Пользовательский поиск

Книга Берия. Содержание - Как он начинал

Кол-во голосов: 0

Антон Антонов — Овсеенко

Берия

Как он начинал

На службу в тайную полицию приходят разными путями, некоторые -совершенно случайно, иные — по призванию Лаврентий Берия был рожден длягрязных дел. Провокатор и жулик проснулись в нем в детские годы, еще в Сухумском начальном училище. Редкая кража или донос совершались без его личного участия — прямого или косвенного. В нем гармонично уживались подлость и мздоимство Похитив папку с характеристиками записями о поведенииучеников, он подвел классного наставника под увольнение, а сам устроил распродажу документов. Через подставных лиц, разумеется.

Эта дерзкая операция пятнадцатилетнего подростка сделала бы честь любому зрелому негодяю Многообещающее начало.

По окончании Сухумского училища Берия переезжает в Баку и поступает в местное техническое училище.

Летом 1917-го его отправляют на румынский фронт с армейской политехнической частью, но уже через полгода он вернулся и представил официальную справку об освобождении от воинской службы по болезни. Лаврентий Берия вступил в партию большевиков в 1919 году двадцатилетним юношей (В официальной биографии он значится большевиком с марта 1917 года). Секретарем Кавказского бюро РКП (б) в Баку был старый подпольщик Виктор Нанейшвили, опытный конспиратор Кавбюро охватывало все Закавказье а также Чечено-Ингушетию, Дагестан и Северный Кавказ Подпольное бюро находилось в захваченном мусаватистами Баку, на Телефонной улице около немецкой церкви — кирхи.

Помещение сняли на имя Мирзы Давуда Гусейнова, преданного партии товарища. Нанейшвили появлялся там редко, он жил на окраине, за Черногородским мостом, квартировал в семье знакомого рабочего. Адрес знали немногие. Дежурили на Телефонной улице по очереди, необходимую информацию передавали Нанейшвили поздно вечером, после дежурства.

Однажды в бюро пришли молодые члены партийной ячейки Технического училища Вася Егоров и Гриша Канер. Они привели с собой еще одного студента — невзрачного такого, прыщавого. Неизвестный назвался Лаврентием Берия и сказал, что ему нужно увидеться с товарищем Нанейшвили. В тот день дежурил Олег Саркисов. Он ответил, что секретарь бюро здесь не бывает.

— Что ему передать?

— Ничего Я должен переговорить с ним только лично...

Вечером дежурный сообщил Нанейшвили о визите трех студентов и о просьбе Берия.

Прошло несколько дней, Саркисов спросил Нанейшвили:

— Зачем приходил тот человек?

— Он работает в мусаватистской охранке и просит принять его в нашу партию Обещает давать ценную информацию.

— Но ведь у нас есть уже свои люди в мусаватистской охранке — Мусеви и Ашум Алиев. Мы их туда специально послали. Зачем нам этот самозванец?

Опасения юного Саркисова вскоре же нашли косвенное подтверждение: Мусеви и Алиева убили в ресторане, за обедом, двумя выстрелами в упор.

В мусаватистскую разведку Берия взяли по рекомендации его однокашника Мирзы Балы. Он же познакомил его с Мир Джафаром Багировым, связанным с бакинской полицией. Мирза Бала станет вскоре одним из руководителей Азербайджанской буржуазной республики, а Багирову суждено занять потом пост первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана. «Суждено» — не то слово свои посты и Багиров, и Берия будут вырывать у судьбы зубами, по трупам конкурентов карабкаясь выше и выше.

Что же касается службы в разведке, то кто возьмется установить, на каких хозяев работал Берия. Известно, что мусаватистская разведка находилась под контролем английской Интеллидженс сервис, а ее тесная связь с турецкой обусловила контакт с немецкой. Но ведь Берия работал также и на советскую разведку, добытые им данные Багиров пересылал в Астрахань, в штаб XI армии. ЦК партии представлял в Баку тогда, в девятнадцатом, Анастас Микоян, а Берия был его помощником по делам иностранных разведок. Уже тогда он старался обратить на себя внимание центральной власти С этой целью он составил «политический трактат», который содержал план организации советской разведки в Баку. С планом, как утверждают зарубежные историки, ознакомился нарком по делам национальностей Иосиф Сталин.

Мог ли Берия предвидеть, что не пользующийся никаким почетом наркомнац станет со временем Вождем? Сталин не был популярен ни в Петрограде, ни в Закавказье, ни даже на своей родине, в Грузии. В списке кандидатов в члены Учредительного собрания его имя стоит всего лишь седьмым. Старые партийцы утверждают, что впервые Сталин узнал о существовании Лаврентия Берия в 1924 году. Знакомя генсека с ответственными работниками грузинского ЦК и ГПУ, представили ему и Берия. Реальными представляются в 1919 году лишь тесные связи Берия с Багировым и Микояном.

Характерная деталь: Берия, подобно Сталину, не задерживается подолгу на одном месте Весной 1920 года он перебирается в Грузию, которая тогда еще не присоединилась к Советской России. Однако там Берия сразу не повезло, его арестовали в Кутаиси, приняв за советского шпиона. В ту пору представителем Москвы при меньшевистском правительстве Грузии был Сергей Киров 9 июля он обратился к Ною Жордания с просьбой освободить арестованного. Выйдя на волю, Берия поехал в Тифлис и здесь сразу же вошел в контакт с меньшевистской охранкой.

Когда до Кирова дошли сведения о тайных связях «советского шпиона», Берия почел за благо бежать. Представитель Москвы тотчас телеграфировал в освобожденный Баку начальнику особого отдела штаба XI армии. «Из Тифлиса бежал изменник Берия Лаврентий. Арестуйте немедленно. Киров».

Посадили Берия в подвал здания Азербайджанской ЧК. Помочь ему мог но старой дружбе Багиров, который в то время уже примеривался к посту председателя ЧК. Но занимавший это место Баба Алиев пользовался особым доверием у Наримана Нариманова, пред совнаркома Азербайджана.

В революционное движение Нариманов вошел студентом медицинского института и выдвинулся позднее как крупный просветитель. К сожалению, около него постоянно увивались карьеристы всех мастей. Багиров, самый ловкий среди ловкачей, в полной мере использовал его политическую близорукость. Он приступил к планомерной осаде Нариманова: дескать, товарищ Баба Алиев никогда не имел дела с органами разведки и контрразведки, не участвовал в борьбе с контрреволюцией и поэтому не в состоянии обеспечить этот важнейший участок работы...

Как только Нариманов снял Баба Алиева — мягко перевел его на партийную работу, — Багиров сел в вожделенное кресло. Освободив товарища Лаврентия, новый председатель ЧК назначил его, для начала, заведующим хозяйством. Не прошло и года, как Берия стал начальником СПО (секретного политического отдела) и заместителем председателя АзЧК. Для двадцатидвухлетнего молодого человека пост значительный.

В Грузинской ЧК

В конце 1923 года Берия работал уже начальником секретно-оперативной части (СОЧ) грузинского ГПУ и ничем особенно не выделялся, хотя в партийной ячейке был довольно активен. Он носил обычную для чекистов форму — френч из саржи и галифе, заправленные в кожаные сапоги. На носу — пенсне, с которым не расставался уже до конца жизни. Вначале Берия поселился в скромной квартире на улице Грибоедова, позднее занял добротный двухэтажный дом на улице Мачебели, обставленный старинной барской мебелью.

На первых порах все относились к Лаврентию Берия с полным доверием, но, узнав его поближе, уже не могли общаться с ним по-товарищески. Это был неистощимый на выдумки мастер интриг и доносов. Он, как никто, умел в нужный момент пустить в ход грязный слух, дабы поссорить своих соперников на пути к власти. Потом он бил их поодиночке. Вокруг него все кипело, булькало, шипело, он успевал заглянуть в кастрюли, не обжигая пальцев, поправить на плите сковородки, подбросить дров в огонь, подсыпать острого перца и снять жирный навар в закипающем котле. Молодой Берия довольно убедительно играл при этом роль «своего парня», простого и приветливого... Лаврентий сумел расположить к себе начальника отдела по борьбе с экономическим саботажем Андрея Ершова, они стали друзьями и проводили вечера в семейном кругу.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru