Пользовательский поиск

Книга Путешествие в Страну Оз. Содержание - 4. КОРОЛЬ ДИС

Кол-во голосов: 0

4. КОРОЛЬ ДИС

Забавно было наблюдать за выражением лица Короля Диса, когда он разглядывал малыша, начиная от соломенной шляпы и кончая маленькими башмаками. Не менее увлекательное зрелище представлял и Пуговка, в свою очередь изумленно взирающий на Короля. Лисий Король никогда еще не видел чистое прекрасное детское лицо, а малыш не слышал, чтобы лисы разговаривали, и вообще никогда не встречал лис, столь нарядно одетых и управляющих большим городом. Похоже, что никто и не рассказывал малышу про разные волшебные истории, которые иногда происходят. Так что нетрудно понять, как удивило и — даже напугало Пуговку странное приключение.

— Мы тебе нравимся? — спросил Король.

— Не знаю.

— Ну разумеется, мы еще слишком мало знакомы. А ты знаешь, как меня зовут?

— Не знаю.

— Неужели? Ладно, я скажу тебе. Меня зовут Дис, но короля нельзя называть по имени; к королю можно обращаться только официально. Итак, мое официальное имя Король Лисин Четвертый. Ли-син — с ударением на втором слоге «син».

— А что такое «син»? — спросил Пуговка.

— Ну до чего же умный ребенок! — воскликнул Король, с улыбкой оборачиваясь к своим советникам. — Этот малыш действительно очень мил. Он спрашивает, что такое «син». Разумеется, «син» само по себе ничего не значит. Да, положительно, малыш чрезвычайно умен, ну почти как лисенок.

— Весь вопрос в том, что Ваше Величество вкладывает в понятие «лисий», — глубокомысленно произнес один из советников короля, старый серый лис.

— Разумеется, — согласился Король и, повернувшись к Пуговке, спросил:

— А теперь, когда ты знаешь мое имя, как ты будешь называть меня?

— Король Дис, — ответил мальчик.

— Почему?

— Потому что «син» ничего не значит.

— Отлично! Превосходно! У тебя блестящий ум. А ты знаешь, почему дважды два будет четыре?

— Нет.

— Разумно! Весьма разумно. Естественно, ты не знаешь. Никто этого не знает. Нам только известно, что дважды два четыре, а почему — никто не может ответить. Милый Пуговка, твои кудри и голубые глаза не соответствуют такой мудрости. Из-за них ты выглядишь слишком юным и твоя мудрость остается скрытой. Я решил оказать тебе большую честь. Жалую тебе лисью голову, чтобы ты и внешне выглядел таким же умным и очаровательным.

С этими словами Король взмахнул лапой, в одно мгновение прелестные кудри и свежее круглое личико с огромными голубыми глазами исчезли, и на плечах Пуговки оказалась лисья голова с острым носом, заостренными ушами и пронизывающими маленькими глазками.

— О, пожалуйста, не делайте этого! — закричала Дороти испуганно, отпрянув от неузнаваемо изменившегося малыша.

— Поздно, дорогая крошка, дело сделано. Тебе тоже не помешала бы лисья голова, если, конечно, ты сумеешь доказать, что так же умна, как Пуговка.

— Не хочу, она такая страшная! — воскликнула Дороти.

Услышав это, малыш расплакался.

— Как ты можешь называть эту прелестную голову ужасной? — спросил Король. — Мне кажется, новое лицо малыша гораздо красивее, чем прежнее, а моя жена утверждает, что у меня прекрасный вкус. Не плачь, лисенок. Тебе оказали высокую честь — ты должен гордиться и быть веселым. Ну, нравится тебе новая голова, Пуговка?

— Н-не з-з-на-ю! — заикаясь от слез, пробормотал малыш.

— Пожалуйста, ну пожалуйста, Ваше Величество, верните ему прежнюю голову! — взмолилась Дороти.

Король Лисин Четвертый покачал головой:

— Не могу. Даже если захотел бы, у меня нет власти на обратное превращение. Пуговке придется остаться с лисьей головой, и, уверен, он полюбит новое обличье, когда привыкнет к нему.

И Дороти, и Косматый страшно огорчились, что в их маленькой дружной компании произошла такая неприятность. Тотошка даже залаял на мальчика-лисенка, не разобравшись, что это его друг, только с лисьей головой. Но Дороти шлепнула Тотошку и заставила его замолчать. Наоборот, все лисы считали, что новая голова очень подходит малышу и что Король оказал ему большую милость.

Наверное, кому-то забавно было наблюдать, как малыш ощупывал свой острый нос и широкий рот. Он смешно поводил ушами, а в его маленьких черных глазках блестели слезы. Дороти страшно огорчилась и не могла смеяться над другом.

В этот момент в комнату впорхнули три маленькие лисички-принцессы, дочери Короля. Когда они увидели Пуговку, одна воскликнула:

— Ой, какой он очаровательный!

А вторая в восторге прибавила:

— Какой милый!

Третья принцесса радостно захлопала в ладоши и закричала:

— Какой он красивый!

Пуговка перестал плакать и неуверенно спросил:

— Это правда?

— Такого милого личика нет больше ни у кого на свете, — решительно заявила старшая принцесса.

— Ты должен стать нашим братом и остаться жить у нас! — воскликнула ее сестра.

— Мы будем нежно, любить тебя, — добавила третья принцесса.

После этих признаний малыш повеселел и даже попробовал улыбнуться. Увы, у него получилось лишь жалкое подобие улыбки, потому что он еще не привык к новому лицу. Дороти подумала, что улыбка на лисьей мордочке выглядит ужасно.

— По-моему, нам надо идти дальше, — робко предложил Косматый. По правде говоря, он испугался: мало ли что еще может взбрести в голову Королю Дису.

— Умоляю, не покидайте нас так быстро, — взмолился Король. — Я хотел в вашу честь устроить праздник.

— Пожалуйста, устройте его после того, как мы уйдем, у нас нет времени, — вежливо попросила Дороти. Но увидев, как нахмурился Король, она добавила:

— Если вы хотите получить приглашение от Озмы на день рождения, я должна попасть к ней как можно скорее.

Хотя Лисбург был очень красив, а его жители великолепно одеты, и Дороти, и Косматый чувствовали себя здесь беззащитными и мечтали поскорее убраться восвояси.

— Но уже поздно, — напомнил Король, — в любом случае вам придется подождать до утра. Приглашаю вас на ужин, а после ужина в театр, в королевскую ложу. А завтра, если не передумаете, можете продолжить путешествие.

Друзья согласились, и лисы-слуги проводили их в роскошные покои королевского дворца.

Пуговка боялся оставаться один, и Дороти пришлось отвести его в свою комнату. Пока лисагорничная причесывала Дороти (а надо сказать, за время путешествия ее волосы сильно спутались и разлохматились) и вплетала ей чистые яркие ленты, другая горничная расчесала волосы на лице и голове несчастного малыша, тщательно пригладила их, а затем повязала по розовому банту на его острые ушки. Горничные хотели нарядить детей в прелестные костюмчики из перьев, чтобы они были одеты, как все лисы, но дети отказались.

— Матросский костюм никак не подходит к лисьей голове, — сказала горничная, — и я что-то не припомню, чтобы хоть одна лиса когда-нибудь была матросом.

— Я не лиса! — закричал Пуговка.

— К сожалению, ты прав, — согласилась горничная. — Но на твоих тощих плечах сидит прелестная лисья головка, а это почти так же хорошо, как если бы ты был лисой.

Малыш, вспомнив о своем несчастье, снова заплакал. Дороти начала утешать Пуговку и пообещала придумать какое-нибудь средство, чтобы вернуть ему его собственную голову.

— Если нам удастся попасть к Принцессе Озме, она тут же вернет тебе прежний облик, — пообещала девочка. — Поэтому не огорчайся, мой милый, и постарайся пока приспособиться к этой голове. Конечно, она не такая красивая, как твоя, что бы там ни говорили лисы, но ты ведь можешь потерпеть еще немного, правда?

— Не знаю, — с сомнением произнес малыш, но плакать перестал.

Дороти расправила ленты, приколотые служанками, и дети приготовились идти к королевскому столу. Когда они пришли в роскошную гардеробную и увидели своего косматого друга, то обнаружили, что он почти не изменился. Косматый отказался сменить тряпье на новую одежду, заявив, что тогда он уже не будет Косматым и ему придется, заново привыкать к себе.

Косматый сказал Дороти, что он расчесал и пригладил волосы, бакенбарды и бороду, но девочка подумала, что, скорее всего, он расчесывал их в противоположном направлении, поскольку вся растительность на голове и лице ее друга оставалась такой же всклокоченной, как и прежде.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru