Пользовательский поиск

Книга Звездочки в траве. Содержание - 8. Подарок

Кол-во голосов: 0

– Как? – Фея испуганно посмотрела на девочку поверх очков. – Нет бального платья?.. Не может быть… Что же тогда висит в твоей комнате на стене возле кровати?

– В моей комнате? – недоверчиво переспросила девочка.

– Ну да, в твоей собственной комнате, налево за углом…

Забыв про «приличия», «требуют», «цель», «прихода» и всё такое прочее, Катарина бросилась вон из залы.

Оно было нежно-нежно-розовое, это платье её мечты, и так шло к её пепельным волосам…

Внезапно Тома посетила интересная мысль.

– Я сейчас… – бросил он и выбежал из комнаты.

Так и есть: дверь за ближайшим углом налево была украшена надписью «Том». Возле пышной кровати на гвоздике висела его недавняя мечта: серебристо-зелёный костюм лесного эльфа, настоящий лук и колчан, полный настоящих стрел.

Переодевшись, дети, не теряя времени, завернули за угол налево и прихватили с собой сияющую счастьем Диану – в алом платье богини красоты.

Где-то вдали зазвучала музыка.

– Скорее, бал уже начинается! – заторопилась эльфина.

Слева из-за угла степенной поступью вышел Тропотор. Он был великолепен в костюме героя. Важно предложив эльфине руку, он повёл всю компанию к месту вечернего пуша.

Бог её знает, куда она подевалась, эта зала для пуша. Теперь здесь было ещё лучше: в ночном небе ярко сверкали звёзды, а меж пышных кустов сирени благоухали розы – белые, красные, жёлтые, розовые, сиреневые, золотые… какие хотите!

Всё блестело и сверкало. Повсюду танцевали пары: кто в воздухе, кто на земле, кто на ветвях сирени. Диана, счастливо смеясь, закружилась с Тропотором.

Ночь пролетела, как один волшебный миг. Катарина не помнила, чтобы остановилась хоть на минуту. Только один раз она немножко позавидовала тем, кто танцевал в воздухе. Но тут как раз мимо пролетала вереница взявшихся за руки эльфов; один из них протянул ей руку, и девочка взмыла в небо.

Вокруг кружились звёзды, бабочки, цветы, эльфы и даже, – Катарина протёрла глаза, – её верховая стрекоза, кокетливо обвязав шейку алым шарфиком, отплясывала в паре с местным франтоватым стрекозом.

* * *

А на следующее утро…

– …кто угодно, но только не я! – замотала головой фея Тортинелла, в волнении взмахнув в воздухе чашкой с горячим чаем. Чуть не пролившись от неожиданности, чай еле успел заскочить обратно.

– Что вы, что вы! – замахала руками Диана. – Мы ни в коем случае вас не обвиняем! Дело даже не в том, кто заколдовал несчастных детей, а в том, что они бы очень хотели…

– Обратно расколдоваться? – догадалась фея.

"Несчастные дети" покивали головами.

– Ах, ну это – сущие пустяки! – улыбнулась старушка. – В один миг! – И она снова взмахнула чашкой с чаем, показывая, как легко это делается.

Старушка склонилась над картой Цауберляндии. То так, то этак крутя головой, она, видно, чего-то искала и никак не могла найти.

– Ничего не могу разглядеть в этих очках, – призналась она, слегка покраснев, и попыталась исподтишка подсмотреть мимо стёкол. – Ага! Вот где мы сейчас! – обрадовано ткнула она пальцем в то место, где под словами Озёрная Долина блестели на солнце голубые озёра.

Очки опять съехали на глаза, и фея снова перестала видеть карту.

– Для чего же вам очки, – удивился Том, – если без них вы видите лучше?

– Ах, да просто в моём возрасте… э-э… просто положено носить очки, – объяснила фея. – Иначе кто же поймёт, что мне уже семьсот лет?

"Поправив" очки, старушка продолжала:

– Итак, сейчас мы в Озёрной Долине. А наших милых друзей нам нужно переправить… гм… в увеличенном виде… гм… прямо домой. – Фея торжествующе ткнула волшебной палочкой куда-то в самый низ волшебной карты. – Всё очень просто, – улыбнулась она, потирая ручки. – Можно начинать хоть сейчас!

– Итак, начнём! – торжественно произнесла фея Тортинелла и взмахнула волшебной палочкой. – Сто… девяносто девять… девяносто восемь… девяносто семь… девяносто шесть…

"Сейчас мы увидим папу", – шепнула Катарина Тому.

– …пять… четыре… три… два… один… ноль!!!

8. Подарок

Взмах волшебной палочки – и всё исчезло в искрящемся вихре. В ушах свистело, от невозможно яркого мерцания солнечных зайчиков дети зажмурили глаза.

…Сколько продолжался этот дождь из огней, они ни за что не могли бы сказать. Потом вдруг раздался скрип, и всё разом смолкло. Пелена дождя начала быстро редеть, и дети осторожно приоткрыли глаза. Сквозь мерцающий туман они с замиранием сердца разглядели такие знакомые-знакомые силуэты…

– Папа! – воскликнула девочка и рванулась в объятия…

…Тропотору.

С минуту, а то и больше, глядели друг на друга девочка и гном, недоумённо хлопая глазами.

Катарина медленно оглянулась вокруг: вместо Джангиды стояла… Диана, вместо Ричарда – Шуш… Всё тот же сад, всё те же "ноготки"…

Застыв на месте с палочкой в руке, фея Тортинелла изумлённо глядела на детей, не веря своим глазам.

– Как так могло… как так могло получиться, что вы не исчезли? – обрела она, наконец, дар речи.

Дети виновато пожали плечами.

– Ничего не понимаю… – Старушка озадаченно погрызла кончик волшебной палочки, затем дотронулась ею до двух сиреневых «ноготков», и те, захлопав крылышками, сейчас же вспорхнули со стебельков.

Старушка облегчённо вздохнула.

– Ничего не понимаю, – развела она руками. – Видно, вас заколдовал кто-то, кто могущественнее меня.

– Злой волшебник Уморт! – выпалила девочка.

– Вот ещё! – обиделась фея. – Уморт, конечно, сильный волшебник, но уж не настолько силён, чтобы я не смогла с ним справиться. Гм… да вот, хотя бы вам недавний пример: помните тот дождь из гусениц, что он устроил триста лет назад? (Уморт, вы ведь знаете, – большой любитель гусеничного паштета.) К несчастью, меня известили только на второй день, когда прожорливые гусеницы уже успели сделать хорошую прореху в Тёмном лесу. Я быстро превратила всех этих бессовестных обжор в бабочек, и лес был спасён. Если не считать, конечно, как пострадали жилища бедняг кобольдов и лесных эльфов… Но какая была красота в то лето! Повсюду в воздухе парили стаи бабочек необыкновенной красоты!

Выслушав последовавший за этим рассказ детей о коршунах, летучих мышах и троллях, старушка однозначно выразила своё мнение об Уморте:

– Пакостник!

Когда же дети рассказали про жёлтого человечка, фея задумчиво почесала нос волшебной палочкой.

– Никогда не слыхала, чтобы в нашей стране жил ещё какой-нибудь волшебник, о котором я не знаю, – пожала она плечами, – но… всё может быть. На свете всё может быть! – убедительно закончила умудрённая жизнью фея.

* * *

Старушка снова неутомимо водила носом по карте.

– Вот! – нос застрял в густых лесах к северо-западу от Озёр.

Присутствующие с интересом заглянули фее через плечо: из тёмной листвы безбрежного леса поднимался кверху тоненький дымок.

– Вот куда вам нужно отправиться, – убеждённо потыкала старушка в карту. – Тут живёт старый волшебник Лео. Честно сказать, он ненамного старше, чем я – всего на какую-то сотню лет. Но он очень мудр, и я его глубоко почитаю. Правда, он уже давно отошёл от дел и живёт теперь, как отшельник, в своей хижине в Дремучем лесу. Но доброе дело, по моему глубокому убеждению, сделать не откажется. Вы можете смело идти к нему и рассказать свою историю. У меня есть чувство, что уж он вам непременно поможет.

После таких слов друзья снова воспрянули духом. А уж когда к чаю подали клюквенный торт в сахарной пудре, то и совсем позабыли про не получившееся расколдование.

– Я обязательно-обязательно хочу для вас сделать что-то хорошее, – доверительно сообщила им фея, перекладывая алую ягоду себе на блюдечко. – Вот только ещё не знаю – что…

Тут старушка вскрикнула и выронила блюдечко из рук. Алая ягода звонко шмякнулась на пол и растеклась по нему красивыми струйками. А фея, широко раскрыв глаза и схватившись за голову, так и застыла посреди комнаты.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru