Пользовательский поиск

Книга Лоскутушка из Страны Оз. Страница 2

Кол-во голосов: 0

— Я не знал, что меня зовут Невезучим, — признался Оджо, — но это имя мне подходит.

— Тебе и впрямь не повезло, мой милый — приговаривала Марголотта, накрывая на стол и доставая из буфета еду. — Ты живешь один в лесу, который мрачней, чем наш. Но теперь, когда ты ушел из него, может, тебе и повезет. Если в своих странствиях ты потеряешь приставку «не», то станешь Оджо Везучим, а это гораздо лучше.

— Как же мне потерять это самое «не»? — оживился Оджо.

— Не знаю, но ты просто помни об этом, и если подвернется такая возможность, не упусти ее, — сказала женщина.

В жизни Оджо не ел таких вкусных вещей. На столе стояло аппетитное дымящееся рагу, тарелка голубой фасоли, кувшин сладкого голубоватого молока, голубой пудинг с синими сливами. Когда гости как следует подкрепились, хозяйка спросила:

— Вы пришли к доктору Пипту по делу или просто так?

Дядя Найди лишь помотал головой, но Оджо сказал:

— Мы совершаем путешествие и решили отдохнуть и собраться с силами у вас. Дядя Нанди вряд ли так уж хочет встретиться со знаменитым Кривым Колдуном, но я был бы рад хоть глазком взглянуть на него!

Женщина на мгновение задумалась.

— Помнится, когда-то, много лет назад, мой муж и твой дядя Нанди были большими друзьями, — сказала она. — Может, им будет приятно снова увидеться. Я уже говорила, что Кривой Колдун очень занят, но если вы обещаете не мешать, то я позволю вам зайти в его лабораторию и посмотреть, как он готовит удивительное снадобье.

— Вот здорово! — весело воскликнул мальчуган. — Я — с удовольствием!

Марголотта провела гостей в круглую комнату в задней части дома, где была лаборатория чародея. В ней был куполообразный потолок и множество окон, отчего внутри было очень светло. В комнате имелась еще одна дверь, а под окнами стояла широкая длинная скамейка; кроме того, имелось еще несколько стульев. В большом камине горели синие поленья, и над синим пламенем висели четыре больших котла, в которых что-то вовсю булькало и кипело, испуская клубы пара. Чародей одновременно помешивал все четыре: два — руками, а два — ногами, к которым были привязаны деревянные черпаки. Он был так скрючен, что трудно было понять, где у него руки, а где ноги.

Дядя Найди подошел поздороваться со старым приятелем, но он не мог пожать ему ни рук, ни ног, поскольку они были заняты, и просто похлопал Колдуна по лысой макушке и произнес:

— Что?

— А! Молчаливый пожаловал, — заметил доктор Пипт, не поворачивая головы. — И он хочет знать, что я делаю? Так вот, когда я закончу, то у меня получится Оживительный Порошок. Только я один знаю, как его изготовить. Если им что-нибудь посыпать, этот предмет, чем бы он ни был, сразу оживает. У меня ушло на это снадобье несколько лет, но теперь могу сказать, что дело близится к концу. Видите ли, я делаю его для моей жены Марголотты, оно ей зачем-то очень понадобилось. Усаживайтесь поудобнее, дядюшка Нанди, а когда я закончу, мы поговорим.

— Вы, наверное, не знаете, — объяснила Марголотта, когда все уселись на широкой скамье под окном, — мой муж имел глупость отдать весь Оживительный Порошок, что он в свое время изготовил, колдунье Момби, которая жила в Стране Гилликинов. В обмен на Оживительный Порошок Момби дала доктору Пипту Порошок Юности, но она смошенничала, ибо от этого порошка не оказалось совсем никакого проку.

— А может, и Оживительный Порошок тоже оказался так себе? — предположил Оджо.

— Он просто чудо! — заявила Марголотта. — Тот первый Порошок мы попробовали на Стеклянном Коте, и он не только ожил, но и живет до сих пор. Он сейчас где-то в доме.

— Стеклянный Кот?! — удивленно воскликнул Оджо.

— Да, Кот — неплохой товарищ, только слишком уж любуется своей персоной и совершенно не желает ловить мышей, — пояснила Марголотта. — Муж сделал ему розовые мозги, но они оказались слишком изысканными для простого кота, и теперь он считает, что ему не к лицу гоняться за мышами. У него красивое красное сердце, сделанное из рубина, но оно холодное и бесчувственное — камень есть камень. Надеюсь, следующего Кота Кривой Колдун изготовит без сердца и мозгов, тогда он не станет отказываться ловить мышей и будет приносить дому пользу.

— А что сделала с Порошком колдунья Момби? — поинтересовался мальчик.

— Во-первых, оживила Тыквоголового Джека. Ты ведь слышал о Тыквоголовом Джеке? Сейчас он живет недалеко от Изумрудного Города, и его очень ценит Озма, которая правит всей Страной Оз.

— Никогда о нем не слышал, — признался Оджо. — Я вообще мало что знаю про Страну Оз. Я всю жизнь прожил с дядей Нанди, а он молчаливый, и рядом не было никого, кто бы мог мне что-то рассказать.

— Вот потому-то ты и есть Оджо Невезучий, — сочувственно сказала женщина. — Чем больше человек знает, тем счастливей он становится. Знания — самое главное в жизни.

— Но скажите, пожалуйста, что вы хотите сделать с Порошком, который готовит доктор Пипт? Он сказал, что Порошок зачем-то понадобился вам.

— Так оно и есть, — сказала Марголотта. — Я хочу оживить Лоскутушку.

— Лоскутушка? А кто она такая? — осведомился Оджо.

— Я ее тебе покажу, — сказала Марголотта, посмеиваясь над мальчиком. — Потому что словами объяснить это трудно. Но сначала я должна сказать, что уже давно думала, как неплохо было бы завести служанку, которая помогала бы мне вести хозяйство, готовила бы пищу и мыла посуду. Но никто не пойдет к нам работать, потому что мы живем на отшибе. Поэтому мой умный муж, Кривой Колдун, предложил, чтобы я сшила такую служанку из лоскутков, а потом он оживит ее с помощью чудодейственного Порошка. Мне это понравилось, и доктор Пипт принялся готовить новую порцию Оживительного Порошка. Он делает его уже давно, а потому у меня оказалось полнымполно времени, чтобы смастерить служанку. Все это, кстати, не так просто, как может показаться. Сначала я никак не могла решить, из чего же сшить девицу, но потом, роясь в сундуке, я обнаружила старое лоскутное одеяло, которое в молодости сшила моя бабушка.

— Что такое лоскутное одеяло? — полюбопытствовал Оджо.

— Одеяло, сшитое из разных кусочков ткани всевозможных цветов. Лоскутки все разной формы и размеров, и, если их хорошо пригнать друг к другу, одеяло прекрасно смотрится. Порой его называют сумасшедшим одеялом, потому что лоскутки такие разноцветные. Мы никогда не пользовались бабушкиным одеялом, потому что Жевуны ценят лишь один цвет — голубой, и оно провалялось в сундуке добрую сотню лет. Когда же я его нашла, то поняла: из него получится отличная девушка Лоскутушка. Когда ее оживят, она не будет такой гордой и надменной, как наш Стеклянный Кот. Пестрота лоскутков не позволит ей важничать и задирать нос.

— А что, голубой цвет — главный у Жевунов? — спросил Оджо.

— Да, но в других частях Страны Оз популярны другие цвета. В Изумрудном Городе, где живет принцесса Озма, главный цвет — зеленый. Но Жевуны предпочитают голубой, и когда мы оживим куклу-лоскутушку, она убедится, что ей не удастся своевольничать, как делают порой служанки, сделанные из того же материала, что и их хозяйки.

— Хорошая мысль. — Дядя Нанди одобрительно кивнул. Для него это была длинная речь, ибо состояла из целых двух слов.

— Вот я и разрезала одеяло, — продолжала Марголотта, — и сделала из него куклу, которую набила ватой. Сейчас я вам покажу, как я неплохо поработала.

И с этими словами она подошла к шкафу и распахнула дверцы. Затем она вернулась с большой куклой-лоскутушкой в руках, которую посадила на лавку, где та и осталась сидеть.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru