Пользовательский поиск

Книга Тик-Ток из Страны Оз. Содержание - 19. КОРОЛЬ КАЛИКО

Кол-во голосов: 0

Король Гномов не на шутку перепугался. У него даже ноги задрожали, хотя в башмаках это было не так заметно.

— Говорил я вам, не надо злить Титити-Хучу, — проворчал Калико, — видите, до чего доводит строптивость.

Руггедо тотчас швырнул в Гнома-Администратора скипетром, но Калико с привычной ловкостью увернулся.

Король Гномов заговорил, стараясь показать, что он по-прежнему уверен в себе:

— Подумаешь! Да я и без всяких чар уничтожу этих непрошеных гостей. Я истреблю их огнем и мечом, ведь я еще Король Гномов, властелин и хозяин Подземного Королевства.

— Позвольте опять не согласиться с вами, ваше величество, — сказал Квокс. — Великий Джинджин приказывает вам немедленно покинуть это Королевство. Он повелел, чтобы вы навеки остались на земле бездомным скитальцем, лишенным родины, друзей и свиты. Из всех ваших богатств вы сможете унести не больше, чем помещается у вас в карманах. Великий Джинджин так великодушен, что позволяет вам наполнить карманы алмазами и золотом, но сверх того вы не имеете права ни на что.

Руггедо изумленно смотрел на Дракона, не сводя глаз.

— Это правда, что Титити-Хучу уготовил мне такую участь? — хрипло спросил он.

— Да, это правда.

— И все за то, что я швырнул в Запретную Трубу нескольких чужеземцев?

— Именно так, — сурово и непреклонно ответил Квокс.

— Я не собираюсь подчиняться! Этот старый болван Джинджин не сможет меня заставить, — объявил Руггедо. — Я, Король Гномов, останусь здесь до скончания времен. Плевать я хотел на твоего Титити-Хучу и всех его магов, а заодно и на его неповоротливого посланника, которого мне пришлось заковать в цепи.

Дракон снова улыбнулся, но эта улыбка совсем не развеселила Руггедо. На драконьей морде проступило холодное и безжалостное выражение, от которого приговоренного Короля Гномов охватила тоска и стал бить озноб.

Хоть Руггедо и хвастал тем, что сумел заковать Дракона в цепи, в действительности это было слабым утешением. Он все смотрел и смотрел на гигантскую голову Квокса словно завороженный, и всякое движение Дракона наполняло старого Короля Гномов ужасом.

Дракон двигался. Это были не беспомощные резкие движения — казалось, он готовится к чемуто, что намерен произвести в самое ближайшее время. Он не спеша поднял лапу, дотронулся до замка громадного медальона, украшенного бриллиантами, который висел у него на шее, и медальон тотчас открылся.

Сначала ничего особенного не произошло. На пол скатилось полдюжины куриных яиц, и медальон с резким щелчком закрылся. На Гномов, однако, это событие произвело ошеломляющее впечатление. Генерал Гуф, Калико и Пыткин со своими палачами стояли возле двери, ведущей в подземные владения Гномов — бесконечный ряд расположенных друг за другом пещер. Лишь только их взгляд упал на яйца, они хором завопили от ужаса и кинулись бежать через дверь. Последний захлопнул ее перед самым носом Руггедо и заложил тяжелым бронзовым брусом.

Руггедо не переставая кричал, приплясывая от страха на одном месте, потом залез с ногами на трон, надеясь хоть так спастись от яиц, но они неумолимо подкатывались все ближе и ближе. Эти яйца, посланные умным и изобретательным Титити-Хучу, были, как видно, заколдованы: они следовали за Руггедо по пятам и, докатившись до трона, где он пытался укрыться, стали взбираться по ножкам трона на сиденье.

Этого Король Гномов уже не мог вынести. Страх яиц шел у него из самого нутра — огромным прыжком Руггедо перескочил с трона на середину зала и отбежал в дальний угол.

Яйца покатились в том же направлении, следуя за ним медленно, но неуклонно. Руггедо швырнул в них сначала скипетр, потом свою рубиновую корону, стащил с ног тяжелые золотые башмаки — и их тоже швырнул в надвигающиеся яйца. Но те уворачивались от всех снарядов и подкатывались все ближе и ближе. Король стоял весь дрожа, с глазами, расширенными от ужаса, пока яйца не оказались от него в каком-нибудь шаге, — тут он прыгнул, перелетел через них и, едва приземлившись, опрометью кинулся по проходу, ведущему вон из пещеры.

Дракон, прикованный цепью, по-прежнему занимал весь проход, а голова его находилась в пещере. Увидев бегущего Руггедо, он пригнулся как можно ниже и прижал подбородок к полу, так что между телом и сводом подземного коридора оставался совсем маленький просвет.

Руггедо не колебался ни секунды: гонимый страхом, он вспрыгнул Квоксу на нос, затем вскарабкался на спину и протиснулся через узкое отверстие. Когда голова Дракона осталась позади, места стало немного больше, и Руггедо пополз по драконьей чешуе к хвосту, а добравшись до его конца, со всех ног помчался к выходу. Он был так перепуган, что даже там не остановился, а понесся дальше, вниз по горной тропе, однако довольно скоро споткнулся и упал.

Поднявшись, Руггедо обнаружил, что за ним никто не гонится. Он остановился, чтобы отдышаться, и тут вспомнил о приговоре Джинджина: он должен быть изгнан из своего королевства и навеки стать земным скитальцем. Что ж, он действительно изгнан из своей пещеры, его изгнали эти отвратительные яйца. Но он вернется и покажет им! Он не покорится Титити-Хучу и ни за что не отдаст свое любимое королевство и неограниченную власть!

Преодолевая страх, Руггедо все-таки заставил себя прокрасться по тропе обратно к тому месту, где начинался подземный ход, но, приблизившись, увидел, что все шесть яиц лежат рядком у самого входа в пещеру.

Он остановился на безопасном расстоянии, чтобы решить, что делать дальше, поскольку яйца в данный момент оставались неподвижны. Размышляя, что бы такое предпринять, он вспомнил о волшебном заклинании, с помощью которого можно уничтожить яйца и защитить Гномов от опасности: нужно было сделать девять пассов и прочитать шесть стихов; Руггедо знал их все. Спешить было некуда, и Король Гномов тщательно исполнил весь ритуал, стараясь не упустить ни одной мелочи.

Заклинание не возымело ни малейшего эффекта: яйца, вопреки его ожиданиям, не исчезли. Он повторил всю процедуру сначала — и вновь его постигла неудача. Застонав от отчаяния, он вспомнил, что его лишили волшебных чар и могущества у него теперь не больше, чем у простого смертного. Яйца навсегда преградили ему путь в королевство, которым он безраздельно владел долгие годы. Он бросал в яйца камни, но так ни разу и не попал. Руггедо пришел в неистовство, он изрыгал проклятия, рвал на себе волосы, не жалея ни шевелюры, ни бороды; он топал ногами в бессильной ярости, но ничто уже не могло помочь. Справедливый вердикт, вынесенный Джинджином, был неотвратим, и Руггедо сам навлек его на себя своими дурными поступками.

Отныне он стал изгнанником — скитальцем, обреченным вечно бродить по земле. Спасаясь бегством из своего бывшего королевства, он даже забыл наполнить карманы золотом и алмазами!

19. КОРОЛЬ КАЛИКО

Когда Король Гномов обратился в бегство, Книггз заговорил с Драконом:

— Увы! Что же ты не пришел раньше? — Голос его был полон грусти. — Оттого, что ты спал и вовремя не пришел к нам на помощь, очаровательная Принцесса Роз превратилась в скрипку без смычка, а Косматый стал голубем и теперь только и может, что ворковать.

— Не беспокойся, — отвечал Квокс, — ТититиХучу хорошо знает свое дело. Великий Джинджин сам дал мне все указания. Неси сюда скрипку и дотронься ею до моей розовой ленточки.

Книггз исполнил, что ему было ведено, и лишь только скрипка коснулась ленточки, чары Короля Гномов разрушились, и Принцесса Роз явилась перед Книггзом, как всегда прелестная и улыбающаяся.

Все это видел и слышал голубь, сидевший на спинке трона. Не дожидаясь указаний, он подлетел к Дракону и опустился прямо на ленточку. В следующий миг Косматый обрел свой прежний облик, а Квокс проворчал:

— Будь добр, сойди с моей левой лапы, и в следующий раз смотри, куда наступаешь.

— Прости, пожалуйста! — извинился Косматый, который был счастлив вновь обрести свое прежнее обличье. Он бросился к Тик-Току, снял с него тяжелый золотой слиток и помог Механическому Человеку встать на ноги.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru