Пользовательский поиск

Книга Год 1942 — «учебный». Содержание - Сталинградские университеты

Кол-во голосов: 0

Сталинградские университеты

…Что греха таить — в сорок втором мы еще не умели воевать и управлять войсками так, как научились потом.

Маршал Н. И. Крылов

Начало оборонительного периода Сталинградской битвы принято отсчитывать с 17 июля 1942 года, когда передовые части 6-й немецкой армии генерала Паулюса вошли в соприкосновение с войсками 62-й армии генерал-майора В.Я. Колпакчи на рубеже реки Чир.

Советскому командованию к середине июля наконец-то стало ясно, что противник не собирается поворачивать свои силы на север и северо-восток, а стремится прорваться к Волге в районе Сталинграда, захватить этот важный стратегический пункт и крупнейший про мышленный район и перерезать коммуникации, связывающие центр страны с Кавказом. Разбитые и отступающие войска Юго-Западного и Южного фронтов были не в состоянии остановить врага. [473]

На Сталинградское направление Ставка выдвинула из своего резерва 62, 63 и 64-ю армии. Они вошли в Сталинградский фронт, созданный 12 июля на базе управления ЮЗФ. В состав фронта вошли также 21-я общевойсковая и 8-я воздушная армии. Командующим фронтом утвердили Тимошенко, членом Военного совета — Хрущева, начальником штаба — Бодина. Сюда же влились вышедшие из окружения части 28-й и 38-й армий. В оперативное подчинения фронта была передана Волжская военная флотилия.

Всего к 20 июля Сталинградский фронт располагал 38 стрелковыми и тремя кавалерийскими дивизиями, восемью стрелковыми бригадами. Из них 18 дивизий были свежими и полностью укомплектованными личным составом и артиллерией (в трех новых армиях имелось 3710 орудий и минометов), шесть дивизий насчитывали от 2500 до 4000 человек, а 14, прошедших путь от Донца и Оскола, — от 300 до 1000 человек и были совершенно небоеспособными.

В составе Сталинградского фронта действовали также 13, 22, 23 и 28-й танковые корпуса, 3-й кавалерийский корпус, 14 отдельных танковых бригад и 9 отдельных танковых батальонов.

В 8— й воздушной армии имелось 454 самолета. Кроме того, здесь действовало 210 бомбардировщиков дальней авиации и 60 истребителей 102-й авиадивизии ПВО. С 20 июля по 17 августа прибыло еще 23 авиаполка общей численностью около 450 самолетов.

Таким образом, к началу оборонительной операции в распоряжении Тимошенко находилось 540 тыс. человек, свыше 1000 танков, 734 самолета. Кроме того, в резерв штаба фронта в это же время передавались еще 8 стрелковых дивизий, переброшенных с Дальнего Востока, и вновь сформированная 57-я армия под командованием генерал-майора Д.Н. Никишева. 22 июля было принято решение о создании в составе фронта 1-й и 4-й танковой армий смешанного состава на базе управлений и тылов 38-й и 28-й армий, четырех танковых корпусов и прибывших стрелковых соединений. [474]

Можно сделать вывод о том, что никакого количественного превосходства и в данном случае наступавшая сторона не имела. А главное, как указывал А. Самсонов в своей брошюре, посвященной 10-летию Сталинградской битвы:

«Верховный Главнокомандующий Советскими Вооруженными Силами товарищ Сталин с прозорливостью великого полководца своевременно разгадал планы немецко-фашистского командования. И.В. Сталин противопоставил авантюристическим замыслам врага свой стратегический план разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, разработанный с учетом реальных возможностей и конкретных условий обстановки. В основе этого гениального плана лежала идея активной обороны с последующим переходом в контрнаступление. Для практического осуществления сталинского плана необходимо было в затяжных оборонительных боях обескровить противника и любой ценой удержать Сталинград, чтобы создать благоприятные условия для перехода к успешному контрнаступлению».

В 1941 году Сталин заманил вермахт под Москву и там «загубил» лучшие его войска, в 1942 году столь же гениально Верховный заманивал немцев к Волге. Так что все идет по плану — быть и товарищу Самсонову академиком.

Перед Сталинградским фронтом стояла задача, обороняясь в полосе шириной 520 км — от Павловска по левому берегу Дона до Клетской и далее на юг через Суровикино к Верхне-Курмоярской — остановить дальнейшее продвижение противника. На подступах к Сталинграду возобновилось начатое осенью 1941 года и заброшенное было после зимних побед Красной Армии строительство оборонительных рубежей. Руками 225 тыс. сталинградцев сооружались 4 оборонительных обвода: внешний, средний, внутренний и городской. Формировались отряды народного ополчения, истребительные батальоны и группы противовоздушной обороны. [475]

Непосредственно в большой излучине занимали оборону 62-я и 64-я армии, имея десять стрелковых дивизий, две морские стрелковые и три танковые бригады, восемь курсантских полков, шесть отдельных танковых батальнов — 160 тыс. человек, 2200 орудий и минометов, около 400 танков. Передовые отряды были выброшены на рубеж рек Чир и Цымла, основные силы размещались на правом берегу Дона по линии Клетская, Суровикино, Верхне-Курмоярская.

Что касается оценки противника, то, стремясь одновременно продемонстрировать и советскую мощь, и «могутность» противника, наши исторические корифеи, жилины и самсоновы, совсем запутались. Фундаментальный труд «История Второй мировой войны)» на с. 155 пятого тома сообщает:

«Немецко— фашистское командование настолько было уверено в быстром и легком захвате Сталинграда, что сочло даже возможным взять из наступавшей на Сталинградском направлении 6-й армии несколько соединений и передать их в состав армий, действовавших на других направлениях и вывести в резерв. В итоге состав этой армиик 17 июля сократился по сравнению с началом месяца с 20 до 13 дивизий. Из подвижных, соединений в ней осталась только одна моторизованная дивизия (курсив наш.-Авт.)».

Ровно через 3 страницы коллектив авторов ошарашивает совершенно другими данными:

«К 17 июля на Сталинградском направлении наступало 14(?) дивизий 6-й немецкой армии, в которых насчитывалось около 2 70 тыс. человек, 3 тыс. орудий и минометов (калибром 75мм и крупнее) и около 500 танков (курсив наш. — Авт.}».

Непонятно, это в «только одной мотодивизии» — 500 танков? Ну и конечно, здесь же весь 4-й воздушный флот — «всего до 1200 самолетов», и снова «немецко-фашистские войска превосходили советские…» во столько-то раз.

Так вот, если быть совсем точным, к 17 июля на Сталинградском направлении наступали 3 пехотные дивизии 8-го армейского корпуса генерала Гейтца. [476]

19 июля германские войска смяли советские заслоны и начали втягиваться в большую излучину Дона, Паулюс рассчитывал дойти до Сталинграда и захватить город с ходу к 25 июля.

«Для немцев вопрос занятия Сталинграда и выхода к Волге казался решенным. Срок определялся просто: надо было только разделить длину оставшегося пути на среднюю величину суточного продвижения. Произведя эту нехитрую выкладку, Гитлер объявил миру день занятия Сталинграда».

Между Доном и Волгой

С интересом приглядывался к обстановке прибывший на фронт заместитель командующего 64-й армией генерал В.И. Чуйков. До 1942 года он находился в Китае в советниках у Чан Кайши, по сталинскому выражению, «дергал за хвост японского тигра руками китайских товарищей». На этой новой для него войне генерал был еще новичком и поэтому старательно вспоминал, чему его учили в Военной академии:

«По всем нашим уставам и наставлениям, обороняющийся должен прежде всего оценить противника и местность, на которой он решает принять бой или сражение, и разместить свои силы в наивыгоднейшем положении. Для обороняющихся местность всегда должна быть союзником, она должна ему дать тактические выгоды для контратак, для использования всех огневых средств, для маскировки.

В то же время местность должна по возможности затормозить движение и маневр наступающего, а при инженерном обеспечении — сделать ее недоступной для танков, чтобы наступающий не имел скрытых подступов и как можно дольше находился под огнем обороняющегося».

107
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru