душу населения, впали в отчаяние.

— Получается, что ежедневно каждый «Вымпеловец» должен расстреливать по десять патронов! Включая отпуска, праздничные дни и командировки! Так не бывает!

Но мы дружно уперлись рогами и отстояли свои заявки.

Тир у нас небольшой. На каждый отдел отводится два часа времени. Если поставить стрелков из пистолета в классическую стойку, одновременно умещается всего четыре человека. Но мы стреляли не по классике:

— из-за укрытия с правой и левой руки;

— в движении,

— качая маятник;

— с кувырком через преграду;

— перекатываясь по полу;

— «флэш» по нескольким мишеням со сменой магазинов;

— из двух пистолетов одновременно;

— в кромешной темноте, на мгновение подсвечивая фонариком;

— на шум, с завязанными глазами и т. д.

Меры безопасности требуют, чтобы в тире работал один стрелок с инструктором, который может дать неожиданную вводную.

Разумеется, хорошим стрелкам достаточно отстреляться один раз. Показав нормальный результат, они отправляются восвояси. Если у кого-то прием не получается, заставляю в спортзале отрабатывать всухую до посинения, затем снова на огневой рубеж. У меня за поясным ремнем десяток снаряженных пистолетных магазинов. Прапорщик в соседней комнате только и занят тем, что набивает опустошенные. Таким образом, слабый стрелок за одно занятие может выпустить сотню пуль, пока не усвоит урок прочно.

Списание патронов тоже проводится не по наставлениям. Чтобы сократить процедуру получения боеприпасов, перед занятием каждый боец расписывается в пустой ведомости. В конце занятий, подсчитав расход патронов, равномерно делю их на всех и вписываю в ведомость. Начальство на это закрывает глаза.

Приемы стрельбы придумываю сам. Как-то один молодой лейтенант заявил, что выкрутасы в стрельбе не нужны.

Я ответил:

— Если понадобится, заставлю стрелять в позе раком!

— Не заставишь! Поскольку в боевой практике такого случая никогда не будет.

— Поспорим на ящик пива?

В предвкушении события, подтянулись ребята. Ударили по рукам.

— Завтра же составлю план занятий по штурму здания. Представь картину: боец группы захвата на подвесной системе спускается с крыши вниз головой, заглядывает в окно и видит, что террорист начинает резать заложника. Решает применить оружие. Ему придется стрелять в положении вниз головой. В тире прикрепить подвесную систему некуда. Поэтому придется отрабатывать приемы стрельбы раком!

Народ развеселился и погнал лейтенанта за пивом.

Прием «Трапеция»

Отрабатываем приемы стрельбы из длинных стволов. Раскладываю на огневом рубеже пять стволов: СВД, АКС-74, М-16, G-3, и FAL. Каждому бойцу в шапку высыпаю пригоршню патронов, по пять штук на каждый ствол. По команде он должен набить пять магазинов, зарядить оружие, произвести по одному выстрелу по пяти грудным мишеням, установленным на дистанции 100 метров. Щелкает секундомер. Проверяем попадания. Производим несложный подсчет, выводим коэффициент. У меня на это упражнение уходит минута 47 секунд. В силуэт мишени попадает примерно 50 процентов пуль.

Затем следующее упражнение. На стрельбище очерчен четырехугольник в форме трапеции. У каждого бойца четыре магазина, снаряженные десятью патронами. По команде он начинает движение под углом 45 градусов к мишеням, выпуская каждый шаг по одной пуле из штатного АКСУ. Через десять шагов меняет магазин и уже движется под углом 90 градусов к мишеням, продолжая стрельбу. Израсходовав второй магазин, пристегивает третий, поворачивается на 135 градусов. Теперь ему приходится стрелять, постоянно оборачиваясь. Затем под углом 270 градусов выпускает четвертый магазин, стреляя с неудобного положения с левого плеча. Подводится итог.

В этот момент на стрельбище оказался Командующий ВДВ Ачалов. Он интересуется результатами. Начальник отдела докладывает:

— Все в порядке, в среднем 50 процентов попаданий.

Командующий изумляется:

— Что-о?! Хваленный комитетовский спецназ каждую вторую пулю отправляет в «молоко»?! Да у меня солдат-первогодок выбивает десятки!

Еще больше он удивляется неожиданной реакции сопровождавшего его Руководства КГБ:

— Ну, допустим, лежа выбивать десятки дело нехитрое. Попробуйте в движении и на время. Если бы каждая вторая пуля поражала цель, войны на Земле давно бы закончились. А по статистике, в мире сейчас на каждого убитого расходуется по 50 тысяч патронов.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru