Пользовательский поиск

Книга Звездочки в траве. Содержание - 13. Мурры – не воины

Кол-во голосов: 0

– Ничего особенного, нос как нос.

И действительно, в ту же секунду мальчик понял, что ошибся: носик у Катарины был, как всегда, ровненьким и красивым. Том вытер пот со лба и виновато поморгал:

– Извини, мне показалось. А почему тебя привели в мою камеру?

Вместо ответа девочка сунула под нос брату зажатый в руке камень и прошептала загадочно:

– Соображай сам!

Потом обернулась к стражам и повелительно махнула ручкой:

– Проводите нас к выходу из замка!

– Слушаемся, господин маг! – гаркнули те готовно.

…Следуя за Катариной и троллями по тёмным коридорам замка, Том не мог отвести от сестры изумлённого взора: у Катарины – камень Гипова носа!

Но для расспросов было не место и не время.

Вообще, будь у неё возможность, Катарина с удовольствием бы облазала весь этот наистраннейший из всех замков вдоль и поперёк. Чего тут только не попадалось на пути!

Одна зала искрилась звонкими фонтанами. Другая была вся – сплошное озеро с перекинутыми во все стороны мостиками. Третья завешана каким-то странным оружием, но тут больше интереса для Тома. А в следующей… дети остановились как вкопанные: со всех углов на них хрустальными глазами смотрели хрустальные существа.

Забыв, что она – «Уморт», Катарина не могла оторвать взгляда от зловещей коллекции.

– Катрин! – позвал Том тихо.

Но было уже поздно: тяжёлая рука железной хваткой опустилась ей сзади на плечо и рывком развернула назад.

Перед ней стоял гном. Гневный взгляд из-под насупленных бровей сверлил девочку насквозь.

– Куда вы ведёте детей? – строго спросил гном у троллей. – Кто приказал?

Ничего не понимающие тролли захлопали глазами.

– Господин Уморт, – вымолвил один из них, – сам приказал!

Гном недоумевающе передёрнул бровями:

– Господин Уморт?.. Сам?..

– Да-да! – вставила пришедшая в себя Катарина. – Господин Уморт, который стоит тут, между прочим, перед вами!

В глазах у Клюгсона потемнело, мир зашатался… Потом потихоньку пришёл в равновесие.

Униженно склонившись перед волшебником, гном бормотал бессвязные извинения. Счастье, что хоть магу недосуг было испепелить его на месте. Повернувшись, «волшебник» быстро исчез в дверях.

* * *

– …Что это за такие таинственные мурры, которые – единственные – видели кобольда? – любопытствовал в это время настоящий Уморт, прохаживаясь по каменным плитам подвала.

Тролли затруднялись ответить. Всякий знал, что тролли вообще плохо отличали мурров друг от друга.

– Ну хотя бы какого цвета был у них мех? – раздражённо допытывался Уморт.

Оказалось, что на лапах были белые "перчатки".

– Моурри, Тоурри, – безошибочно узнал Уморт. – Те самые, Клюгсон, что исчезли из замка!

Вошедший только что гном выглядел как-то подавленно.

Волшебник продолжал размышлять:

– То, что никто никакого кобольда не находил, вы уже, Клюгсон, конечно, поняли. Меня интересует, зачем муррам понадобилось заманить большую часть обитателей замка в подвалы. А, Клюгсон? Наверху всё в порядке?

– Да, господин… – пробормотал гном. Он был явно не в себе.

– Что – что-то не так?.. – обернулся к нему волшебник. – Клюгсон, что с вами случилось? Я спрашиваю, всё ли в порядке наверху?

Вместо вразумительного ответа управляющий промямлил:

– Я очень раскаиваюсь, господин Уморт…

Уморт внимательно вгляделся в своего управляющего.

– А ну-ка, расскажите-ка мне, – произнёс он, сдвинув брови, – в чём это вы раскаиваетесь.

– …Та-ак! – задумчиво протянул маг, выслушав виноватый лепет гнома. – И где же это вы со «мной» повстречались?

– В Нижней зале с хрустальными статуями, – опустил тот голову.

– Оттуда до выходных ворот уже недалеко, – нахмурился Уморт.

Ни слова больше не говоря, волшебник ринулся к двери.

* * *

Встреча с забавным гномом вдохнула в Катарину уверенность в своих силах. Страшно захотелось отколоть чего-нибудь Уморту на прощание.

Некоторое время она шла в молчании, что-то обдумывая. Том знал, что это не очень хороший признак, и подозрительно поглядывал на сестру.

Так и есть: в глазах у девочки заиграли весёлые искорки.

– Иди сюда, друг Дуб, – хихикнула она, – я дам тебе важное поручение! – И что-то прошептала тому на ухо.

Следующие полчаса Дуб бегал по замку и кричал: "Приказ господина Уморта! Всем, кому дорога жизнь, бросить свои дела и стоять смирно на одной ножке!"

Из замка дети выбрались уже без всяких приключений. Прощаясь со своим стражем, Катарина ласково похлопала Буба по щеке, ткнула в пузатый живот и попросила: "А ну-ка, Бубсик, спляши нам что-нибудь весёленькое на прощанье!"

Дети пересекли широкий двор. В последний раз оглянулись и помахали тёмной махине замка и пляшущему у входа троллю. Высоко на замковой стене, блестя под светом луны, хрустальные стражи охраняли замок Уморта. Показав им язык, Катарина неторопливо прошествовала сквозь ворота.

Холодный ночной воздух ударил им в лицо. В небе ярко сияли звёзды. Под ногами темнели неровные глыбы скал. Свобода!

Безудержная радость охватила детей. Весело попрыгав на краю утёса, они стали спускаться вниз.

– Где-то здесь нас должен ждать Игуш, – сказала Катарина.

– А кто это такой? – поинтересовался Том.

– Потом всё расскажу, – важно отвечала девочка.

Пройдя ещё несколько шагов, дети, наконец, различили впереди у подножия скалы неподвижно стоящую фигуру.

– Это и есть он? – спросил Том.

Дети приблизились. Фигура тоже сделала несколько шагов навстречу.

В следующую секунду ими овладело неудержимое желание бежать: перед ними стоял Уморт.

Однако Катарина вовремя осознала, что от волшебника так просто не уйти. Девочка взяла себя в руки и изо всех сил сжала спасительный камень.

– Мы… Нас здесь просто нет! – выкрикнула она отважно, глядя чёрному магу прямо в глаза.

В ответ Уморт разразился хохотом.

– Маленькая смелая девочка! Восхищён хитростью и находчивостью! Ты меня почти что обвела вокруг пальца. Но должен тебя огорчить: на кого угодно действует камень Гипова носа, только не на меня.

Улыбка погасла на его лице. Маг шагнул к девочке и одним рывком сорвал у неё с шеи цепочку с камнем.

В следующий миг со скалистого уступа на плечи Уморту свалилась чёрная тень. Не удержавшись, маг упал и, схватившись с кобольдом, покатился по земле.

Схватка была короткая и яростная. Эльф против кобольда – немыслимое дело. Ударившись головой о камень, Уморт остался неподвижно лежать на земле.

– Ты его убил?! – схватилась Катарина за голову.

– Нет, – коротко бросил Игуш, вскакивая с земли. – Волшебника убить нельзя. Он просто без сознания.

И, не вдаваясь больше в объяснения, потянул детей вниз по крутому склону – в густой спасительный лес.

13. Мурры – не воины

Ещё никогда не видели волшебника в таком дурном настроении. Хотя "дурное настроение" – не то слово: Уморт был просто взбешён. Он уже, между прочим, знал, почему: вчерашние пленники сбежали, использовав волшебный камень.

Уморт метался как раненый зверь. Впрочем, он и в самом деле был ранен: на виске у мага красовался багровый кровоподтёк. Когда же Клюгсон сунулся предложить примочку из листа заживухи (в родных горах у гнома – первое средство при ранениях), Уморт так рявкнул на него, что каменый пол под ногами у ни в чём не повинного гнома треснул и нога застряла в щели.

Но это всё были только цветочки. Ягодки подоспели к обеду, когда в воротах замка показался сам Ветроногий. Он сразу же уединился с Умортом в его покоях.

Клюгсон не находил себе места: в конце концов, его, управляющего, дело было – знать обо всём, что происходит в замке. Поэтому троллю Лопоуху было дано важное задание подслушать разговор. Вообще, считалось, что покои мага не прослушиваются. Но Уморт не знал о ценных качествах Лопоуха. Да и не нужно было.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru