Пользовательский поиск

Книга Красавцы советского кино. Страница 48

Кол-во голосов: 0

Абдулов вернулся обратно в Фергану и не стал мудрствовать лукаво: с первого же захода поступил в педагогический институт, на факультет физкультуры. По его словам:

«В институте все считали, что я очень богатый, и многих это раздражало. Дело в том, что я обедал в ресторане. Просто мы с приятелями подсчитали, что за полтора рубля можно съесть шурпу, плов и выпить бутылку минеральной воды. Получалось и вкуснее, и дешевле, чем в любой столовке. А по ночам вагоны разгружали…»

Между тем отец продолжал бередить душу младшего сына театром и часто привлекал его к работе на сцене. Одно время Александр даже работал рабочим в театре — сколачивал декорации, ремонтировал сцену. В конце концов любовь к театру в нем пересилила все остальные увлечения, и он оставил физкультурное поприще. На следующий год Абдулов вновь отправился в Москву, и на этот раз его приезд был удачным — он был принят в ГИТИС на курс известного актера и режиссера Художественного театра Иосифа Моисеевича Раевского.

Буквально с первых же дней своего пребывания в столице Абдулов бросился доказывать всем, какой он гениальный. В нем тогда было много провинциальных комплексов, в том числе — ненависть к москвичам, «золотой молодежи». Он считал себя талантливым и незаслуженно обойденным вниманием кинематографистов и поэтому чуть ли не ежедневно обивал пороги «Мосфильма». Однако вершиной его творчества тогда были роли солдат, которые бегут в общем строю и орут громогласное «ура». Так продолжалось до 1973 года, пока режиссер Михаил Пташук не заметил долговязого студента Абдулова и не пригласил его на крошечную роль десантника Козлова в свою картину «Про Витю, про Машу и морскую пехоту». Таким образом, благодаря помощи своего одностихийца состоялся дебют Абдулова в кино.

А буквально через несколько месяцев после этого его пригласил в свой фильм уже однокомандник Змеи — Петух. Речь идет о режиссере Александре Митте и его картине «Москва, любовь моя», где студент второго курса Александр Абдулов сыграл крохотную рольку счастливого жениха.

Что касается обычной жизни, то она для Абдулова складывалась на редкость бурно. В это понятие входят и коллективные возлияния, и драки, и приводы в милицию, и, конечно же, любовь, которая в жизни Змеи занимает важное место. Поэтому в Москве 70-х у Абдулова случилось сразу несколько любовных историй, каждая из которых оставила свой след в его судьбе. Например, его первой девушкой в Москве была некая Таня — медсестра из роддома на Таганке. Она снабжала Александра липовыми медицинскими справками, которые помогали ему… прогуливать занятия. А вскрылись эти махинации неожиданно. Однажды староста группы Володя Григорьев попросил Абдулова принести очередную справку, чтобы отнести ее в деканат. И там какой-то дотошный канцелярист обратил наконец внимание, что на справке стоит печать… роддома. «Лавочка» Абдулова закрылась.

Другая любовная история нашего героя едва не закончилась трагедией. Он тогда сильно влюбился в очередную девушку, а она предпочла ему другого — студента того же театрального вуза. Узнав про это, Абдулов пришел в общежитие, закрылся в своей комнате и… вскрыл себе вены. Он уже терял сознание, и жизнь медленно уходила из него, стекая тоненькими струйками в эмалированный таз, когда судьбе было угодно послать ему спасение в лице соседа по комнате. Тот раньше времени вернулся в общагу и, почувствовав неладное, взломал дверь комнаты, где истекал кровью Абдулов.

В 1974 году Абдулов сыграл свою первую главную роль в кино. Правда, фильм был короткометражный и снимался на периферийной студии — «Новосибирсктелефильме» — и назывался «Вера и Федор». Роль последнего и суждено было исполнить Абдулову. Режиссером ленты был Виталий Гонов.

В 1975 году Абдулов учился на четвертом курсе ГИТИСа и довольно успешно сыграл в дипломном спектакле «Бедность не порок» Гордея Торцова. Именно в этой роли его заметил один из ассистентов режиссера Театра имени Ленинского комсомола и пригласил в театр для проб на роль лейтенанта Плужникова в спектакле «В списках не значился…». Абдулов, естественно, пришел, произвел впечатление на нового главрежа театра Марка Захарова. В итоге студент Абдулов был утвержден на роль Плужникова. Как вспоминал сам актер:

«Захаров почему-то меня заметил сразу (не почему-то, а именно по причине круглой астрологической гармонии. — Ф. Р.). Он один в меня поверил, взял мальчишку, идиота напуганного, с четвертого курса ГИТИСа и тащил, хотя его все отговаривали…»

Именно Марк Захаров снял Абдулова в его первой по-настоящему большой роли в кино. Речь идет о 4-серийном телефильме «12 стульев», который снимался летом — осенью 1976 года и где наш герой сыграл инженера Эрнеста Павловича Щукина — мужа небезызвестной Эллочки-людоедочки. Там Абдулову впервые в кино пришлось обнажиться: в эпизоде, где его герой оказался голым на лестничной площадке, после того как попытался докричаться до дворника и случайно захлопнул входную дверь. Именно там, плачущего и намыленного, его и застает Остап Бендер (Андрей Миронов).

Кстати, во время съемок в этом фильме Абдулов едва не погиб в авиакатастрофе. Вот как об этом вспоминает актер Георгий Мартиросян:

«Я отчетливо помню тот день 28 ноября 1976 года. Мы летели из Москвы в Питер. Билеты нам всегда делала знакомая Лена из «Интуриста» так, что нас кругом сажали первыми. В тот день была жуткая погода, все рейсы задерживали. Мы занимаем свои места, салон еще пустой, сидим так минут двадцать. Потом появляется бортпроводница: «Вам нужно пересесть в другой самолет, он полетит первым». Мы пересаживаемся и спокойно улетаем. А через два дня, когда уже вернулись в Москву, мне звонит Лена и запинающимся голосом спрашивает: «Это ты?» Я говорю: «Да». — «Нет, это точно ты?» — «Да точно я!» И тут она рассказывает, что самолет, на который нам достала билеты, упал в Шереметьево при взлете. Тогда про это вышла только одна маленькая заметка в «Известиях»…»

Премьера телефильма «12 стульев» состоялась на исходе года Дракона — в январе 1977 года. А с 18 февраля начался «именной» год Змеи, который стал для Змеи-Абдулова поистине «звездным» — на экраны страны один за другим вышли сразу три фильма с его участием. Назовем их все: «72 градуса ниже нуля» (Ленька Савостиков), т/ф «Капитанская дочка» (главная роль — Петр Гринев), «Золотая речка» (доктор Рогов). Громче всех прогремят две последние ленты.

Экранизацию знаменитого пушкинского произведения на ЦТ осуществил режиссер Павел Резников. Актерский ансамбль подобрался прекрасный. Например, роль Маши, в которую был влюблен герой Абдулова, сыграла Елена Проклова, в роли Швабрина снялся Леонид Филатов, Пугачева — Владимир Самойлов.

В «Золотой речке», жанр которого относится к истерну (то есть вестерну по-советски), Абдулов сыграл уже несколько иную роль. Нет, она опять была из разряда положительных, но не совсем героическая — это был очкастый юноша-доктор, влюбленный в главную героиню (Евгения Симонова). Кстати, никаких особенных романтических сцен между Абдуловым и Симоновой в этом фильме не было, но они очень скоро появятся в другом их совместном фильме — «Обыкновенное чудо», о котором речь пойдет чуть ниже.

Раз уж дело коснулось любви, то заметим, что на момент работы в «Золотой речке» (а фильм снимался в июле — ноябре 1975 года, и получил за него наш герой 1025 полновесных советских рублей) сердце Абдулова было занято другой женщиной. Причем была она иностранкой — гражданкой США, которая работала в Москве вице-президентом крупного банка. Их отношения зашли настолько далеко, что в один прекрасный день Абдулова вызвали на Лубянку. Он не на шутку испугался, однако, как оказалось, чекисты не собирались его трогать. Вместо этого они стали просить его не бросать свою возлюбленную, а, наоборот, еще теснее сблизиться с ней. «Но зачем?» — искренне удивился Абдулов. «После этого нам с вами будет легче работать вместе, — объяснили ему чекисты. — Ведь ваша любовница — шпионка. Мы давно за ней наблюдаем. Теперь к этому делу присоединитесь и вы. Нам важно знать о ней буквально все — с кем встречается, кто ее навещает, о чем они говорят».

48
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru