Пользовательский поиск

Книга Звездочки в траве. Содержание - 2. Два врага

Кол-во голосов: 0

…"Далее – о скрипке, – продолжала твёрдая рука гнома. – Волшебник посвятил нас в одну очень любопытную историю, из которой явствует, что скрипка (та самая, что покоится сейчас у меня в рюкзаке), и ноты, что вы неосмотрительно оставили в доме у эльфа по имени Грушкинс, представляют собой основу магической силы Злого Мага. Волшебник предупредил нас, что Уморт приложит все силы, чтобы отнять у нас эту вещицу. Однако вам грозит не меньшая опасность. Ибо Том – единственный скрипач во всей Цауберляндии".

…"Просто ужас, как я переживаю за вас! Прошу вас, будьте очень осторожны! Но эльфам – можете доверять любому".

…"Не хочу обидеть дорогую эльфину, но, насколько мне стало ясно из истории, Уморт – сам эльф и, кроме того, может превращаться в любое существо, какое пожелает. Поэтому, хоть за пределами своих владений он и теряет свой магический дар, будьте осторожны и не доверяйтесь никому".

Дети переглянулись, вспомнив Умрито.

Конец письма звучал так:

…"Чтя своим долгом помешать злодействам Уморта, мы с уважаемой эльфиной поспешим в город цветочных эльфов, дабы соединить волшебную скрипку с волшебной книгой. Очень надеемся встретиться там и с вами – живыми и невредимыми".

…"Дорогие мои! Я не могу удержаться от слёз! Как я тревожусь за вас! Жду не дождусь встречи!"

…"PS: Шуша можете использовать как почтальона. Он обладает невероятной скоростью передвижения и каким-то особым нюхом – он способен разыскать вас в любой дыре. Своё письмо дайте ему проглотить: в нужный момент он выплюнет его целое и невредимое. Советую послать его с предупредительным письмом к Королю Цветочных Эльфов. Ваши Тропотор и Диана".

* * *

От тёплого послания друзей на душе стало весело и хорошо.

Шуша сначала хотели взять с собой. Но Тоурри посоветовал отправить зверька с почтой отдельно.

– Мохнатика так не ищут, как нас, – пояснил он. – Сам по себе он будет в большей безопасности. Хоть кто-то из нас – или он, или мы – доберётся до цветочного города целым и невредимым.

Том долго не мог решиться сунуть послание для короля Эля зверю в пасть: а если он его сжуёт?

Но рисковать так рисковать. Зверь проглотил письмо с таким аппетитом, как будто послания к королям были его любимым блюдом. Потом подмигнул одним-единственным глазом, появившимся специально по этому случаю, и с быстротой молнии скрылся в лесной чаще.

Король Родерик сам усадил детей на сокола, посоветовав крепко держаться за перья.

– Передавайте привет моему кузену Элю! – прогремел он зычным басом, взмахнув шляпой.

Сокол замахал крыльями и взмыл в небо, чтобы сделать прощальный круг над лесом. Над густой кроной высокого дуба розовощёкая эльфина в чепце сердечно махала им на прощание.

2. Два врага

День выдался солнечный. Пожалуй, даже чересчур. Уморт надвинул шляпу на самые брови, чтобы солнце не светило в глаза. Громадный коршун, на котором он сидел, величественно взмахивал крыльями, всё больше удаляясь от гор.

Уморт оглянулся в последний раз. Отсюда волшебный замок смотрелся уже просто высоченной скалой, возвышавшейся над другими в самом сердце его владений.

На этот раз он не полетел на своих крыльях: дорога заняла бы слишком много времени. А сейчас важно было добраться до цветочного города раньше мальчишки с девчонкой. Если они вообще доберутся.

Горы остались позади. Теперь коршун летел над необъятными лесными просторами, которыми владел в эту пору король Родерик. Уморт вспомнил, как сто лет назад устроил в этом месте в назидание непокорному дедушке Родерика потрясающий фейерверк, спалив немалый кусок леса. Жаль, в этих местах жило совсем немного подданных лесного эльфа, всё больше – кобольды.

Коршун лениво парил над мохнатыми верхушками елей. Свесившись вниз, Уморт пытливо вглядывался в узкие пространства между деревьями. Можно было бы подстрелить что-нибудь себе на обед, сверху это всегда проще.

Внезапно коршун передёрнулся всем телом и стремительно полетел вниз головой, Уморт еле сумел удержаться. У самой земли птица замедлила полёт и, тяжело махая крыльями, попыталась снова подняться. Ещё пара взмахов, ещё… птица перекувыркнулась через голову, упала на землю и осталась лежать без движения.

Уморт соскочил с неподвижной туши и быстро подбежал к голове коршуна: глаза птицы были закрыты, из шеи торчала стрела.

Маг тревожно оглянулся. Вокруг – глухая чаща. Высокие ели мрачно смотрели со всех сторон.

– Не беспокойся, – прозвенел вдруг голос за спиной. – Он не убит – просто заснул.

Уморт резко обернулся.

В зарослях травы стоял кобольд. Да не какой-нибудь, а тот самый, длинноволосый, которого Уморт страстно желал видеть. В руках у кобольда был лук.

Глаза волшебника радостно блеснули. Он порывисто шагнул навстречу.

– Я вижу, это твоих рук дело, – прищурился он. – Я жду объяснений.

– Тебе придётся здесь задержаться, Уморт, – сказал Игуш.

– Да?.. – усмехнулся маг. – И ты, как я понимаю, собираешься меня задержать. Не так ли?

– Именно.

– Что ж, ловко придумано: дождаться, когда я покину пределы гор, где я могуч и всесилен, и разделаться тут со мной, как с обычным эльфом. Браво, Игуш! Твой братец десять лет тому назад несколько не рассчитал. Он встретился со мной вон за той скалой. Там ещё мои владения. Только и успел сделать, что схватиться за меч. Статуя получилась впечатляющая, не правда ли? …Но здесь ты можешь взять меня голыми руками, кобольд. Ты в преимуществе передо мной.

– Я не собираюсь пользоваться своим преимуществом, Уморт, – мотнул головой кобольд. – У тебя тоже есть меч, и ты хорошо им владеешь. Вынимай!

Улыбнувшись, маг скинул плащ и вынул из ножен длинный меч. Игуш выхватил свой.

Уморт встал в позицию и хищно улыбнулся.

– Я думаю, ты уже видел новое украшение для ворот, Игуш. Маленькая Моурри так плакала…

Закусив губу, Игуш кинулся на противника.

Маг рассмеялся и легко ушёл от удара.

– Это я нарочно для тебя велел выставить статую над воротами. Чтобы было видно издалека. – Уморт кружил, не торопясь напасть. – Вообще, я люблю мурров. Приятные существа, даже немного владеют магией… Но эти наглецы перешагнули все границы! – Волшебник сделал яростный выпад. – Я не очень терпелив, ты знаешь, кобольд.

Противники закружили по поляне.

– Ты так сосредоточенно молчишь, – продолжал Уморт, ловко парируя удары. – Прими же немножко участие в разговоре. Ведь не могу я болтать сам с собой. Боишься сделать неверное движение? Ты прав, у тебя есть все шансы остаться лежать на этой поляне. В то время как меня ты убить не можешь: до скрипки с нотами вы ведь ещё не добрались. – Мечи скрещивались с громким звоном. – …Что ты, собственно, мечтаешь со мной сделать? По-видимому, связать руки, заткнуть рот и оставить здесь. Чтобы не мешал путешествию Тома в цветочный город. Так ведь?

Не дождавшись ответа, маг насмешливо продолжал:

– Послушай, ты, «рыцарь»! Убить ты меня всё равно не сможешь, даже если мальчик доберётся до скрипки, тебе это известно? Чёрная сторона света никогда не исчезнет. Даже если такие, как ты, «рыцари», всю жизнь будут пытаться её уничтожить. Пойми: нельзя уничтожить ночь! Нельзя уничтожить зло, как бы кто этого не добивался!

Меч кобольда коснулся плеча противника, взрезав ткань. Уморт отскочил назад и сунул руку под камзол.

– …Послушай, Игуш, сколько тебе лет? Двадцать?.. А мне триста двадцать! Что ты мог узнать за свои двадцать лет? Что есть добро, есть зло, и что надо бороться со злом, чтобы победило добро? …Скажу тебе, пока не уложил на месте, из векового опыта: добро не может существовать без зла. Если тебе хорошо, то кому-то другому плохо, запомни это. Я ем морковку – другому она уже не достанется. Ты подстрелил птицу, чтобы накормить своих детей: дети рады, птица – нет! Девушка подарит любовь тебе, а другой будет страдать от неразделённого чувства! Счастье одного строится на несчастье другого. Из праха умерших, в конце концов, вырастают цветы, если хочешь знать!

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru