Пользовательский поиск

Книга Николай Кузнецов. Содержание - ГЛАВА 8

Кол-во голосов: 0

Вскоре уже без приключений разведчики подъехали к дому Ивана Приходько.

Разведчики действовали круглосуточно. Десятки зорких глаз прощупывали каждый эшелон… Танковая дивизия из Франции… Пехотная из Голландии… Моторизованная из-под Ленинграда… Ежедневно в дом Приходько стекалось множество самой разнообразной информации. Валя выходила на прямую связь с Москвой каждые несколько часов. Сеансы длились от пятнадцати до тридцати минут.

…Попытки немцев освободить зажатую в Сталинграде 6-ю армию окончились плачевно. Войска Манштейна были отброшены с большими потерями. Весь январь части Красной Армии добивали гитлеровские полки, расчлененные надвое, в самом городе. 31 января капитулировала группировка немецких войск во главе с самим командующим 6-й армией фельдмаршалом Паулюсом, 2 февраля сложила оружие и южная группировка.

Красная Армия перешла в решительное наступление. Началось освобождение Кавказа, Верхнего Дона, Украины. Советские дивизии непосредственно стали угрожать гитлеровским войскам в Донбассе.

Теперь уже фашистские эшелоны с подкреплениями: живой силой, боеприпасами, военной техникой потянулись на линию Полтава – Харьков – Павлоград. И снова разведка…

Николай Кузнецов, который давно пользовался квартирой Ивана Приходько, нередко принимал здесь же своих немецких приятелей. Его не совсем пренебрежительное отношение к хозяевам в глазах соседей оправдывалось тем, что супруги Приходько считались фольксдойче. В эти дни он чаще обычного заходил домой, и не только, чтобы передать Вале листок с очередными разведданными, но и с целью приободрить девушку, прикрыть ее в случае какой-либо неприятности.

Предусмотрительность разведчика была не лишней, и беспокоился он не зря. Как и следовало ожидать, уже через несколько дней гитлеровцы установили, что в городе интенсивно работает подпольный радиопередатчик. На улицах Ровно появились неуклюжие высокие автомобили с характерными кольцами антенн радиопеленгаторов на крышах. Квартал за кварталом обшаривали они город, нащупывая ту единственную точку, откуда уносили за тысячи километров радиоволны информацию о происходящем в немецком тылу.

Потом начались облавы. Не обычные повальные, без определенной задачи, а вполне целеустремленные. Искали подпольную рацию. И вот однажды грузовики с солдатами т мышиного цвета мундирах появились и в районе, где работала Казачка.

Врывались в дома, рыскали по всем закоулкам, переворачивали мебель, заглядывали в подполы и погреба. Правда, никого не арестовывали. Видимо, в гестапо по почерку неизвестного радиста поняли, что работает хорошо законспирированный связист, и добирались именно до него.

Дошла очередь до дома № 6. Громыхая сапогами, в квартиру Ивана Приходько ввалились несколько солдат под командой фельдфебеля и… вытянулись в струнку. За столом в гостиной беседовали эсэсовский офицер в черном мундире и пехотный лейтенант. Эсэсовец был самый настоящий – хорошо известный в городе сотрудник гестапо гауптштурмфюрер Петер фон Диппен.

Фельдфебель подбросил руку в приветствии и доложил фон Диппену, как старшему по званию из двух офицеров, что где-то в ближайших домах работает русский передатчик. Эсэсовец снисходительно махнул рукой и пожелал фельдфебелю удачи в поисках.

Солдаты ушли. Словно не придав никакого значения их визиту, Кузнецов продолжил прерванный разговор.

Эсэсовец был для Николая Ивановича ценным источником информации. Фон Диппен постоянно и безнадежно нуждался в деньгах. Был он тщеславен, весьма ценил «радости жизни», но соизмерять их со своим жалованьем не умел. Используя слабости фон Диппена, Кузнецов регулярно его «подкармливал»: одалживал на неопределенный срок деньги, а чаще всего расчетливо, чтобы не бросалось в глаза, проигрывал в карты. Делал он это умело, создавая видимость настоящей игры, чередуя выигрыши с проигрышами, в конечном итоге – в пользу Диппена.

В служебные обязанности гауптштурмфюрера входили надзор и наблюдение за служащими РКУ и офицерами негерманского происхождения: голландцами, австрийцами, поляками, чехами и прочими. Характеристики, которые он в «случайно» завязываемых Зибертом разговорах давал своим подопечным, не раз оказывались для разведчика весьма полезными. Выкачивал Кузнецов из эсэсовца множество и другой информации: ночные пароли, даты и районы облав, новые распоряжения военного коменданта, рейхскомиссариата, сведения о перемещениях в личном составе ровенской администрации и тому подобное.

…День за днем Валя Казачка снова и снова выходила в эфир. Снова и снова летели в далекую Москву точки и тире из-под ее пальцев.

И вот однажды…

Шел срочный, внеочередной сеанс. Из разных источников поступили сведения исключительной важности, позволяющие предполагать, что на Украину из Западной Европы спешно перебрасывается лучшее в фашистской армии крупное соединение: заново вооруженный, отдохнувший танковый корпус СС. В его состав входили дивизии «Адольф Гитлер», «Мертвая голова», «Рейх».

Чтобы удержать Донбасс и остановить Красную Армию на границах Украины, немецкое верховное командование спешно создало новую группу армий «Юг». В ее состав были переданы оперативные группы «Кампф» и «Холлидт», две танковые армии. В «Юг» вошли тридцать танковых и моторизованных дивизий – почти половина всех подвижных фашистских соединений на Восточном фронте! Командующим группой «Юг» Гитлер назначил все того же генерал-фельдмаршала Манштейна.

В феврале Гитлер лично прибыл в Запорожье, где провел трехдневное совещание с высшим генералитетом. Присутствовали Манштейн, Клейст, Йодль. Фюрер требовал одного: остановить любыми средствами Красную Армию и перейти в контрнаступление.

Накануне планируемой операции Гитлер обратился к войскам группы армий «Юг» с призывом проявить чудеса доблести и героизма. «Исход сражения мирового значения зависит от вас. Нынешняя и будущая судьба германского народа решается за тысячи километров от границ империи. Основная тяжесть войны ложится на ваши плечи». Так писал Гитлер в приказе, тщетно пытаясь вдохновить свою армию перед тяжелыми боями.

Некоторые данные, касающиеся указанных событий, и должна была передать Валя Казачка во время срочного сеанса связи с Москвой. Николай Иванович, чтобы не мешать напряженной работе радистки, рассеянно листал страницы какого-то иллюстрированного немецкого журнала, время от времени поглядывая в окно. Измотавшийся за тяжелый день, только что вернувшийся из Здолбунова с разведывательными сведениями Николай Приходько воспользовался случаем, чтобы хоть полчаса отдохнуть на диване. И вдруг Николай Иванович сорвался со стула:

– Гости!

Действительно, шагах в ста по противоположной стороне улицы шли к дому два офицера из числа новых друзей лейтенанта Зиберта. Один держал в руках большой бумажный сверток.

Сами по себе эти гости не были опасны, но только не во время передачи, которую нужно было завершить во что бы то ни стало. Не отрывая руки от ключа, девушка вопросительно посмотрела на Кузнецова. Прерывать исключительно важный сеанс из-за визита двух собутыльников Николай Иванович не мог.

– Быстро раздевайся – и в постель. Рацию под кровать. Ключ под одеяло. Ты больна. Понятно? Николай – на кухню. Будь наготове.

Через минуту Валя была в кровати. Хладнокровной девушке все было понятно, кроме одного. Что делать с наушниками? Они не ключ, которым можно работать и под одеялом, их место на голове.

Но Кузнецов уже стремительно возвращался из соседней комнаты с ватой и бинтом.

– Ты очень страдаешь, у тебя болят зубы, ты даже не можешь говорить. Понятно?

И вот уже на наушники, чтобы заглушить их комариный писк, наложены толстые ватные тампоны, поверх тампонов плотно намотан широкий бинт и шерстяной платок. Валя сразу стала похожа на ребенка, заболевшего детской болезнью – свинкой. Кузнецов, быстро закончив перевязку, знаком показал девушке, чтобы она продолжала работать.

Через полминуты в дверь уже стучали посетители. Открыв, Пауль Зиберт широко развел руками:

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru