Пользовательский поиск

Книга Лоскутушка из Страны Оз. Содержание - 19. ВСТРЕЧА С ТОТТЕНГОТАМИ

Кол-во голосов: 0

— Если бы колодец был в людных местах, мы бы о нем знали, — размышляла Дороти. — Если же он в диких краях, то кому там нужен колодец? Возможно, его вообще не существует.

— Он должен существовать, — возразил Оджо, — иначе в книге Колдуна о нем не было бы ни слова.

— Наверное, — согласилась Дороти. — Но если он находится в Стране Оз, мы обязаны его отыскать.

— По крайней мере, мы должны его поискать, — сказал Страшила. — А найдем мы его или нет, зависит от везения.

— Ой! — воскликнул Оджо. — Но я ведь Оджо Невезучий…

19. ВСТРЕЧА С ТОТТЕНГОТАМИ

Через сутки пути отряд подошел к дому Джека Тыквоголового. Джек сам сделал его из огромной тыквы и очень им гордился. В тыкве были прорезаны дверь и окна, а также сделано отверстие для трубы от маленькой печки. К двери вели три ступеньки. В доме был неплохой пол. В гостиной стояла удобная мебель.

Разумеется, Джек мог бы переехать в более роскошный дом, если бы того захотел, — Озма очень любила этого глупца, вместе с которым когда-то давно порядком попутешествовала, но Джек предпочитал оставаться в доме-тыкве, считая, что это жилище очень ему идет, с чем трудно было не согласиться.

Туловище этого существа было сделано из дерева — из веток и сучьев различных размеров, а на этот деревянный каркас была надета красная рубашка в белый горошек. Также на нем были синие штаны, желтая жилетка, зелено-золотистый сюртук и на ногах — крепкие кожаные сапоги. Шеей служила заостренная палка, на которую была насажена тыква. В ней были вырезаны глаза, уши, нос и рот.

Дом Джека стоял посреди большой бахчи, где росли тыквы разных размеров — от гигантских до самых маленьких. Среди тех, что как раз поспевали, было несколько размером с его теперешний особняк, и он признался Дороти, что подумывает о том, чтобы сделать к своему дому новую тыквенную пристройку.

Путникам был оказан радушный прием. Джек пригласил их переночевать в его доме-тыкве, на что они, собственно, и рассчитывали. Лоскутушка не сводила с Джека восхищенных глаз.

— Ты очень хорош собой, — сообщила она ему, — хотя Страшила все же будет покрасивее.

Джек пристально посмотрел на Страшилу, и его старый приятель лукаво подмигнул нарисованным глазом.

— О вкусах не спорят… — вздохнул Джек. — Старая ворона как-то сказала мне, что я — просто загляденье, хотя птица могла и заблуждаться. Я заметил, что вороны избегают Страшилу. Он отличный парень, хотя и набит соломой. Я же не набит ничем, а сделан из лучшего орешника.

— Обожаю набитых! — сказала Лоскутушка.

— Ну, раз на то пошло, моя голова набита тыквенными семечками, — признался Джек. — Они у меня вместо мозгов. Когда тыква свежая, я очень умен. Сейчас, к сожалению, семечки подсохли, и вскоре мне придется сменить голову.

— Ты меняешь головы? — удивился Оджо.

— Ну да. Тыквы не вечны. Они довольно быстро портятся. Потому-то я выращиваю столько тыкв, чтобы, когда понадобится, без труда можно было выбрать подходящую.

— А кто вырезает рот, нос, уши, глаза?

— Я сам. Снимаю старую голову, ставлю на стол и срисовываю с нее узор на новую. Иногда новое лицо выходит лучше старого — выразительнее, веселее, но в целом всегда получается неплохо.

Собираясь в путь, Дороти упаковала все необходимое в рюкзачок, который Страшила забросил себе за спину. Дороти надела простое платье и клетчатый капор — то, что и требовалось для долгого путешествия. Оджо прихватил с собой свою корзинку, куда Озма положила флакончик с Питательными Таблетками и фрукты. Но у Джека в огороде росли не одни тыквы, и он угостил Дороти, Оджо и Тотошку отличным овощным супом, а также тыквенным пирогом и сыром. Вместо постелей Джек предложил им охапки свежевысушенного сена, Дороти и Оджо были вполне довольны. Тотошка улегся спать рядом со своей маленькой хозяйкой.

Страшила, Джек и Лоскутушка не знали усталости и обходились без сна. Они проговорили всю ночь напролет под звездами. Чтобы не мешать спать Дороти, Оджо и Тотошке, они вышли из дома и разговаривали полушепотом. Страшила рассказал Джеку, что они ищут темный колодец, и спросил его совета, как разыскать такую диковинку. Тыквоголовый Джек тщательно обдумал это и сказал:

— Задача не из легких. Но на вашем месте я бы нашел первый попавшийся колодец, накрыл его — и он сделается темным.

— Боюсь, это не то, — сказал Страшила. — Колодец должен быть темным от природы, с водой, на которую никогда не падал луч света, иначе волшебство не сработает.

— А сколько надо воды?

— Один гилл.

— А сколько это?

— Надо спросить у Дороти.

Наутро они спросили ее и услышали в ответ:

— Я не знаю, сколько это, но захватила золотую фляжку… Там, наверное, больше, чем гилл. Кривой Колдун может отлить себе столько, сколько нужно. Беда в другом: мы понятия не имеем, где искать этот колодец.

Джек осмотрелся по сторонам и сказал:

— Вы вряд ли найдете здесь темный колодец — вокруг сплошные равнины. Вам нужно пойти в горы.

— А куда? — спросил Оджо.

— В Страну Кводлингов. Она к югу отсюда, — сказал Страшила. — Я так и знал, что нам придется идти в горы.

— Я тоже, — отозвалась Дороти.

— Но в Стране Кводлингов полно опасностей, — сказал Джек. — Правда, я сам там не бывал, но…

— Зато я бывал, — сказал Страшила, — и знаю, что такое Стреляющие Головы. У них нет рук, но бодаются они — будь здоров! Я имел дело с Воюющими Деревьями, которые наклоняются и дерутся ветками, и повидал много чего другого.

— Места там дикие, — согласилась Дороти, — и на нас могут обрушиться разные невзгоды, но делать нечего: раз нам нужна вода из темного колодца — надо идти.

Попрощавшись с Джеком, они двинулись на юг, туда, где раскинулась Страна Кводлингов — с горами, скалами, горными пещерами и лесами. Эти земли хоть и входили в Страну Оз, но были такими неосвоенными и удаленными от Изумрудного Города, что в дремучих лесах там жили самые странные существа, и не подозревавшие, что ими правит Озма. Когда их никто не трогал, эти существа тоже никого не трогали, но тех, кто вторгался в их владения, подстерегали немалые неприятности.

До Страны Кводлингов от домика Джека было два дня пути. Ни Оджо, ни Дороти не могли идти очень быстро, и друзья часто делали привалы. Первую ночь они провели в открытом поле среди лютиков и маргариток, а когда Оджо и Дороти легли спать, Страшила накрыл их тонким, но теплым одеялом из рюкзака, чтобы дети не замерзли. К вечеру второго дня они вышли на песчаную равнину. Идти по песку было трудно, но путники приметили на горизонте рощицу пальм, у подножия которых виднелись какие-то черные точки. Они прибавили шагу, чтобы заночевать под этими пальмами.

Они шли, и точки становились все больше и больше. Хотя уже смеркалось, Дороти казалось, что она видит огромные котлы, перевернутые вверх дном. А за пальмами начинались россыпи огромных камней, за которыми высилась гора.

Путники решили начать подъем с утра, а ночь провести на равнине. К пальмам они подошли уже в сумерках. Дороти решила получше рассмотреть один из странных черных предметов, которых вокруг были десятки. Она подошла к одному из них — а он был высотой с нее, — и в этот момент с грохотом отскочила крышка, и из предмета в воздух взмыло странное темное создание, которое потом плюхнулось на песок рядом с Дороти. За ним из отверстия стали выпрыгивать другие. Точно так же пооткрывались крышки и в других «котлах», и из них, словно чертики из коробки, начали выскакивать загадочные существа. Примерно сотня этих созданий окружила маленький отряд.

Дороти успела понять, что это хоть и крошечные, причудливые, но все-таки люди. Туловища у них были темные, а волосы, стоявшие торчком, как проволока, — красные. На них не было ничего, если не считать набедренных повязок, а также браслетов на руках и ногах, ожерелий и сережек в ушах.

Тотошка прижался к ногам Дороти и заскулил: ему явно не понравились существа. Лоскутушка забормотала что-то вроде: «Хоппити-поппити-прыгскок!» — но никто не обратил на нее внимания. Оджо прижался к Страшиле, тот — к Дороти, а девочка спокойно спросила:

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru