Пользовательский поиск

Книга Ринкитинк в Стране Оз. Содержание - 5. ТРИ ЖЕМЧУЖИНЫ

Кол-во голосов: 0

— Ты меня просто удивляешь! Ну как это тебя угораздило бухнуться в колодец?! Разве ты не понимаешь, что это могло бы плохо кончиться. Ты вполне мог бы свернуть себе шею или захлебнуться в воде.

— Билбил, ты все-таки удивительный козел, — отозвался король. — Неужели ты думаешь, я это сделал нарочно?

— Ничего я не думаю, — буркнул тот. — Я просто знаю, что ты сиганул в колодец.

— Да уж, хи-хи-хи! Сиганул, — засмеялся Ринкитинк. — И вдоволь насиделся в темной, сырой дыре по горло в воде. Хе-хе-хе! Приятное времяпрепровождение.

— Как же все-таки это случилось? — спросил Инга.

— Я убегал от врагов, — стал объяснять король, — и оглянулся, чтобы посмотреть, не догоняют ли они меня. А тут, как на беду, подвернулся колодец, и я полетел в него. Я стал барахтаться изо всех сил, чтобы не пойти ко дну, но потом выяснилось, что я могу стоять и вода доходит мне лишь до подбородка. Тогда я встал и начал кричать, звать на помощь, но никто не откликнулся.

— Если бы тебя услышали враги, — сказал Билбил, — то вытащить они тебя вытащили бы, но обратили бы в рабство и увезли с собой. Тогда тебе пришлось бы работать, чтобы прокормиться, и это внесло бы в твою жизнь разнообразие.

— Работать? Мне? — отозвался Ринкитинк. — Что за чушь! Я такой полный, если не сказать пухлый или даже тучный, что не в состоянии работать. Я не заработал бы не то что на корку хлеба, но и на щепотку соли. Поэтому я очень рад, что враги меня не услышали, друг Билбил. А что, многим удалось спастись от плена?

— Не знаю, — сказал Инга. — У меня не было времени побывать в других частях Пингареи. Когда вы отдохнете и подкрепитесь, ваше величество, нам надо походить по острову и посмотреть, что нам оставили эти разбойники.

— Отличная мысль! — воскликнул Ринкитинк. — Я, правда, несколько ослаб после своего заточения в колодце, но не беда: я сяду на Билбила и поеду. Можно отправиться хоть сейчас.

Услышав это, Билбил кисло посмотрел на своего хозяина, но спорить не стал — в конце концов тот был по-своему прав.

Они осмотрели развалины замка и на месте кухни за одной из мраморных глыб обнаружили немного еды. Они аккуратно подобрали добычу и положили в мешок, но сначала толстячок-король обильно угостился находкой. На это ушло время, ибо Ринкитинк, во-первых, страшно проголодался, а во-вторых, любил есть не торопясь. Наевшись, он взгромоздился на Билбила и двинулся осматривать остров. Инга зашагал за ним.

Всюду их встречали хаос и разорение. Дома жителей Пингареи были сначала ограблены, а затем сожжены или разрушены. На побережье не оказалось ни одной лодки, и все до одного пингарейцы были увезены захватчиками. Король Ринкитинк, козел Билбил и принц Инга остались единственными обитателями острова.

При виде всего этого ужаса даже весельчак Ринкитинк загрустил. Да и козел, несмотря на свою ворчливость и сварливость, присмирел. Мальчик же, глядя на то, что сделали враги с его родиной, не мог удержаться от слез.

Вечером они оказались на южной оконечности Пингареи, которая была опустошена так же безжалостно, как и весь остров. Горю Инги не было предела. В одночасье он лишился всего: родителей, дома, страны — и не понимал, что можно тут предпринять.

Поскольку на острове не осталось ни одного дома, где можно было, бы переночевать, Ринкитинк, Инга и Билбил расположились на ночлег под большим раскидистым деревом. Они так настрадались и напереживались за день, что вскоре все их горести стали растворяться в дымке сновидений. Так они и спали, пока их не разбудило пение птиц, приветствовавших наступление нового дня.

5. ТРИ ЖЕМЧУЖИНЫ

Проснувшись, король Ринкитинк и принц

Инга выкупались в море, съели скромный завтрак и начали думать, что делать дальше.

— Бедняги гилгодцы, — весело сказал Ринкитинк, — они вряд ли теперь когда-нибудь снова увидят своего повелителя. Ведь мой корабль и гребцы тоже стали добычей неприятеля. Придется, очевидно, примириться с мыслью о том, что мы обречены остаться на этом острове до конца наших дней, и конец этот наступит очень скоро, если мы не сумеем разыскать себе еще еды. Того, что в мешке, увы, хватит очень ненадолго.

— Я-то с голоду не помру — я могу прокормиться травой, — сообщил с присущей ему бестактностью Билбил.

— Верно, верно, — согласился Ринкитинк, а потом, немного подумав, обратился к принцу: — Как ты полагаешь, Инга, в самом крайнем случае мы ведь можем съесть Билбила, не так ли?

— Чудовище! — простонал козел, с упреком глядя на своего хозяина. — Неужели ты способен слопать своего старого слугу и друга?

— Только в самом крайнем случае, — весело отвечал король. — Ты ведь небось страшно жесткий, а зубы у меня уже не те, что раньше.

Пока король и козел обменивались любезностями, Инга вдруг вспомнил о трех жемчужинах, что его отец хранил в тайнике под полом банкетного зала. Ну конечно же, король Киттикут не успел достать заветные талисманы, иначе бы захватчики с позором убрались восвояси. Значит, жемчужины по-прежнему там, и, если их отыскать, они могут принести много пользы ему и его товарищам. Но дворец превратился в руины, и теперь будет нелегко рыться в обломках.

Он не сказал ни слова о жемчужинах Ринкитинку, помня, что отец предупреждал его помалкивать об этих талисманах. И тем не менее мысль о них вселила в мальчика — новую надежду.

Он встал и сказал Ринкитинку:

— Давайте вернемся на северную часть острова, туда, где стоял дворец моего отца. Несмотря на всю разруху, там как-то лучше. Кроме того, кто знает, вдруг мы отыщем там выход из наших затруднений.

Ринкитинк ничего не имел против, и маленький отряд тотчас же двинулся на север. Ничто по пути не задерживало и не отвлекало путников, и к середине дня они снова оказались у дворцовых руин.

К их глубокому облегчению, выяснилось, что в одной из комнат дворца вполне можно жить, хотя крыша была повреждена, а пол усыпан камнями. Король сказал, что слишком тучен, чтобы работать, и потому он уселся на кусок мрамора и смотрел, как мальчик очищает комнату от хлама. Когда комната приняла более или менее приличный вид, Инга прошел по развалинам и обнаружил кресло и табуретку, которыми все-таки можно было пользоваться. Затем он отыскал кровати и матрасы, так что к вечеру они устроились даже с некоторыми удобствами.

Наутро, пока Ринкитинк еще сладко спал, а Билбил гулял по прибрежным склонам и щипал сочную травку, Инга начал тщательно обшаривать руины в поисках того места, где когда-то был банкетный зал. Наконец по обломкам мебели и мозаичному полу он понял, что нашел то, что искал. Но в самом центре зала оказались огромные куски мраморных стен, завалившие то место, где были спрятаны жемчужины.

Мальчик сначала очень огорчился, ибо понял, что ему не под силу расчистить пол, но по крайней мере он знал, где находятся жемчужины, и уже одно это вселило в него надежду. Нет, отчаиваться было рано, и Инга сел на камень и стал думать, что предпринять.

Тем временем Ринкитинк проснулся, встал и вышел из комнаты. На зеленой лужайке он увидел Билбила, улегшегося на травке.

— Где Инга? — спросил король, протирая заспанные глаза кулаками.

— Не задавай мне такие вопросы, — отозвался козел, с наслаждением жуя жвачку из сладкой травы.

— Билбил! — сказал король, присаживаясь рядом и уперев свой пухлый подбородок в ладони, а локти о колени. — Позволь сказать тебе, что я скучаю и хочу, чтобы меня кто-то поразвлек. Моего друга короля Киттикута увезли эти варвары, и мне не с кем и словечком перемолвиться. В конце концов я твой король, а ты мой козел. Расскажи-ка мне какую-нибудь историю!

— А вот и не расскажу! — сказал Билбил и скорчил презрительную гримасу.

— Если ты откажешься, я совсем расстроюсь, а у тебя слишком добрая душа, чтобы допустить такое. Ну расскажи мне что-нибудь, Билбильчик!

Козел презрительно посмотрел на него и сказал:

— Можно подумать, тебе четыре годика. Ну ладно, будь по-твоему: я расскажу историю, и, может быть, она принесет тебе пользу, если, конечно, ты поймешь мораль, в чем я сильно сомневаюсь.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru