Пользовательский поиск

Книга Звездочки в траве. Содержание - 6. Буря

Кол-во голосов: 0

– А-а-а-а-а-а-а! – кричали дети, падая вниз.

Их спасли заросли какого-то чудного растения, листья которого напоминали точь-в-точь ладони с растопыренными пальцами. Катарина упала прямо на «ладонь» и подпрыгнула несколько раз, как на батуте.

Как неожиданно… Небо над головой такое голубое. Ветерок слегка покачивал лист, на котором сидела девочка. А вокруг такой аромат! Катарина закрыла глаза и глубоко-глубоко втянула носом воздух…

– Катарина! С ума сошла! Прячься скорее! – послышалось откуда-то снизу. Том подпрыгнул, схватил сестру за платье и стряхнул её на землю – под спасительный лист растопырника.

Чёрная тень снова закрыла небо. Трава заколыхалась, как от ветра. Громадная птица пролетела совсем близко над землёй. А жёлтый глаз так и впился в брата и сестру, забившихся под лист. Дети чуть не закричали от страха.

– Мальчик! Мальчик! – проклокотал коршун, но так и не заметил детей, надёжно укрытых добрым растопырником.

– Мальчик! Мальчик!.. Книга! Книга!.. – ответила вторая птица, кружа в небе.

Покружив ещё немного над холмом, страшные коршуны улетели прочь.

Дети огляделись. Они сидели в самой чаще душистой травы.

– Ты не ушиблась, Катрин?

– Вот это да! Вот я испугалась! Что это были за чудовища?

– Это коршуны! Чёрные Умортовы коршуны! – Из-под соседнего листа на четвереньках выбралась Диана, встала, отряхнулась. – О, все волшебники! Он меня чуть не проглотил! Какая наглость! Они прекрасно знают, что птицам на эльфов нападать запрещено… А моё платье! – взвизгнула эльфина. – Оно порвалось о ту противную колючку, когда он меня так бесцеремонно сбросил… А мои пурпурные крылышки! Мои великолепные пурпурные крылышки! – Эльфина заломила руки в отчаянии.

– Знаешь что, Диана, – сказал Том. – По-моему, тебе не следует одевать такие яркие наряды.

– Что?! – удивилась девушка.

– Том хотел сказать, – пояснила Катарина, – что ты страсть какая нарядная, поэтому все коршуны сразу обращают на тебя внимание.

Несколько мгновений Диана обдумывала сказанное. Расставаться с красивыми крылышками было нестерпимо жалко.

– Да это и к лучшему, – пробормотала она наконец, пряча крылья в карман и доставая новые – цвета утреннего неба. – В дороге не потреплются. А когда фея Тортинелла устроит бал, то с моими крылышками лесного королька я заткну за пояс всех её придворных дам.

Ощупав друг друга и убедившись, что никто себе ничего не сломал, все принялись искать стрекозу.

У бедняги оказалось сломанным крыло.

Друзья нарвали целую охапку целительной травы и заботливо укрыли ею стрекозу, так что осталась торчать только голова с большими немигающими глазами.

Наступил вечер, стало холодно. Дети завернулись в листья какого-то растения, похожие на пушистые мягкие одеяла. Растопырник заботливо укрывал их от ветра своими широкими ладонями.

Эльфина залезла в чашечку большого цветка, велела ему сомкнуть над ней лепестки (ведь эльфы обладают властью над цветами) и заснула. Вечерний ветерок покачивал цветок, как колыбельку.

Прежде чем закрыть глаза, Том шепнул сестре:

– Послушай, как ты думаешь, что это за книгу они искали?

– Чего-чего? – зевнула Катарина.

– Ну, коршуны волшебника Уморта искали какую-то книгу.

– Угу… Не мешай мне спать.

Некоторое время Том лежал, глядя в ночное небо и пытаясь что-то вспомнить. Потом уснул.

6. Буря

Утро встретило детей необычайной свежестью. Чудесная травка придавала сил и такой бодрости, что хотелось плясать.

Ещё не открыв глаза, Том услышал весёлую песенку Катарины. Девочка суетилась, собирая в сумку пучки разных трав.

– Эта – от головной боли, я уже знаю. Эта – чтобы не уставали ноги… А эта, Диана? – Девочка подняла над головой пук сине-зеленой травы с красными крапинками.

– А эта – чтобы настроение не портилось по пустякам! – послышался бодрый голос эльфины.

– У меня всё не войдёт в сумку, – озабоченно сообщила девочка.

– А что у тебя в сумке?

– Медовика.

– Вытаскивай. Сейчас мы её съедим.

Рассевшись на травке, друзья с аппетитом завтракали ароматной медовикой, запивая её цветочным нектаром, принесённым откуда-то Дианой.

Задумчиво глядя перед собой в тёмную травяную чащу, Катарина вдруг удивлённо охнула: из-за зелёного листа на неё глядели два больших круглых глаза. Казалось, глаза живут сами по себе: ни головы, ни туловища. Несколько мгновений спустя лист дрогнул, и всё объяснилось: глаза сидели на тонких стебельках, прикреплённых к круглому туловищу. Катарина не сразу заметила – а, заметив, вскочила в испуге – со всех сторон туловище окружали длинные тонкие ноги, словно изломанные посредине.

Катарина боялась пауков больше всего на свете, даже совсем маленьких, величиной с ноготок. А этот был уж точно ей по пояс.

Тому тоже стало не по себе, когда он, обернувшись на испуганный крик сестры, упёрся взглядом в паучьи глаза. Ой-ёй-ёй.

Одна эльфина, лучась гостеприимством, радостно протянула руки навстречу незваному гостю:

– Ах, извините, что вас сразу не заметила! Очень рада познакомиться. Подходите, не стесняйтесь! Угощайтесь! У нас хватит медовики для всех.

Она даже подвинулась, освобождая место для длинноногого гостя, и Катарина с ужасом представила, как сейчас толстое мешковатое туловище грузно опустится рядом с ней.

Но, к большому облегчению девочки, длинные ножки вдруг бодро задвигались, унося тело с глазами совсем в другую сторону.

На лице Дианы отобразилось разочарование:

– Я что – что-то не так сказала? – спросила она несчастным голосом. – Я, может быть, была не так любезна?

– Что ты! – бросились утешать её брат с сестрой, у которых с уходом паука на душе повеселело. – Ты самая разлюбезная из всех эльфин! Просто этот паук страшно невежлив. Не будем теперь приглашать к нашему столу никаких пауков.

Впрочем, радость детей несколько поубавилась, когда, собираясь в путь, они схватились за свои… нет, только за один рюкзак. Рюкзак Тома исчез – пропал, будто его и не было.

– Ага. Вот тебе и твой паук! Стащил весь наш обед.

– Но в этом не было надобности, – пожимала плечами Диана. – Мы бы его и так угостили…

– Не беспокойся, – утешал её Том, – он наверняка уже сейчас угощается где-нибудь под кустом.

Друзья напились из журчавшего неподалёку ручейка и наполнили водой свои фляги.

Верная стрекоза, живая и невредимая, уже поджидала детей, стрекоча крыльями. Сытая компания снова двинулась в путь.

* * *

Полдень. Солнце припекало всё сильнее. Под ногами проносились зелёные поляны, холмы, лесочки.

– Что это за горная гряда слева от нас?

– Это Драконий Хребет! – отозвалась Диана. – Горы, которые вы тут видите, это окаменевший дракон. Да, да! Когда-то в древние времена, когда эльфы были такими же большими, как люди, на этой равнине подрались два дракона. Уж не знаю, что у них там были за счёты, только один из них убил другого и улетел. А тот, что остался, превратился в камень. За века, что прошли с тех пор, он оброс лесами. Но гномы, что живут в этих горах, утверждают, что дракон временами оживает. И тогда из его пасти извергается ужасное пламя… Да, от этого хребта недалеко до владений Уморта. По ту сторону…

Слова Дианы прервал резкий порыв холодного ветра. От неожиданности дети чуть не сорвались вниз.

– Может быть, лучше, поговорим не о драконах, а о… фее Тортинелле? – предложила Катарина.

– Ах, скоро мы увидим её дворец! – мечтательно воскликнула Диана.

Словно поставив себе целью переспорить эльфину, ветер рванул ещё сильнее. Небо заволокли тучи. Стало вдруг темно и очень холодно. Дети невольно съёжились.

– А что если спуститься и переждать непогоду? – предложил Том.

Но это было очень просто сказать. Ветер не давал друзьям опуститься на землю. Наоборот, он подкидывал их всё выше и выше, играя с ними, как с мячиком.

– Вот ведь что такое! – возмутилась Диана, изо всех сил махая крылышками. – Откуда взялся этот противный ветер?

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru