Пользовательский поиск

Книга Мадонна — неавторизированная биография. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Глава 22

«Мне бы хотелось переспать с ней (Марлен Дитрих) тогдашней. В ней было ощутимо нечто мужское, но она сохранила сексуальную привлекательность».

Действительно, что за начало нового года! Пока бушевали страсти из-зa клипа «Оправдай мою любовь», Вуди Аллен, известный своей нелюбовью к прессе, предложил Мадонне небольшую роль цирковой акробатки в своем новом фильме «Мгла и туман». Она приняла предложение, но атмосфера на съемочной площадке теперь была иная. Ее слава воздвигла непроницаемую стену между нею, другими актерами и съемочной группой, она уже не могла перебрасываться с ними шуточками. «Я чувствую, как рабочие и осветители смотрят на меня, — жаловалась она. — Я прямо кожей ощущаю их взгляды. Они смотрят на меня не как на актрису, а как на икону, и это безумно меня изматывает».

Не помогло и то, что Аллен почти не вмешивался в работу актеров. В начале ей было тяжело с ним работать, пока она не поняла, что его стиль работы — дать актеру быть самим собой, привнести в роль свою неповторимую индивидуальность. «Поначалу я чувствовала себя не в своей тарелке, — признавалась она. — Указаний почти не давали, и такая свобода ошеломляла. Но Вуди прекрасно видит, на что вы способны. Он помогает проявиться тому, что в вас заложено». Позднее «Ньюсдей» писал, что Аллен подсократил сцены с участием Мадонны, найдя ее игру потенциозной; Аллен ответил горячим опровержением. «Все это выдумки, — сказал он. — Ни единого ее кадра не было вырезано, даже мысли такой не возникло. Она превосходно сыграла свою роль». То была высокая похвала от знаменитого отшельника кино, но она не могла утешить боль, которую Мадонна испытала вскоре после Валентиновна дня. 18 февраля бульварная газета сообщила, что Тони Уорд трусливо, в тайне от Мадонны, женился на другой женщине.

Уорд уже год встречался с модельершой Амалией Пападимос, когда Мадонна загасила сигарету о его спину на своем тридцатидвухлетии. Без ведома своей беременной невесты Джейми Харрис Уорд навещал Пападимос всякий раз, когда летал в Нью-Йорк на демонстрацию моделей одежды. Опасаясь встречаться с Пападимос, австралийкой греческого происхождения, в Лос-Анджелесе, где она могла столкнуться с Мадонной, Уорд вызвал ее в Лас-Вегас на несколько дней поразвлечься. Короткое их свидание переросло в брак. Уорд и Пападимос стали мужем и женой в лас-вегасском «Уэддинг гарденс» 21 августа — спустя пять дней после того, как он сошелся с Мадонной. Он туту же отослал Пападимос обратно в Нью-Йорк, а сам ввернулся в Лос-Анджелес, видимо, для того, чтобы закончить кое-какие дела. Но стоило Мадонне тепло встретить его после «деловой поездки», как Уорд понял, что совершил «ужасную ошибку», женившись на Пападимос. Он мог спрятать молодую жену от Мадонны, но утаить от Пападимос свою связь с Мадонной было непросто. Уорд уверил ее, что его отношения с самой знаменитой женщиной в мире носят чисто платонический характер, но с течением времени даже легковерной Пападимос стало ясно, что Уорд и Мадонна связаны любовными узами.

«Я вышла за него, — сказала Пападимос, — по любви. Я любила его и вышла замуж не для того, чтобы таким способом зацепиться в Америке, не забудьте мы с Тони встречались целый год и очень любили друг друга. Я даже собиралась увезти его в Австралию на медовый месяц и представить родителям». Но этому не суждено было осуществиться. Газетенка, сообщила о том, что Уорд женат, предположила, что Мадонна, узнав об этом, будет «рвать на себе свои белокурые волосы». И не ошиблась. Мадонна не понимала, как Уорд мог без зазрения совести лгать ей практически с первого дня их знакомства. Несколько раз, когда она заводила с ним разговор о браке, он поспешно менял тему. Теперь она понимала почему. Отчаянные мольбы Уорда не тронули Мадонну. Как заметил однажды один из друзей, «стоит сделать что-либо ей наперекор, и вы перестаете существовать для нее». Идеальный любовник Мадонны, бессильный оправдаться в том, что любил другую, похоже, стал для нее пройденным этапом. С Шоном Пенном это никак не удавалось. Мадонна по-прежнему не могла спокойно слышать, когда при ней произносили его имя, а корреспонденту «Вэнити Фер» она призналась, что ей нравится «перебирать белье Пенна, нравится складывать его носки. И знаете, что я люблю? Я люблю выдергивать ниточки из марлевой занавески». Когда она смотрела «Благодать», где главные роли исполняют Пенн и его новая любовница Робин Райт, у Мадонны, по собственному признанию, возникло такое чувство, будто «вторглись на ее территорию». Ей хотелось крикнуть: «Руки прочь, сука! Это мой бывший муж!» Райт тогда уже ждала ребенка от Пенна. Тем не менее было видно, что он чувствует, будто вторгаются на его территорию, когда речь шла о бывшей миссис Пенн. После чествований Роберта Де Ниро нью-йоркским Музеем кинематографии Пенн присутствовал на приеме, данном по окончании официальной части в «Трибека-грил», где собирались Джереми Айронз, Мэтт Диллон, Пенни Маршалл, Лайза Минелли и другие знаменитости. Присутствовал там и Джон Ф.Кеннеди младший; увидев Пенна, болтавшего с приятелем, он протянул ему руку и представился. «Я не знаю, кто вы, — ледяным тоном ответил Пенн. — Вы еще не принесли мне извинений». Кеннеди нечего не сказал в ответ и отошел. Ясно, Пенн все еще не забыл разговоров насчет Кеннеди и Мадонны в те времена, когда она была его женой. На другое утро Кеннеди получил похоронный венок из белых роз с черно-золотой лентой, на которой была надпись: «Мои искренние соболезнования». На карточке стояло только: «Джонни, я слышал о том, что произошло вчера вечером». И подпись: "М".

Столкновение Пенна и Кеннеди совало с появлением еще одной большой статьи в «Вэнити Фер». Вновь Мадонна вызвала тень легендарной любовницы отца Кеннеди. Статью под названием «Неприкаянная» сопровождали два снимка Мадонны в обнаженном виде из коллекции «Дань восхищения Норме Джин». Теперь, когда кругосветное турне, «Оправдай мою любовь» и Тони Уорд ушли в прошлое Мадонна могла снова сосредоточиться на своей карьере и кино. На той же неделе, когда произошел ее мучительный разрыв с Уордом, она в переполненном звездами зале лос-анжелесского Музыкального центра, на гала-концерте, устроенном в честь Эндрю Ллойда Уэббера, вручала ему награду. Главная соперница Мадонны по «Эвите», Мэрил Стрип, сошла с дистанции, и Мадонна вновь заняла внутреннюю дорожку. То, что награду вручала Мадонна, льстило самолюбию Ллойда Уэббера, и Мадонна надеялась извлечь из этого выгоду. Тем вечером, приводя себя в порядок перед зеркалом в дамской комнате, Мадонна обронила: «Жаль, что Энди успел жениться. Я не могу претендовать на роль его третьей жены». «Вы ничего не теряете, — сказала дама у нее за спиной. — Вы можете найти себе что-нибудь получше». Тут Мадонна узнала говорившую, это была Сара Брайтмен, вторая жена Ллойда Уэббера, с которой тот недавно развелся, исполнительница заглавной роли в «Призраке оперы». Барбара Стрейзанд, сама не имевшая шансов сыграть Эвиту, продвигала, как поговаривали, на эту роль Брайтмен, превознося ее как блистательную певицу. Мадонну это не слишком беспокоило; Брайтмен никогда не снималась в кино и не могла обеспечить кассового успеха. Тем не менее, Стрейзанд своими хлопотами за британскую актрису едва ли снискала любовь Мадонны. Мадонна поз0вонила ей и открытым текстом посоветовала ей «не выступать». В глазах голливудского истеблишмента Мадонне еще надо было доказать, что на нее можно ставить как на актрису. «Дик Трейси», конечно, укрепил ее позиции, но даже эта победа оказалась подмоченной, после того как Джеффри Катценберг из компании Диснея в свое м знаменитом «конфиденциальном» меморандуме осудил спиралеобразный рост стоимости кинопроизводства. В этом документе, который стал достоянием гласности, каким-то образом попав в «Нью-Йорк Таймс», он выразил сомнение, что время, энергия и деньги, которые были вложены в «Дика Трейси», в итоге оправдались. Мадонна неспроста согласилась исполнять 25 марта получившую «Оскара» песню Стивена Сондхейма «Рано или поздно (он всегда возвращается ко мне)». Церемония была организована Академией киноискусства. В самом начале Мадонна столкнулась с проблемой, которая встает перед каждой подлинной кинозвездой: найти достаточно знаменитого напарника для предстоящего шоу. Круг претендентов быстро сузился до единственной звезды, чей блеск был сопоставим с ее собственным, — Майкла Джексона. За неделю до события Мадонна и Джексон встретились в модном ресторане Лос-Анджелеса «Плющ», чтобы обговорить свои действия в Великий День. Джексон был в своих знаменитых темных очках и, едва они уселись, Мадонна перегнулась через столик, сорвала очки и небрежным жестом швырнула их через зал. «Ты теперь со мной, — сказала она. — Я хочу видеть твои глаза». Когда Джексон задержал взгляд на вырезе ее платья, Мадонна взяла его руку, прижала к своей груди и не отнимала несколько секунд. Мадонна и Джексон уже давно заворожено приглядывались друг к другу. В конце концов, оба они были непревзойденными поп-звездами и потому, как мало кто другой, могли понять друг друга. Джексона привлекала сверхъестественная способность Мадонны постоянно обновлять свой образ и ее умение «задавать тон» в индустрии развлечений. Он также завидовал ее успеху. «Не столь уж она хороша, — жаловался он приятелю после того, как в 1989 году ее назвали Актрисой десятилетия (на церемонии награждения Мадонна выразила свою признательность тем, что лизнула приз). — Подойдем непредвзято: певица она никудышная. Она всего-навсего отличная танцорка. В чем ее сильная сторона? В том, что она знает, как подать себя. Вот и все».

92
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru