Пользовательский поиск

Книга Лоскутушка из Страны Оз. Содержание - 5. УЖАСНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Кол-во голосов: 0

Граммофон заиграл веселый марш, а Кривой Колдун отпер шкаф и вынул золотую баночку с Оживительным Порошком.

Затем все подошли к скамейке, где сидела Лоскутушка. Марголотта и дядя Нанди стояли у окна, Оджо — сбоку, а Кривой Колдун расположился перед куклой, чтобы ему было сподручнее посыпать ее Порошком.

Стеклянный Кот тоже подошел поближе, чтобы поглядеть на занятное зрелище.

— Все готовы? — спросил доктор Пипт.

— Все готовы, — отозвалась его жена.

Тогда Кривой Колдун наклонился к Лоскутушке и потряс баночку. Из нее высыпалось несколько крупинок чудесного средства, и они упали на голову и руки куклы.

5. УЖАСНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

— Чтобы волшебство сработало, потребуется несколько минут, — заметил колдун, аккуратно посыпая куклу Порошком.

Но внезапно Лоскутушка подняла руку и выбила баночку из руки Кривого Колдуна. Баночка взмыла в воздух. Марголотта и дядя Нанди так испугались, что отскочили назад и столкнулись. Голова дяди Нанди задела полку, с которой опрокинулась банка с Окаменителем.

Кривой Колдун издал такой крик, что Оджо отпрянул в сторону. За ним, сжимая в ужасе свои тряпичные руки, отскочила и Лоскутушка. Стеклянный Кот спрятался под столом. В результате Окаменитель попал только на Марголотту и дядю Нанди. Волшебство сработало мгновенно. Они оба тотчас же застыли в тех позах, в каких были, когда на них пролилось зелье.

Оджо оттолкнул Лоскутушку подальше и подбежал к дяде Нанди. Он страшно перепугался за своего единственного друга и защитника. Когда он схватил его за руку, то почувствовал, что она холодна и тверда, как мрамор. В мрамор превратилась и длинная его борода. Кривой Колдун в отчаянии носился по комнате. Он умолял жену простить его, ответить ему, снова вернуться к жизни.

Лоскутушка быстро пришла в себя от испуга. Она подошла поближе и с большим интересом смотрела на людей. Затем она посмотрела на себя и засмеялась. Увидев зеркало, она подошла к нему и с удивлением стала разглядывать свою необычную внешность — глаза-пуговицы, зубы-бусинки, курносый нос. Затем, обращаясь к своему отражению, она продекламировала:

Что за чудо из чудес?

Кто там в зеркало залез?

Ах, какая пестрота!

Ах, какая красота!

Она поклонилась, и ее отражение тоже отвесило поклон. Затем она весело рассмеялась, после чего Стеклянный Кот выполз из-под стола и сказал:

— Я не удивляюсь, что ты над собой смеешься. Ты согласна, что у тебя жуткий вид?

— Жуткий? — удивилась Лоскутушка. — Да я просто прелесть! Я — диковинка, а стало быть, единственная в своем роде! В мире много загадочных, нелепых, смешных, забавных, уникальных существ, но я, видать, им всем дам сто очков вперед! Только бедняжке Марголотте могло прийти в голову создать такое странное существо. Но я рада, очень рада, что я — это я и не похожа ни на кого другого.

— Помолчи! — вскричал Колдун. — Помолчи и дай мне собраться с мыслями. Иначе я просто рехнусь.

— Тьфу, я устал играть этот марш, — заговорил Граммофон через трубу резким, скрипучим голосом. — Если ты не возражаешь, дружище Пипт, я немного передохну!

Кривой Колдун мрачно уставился на музыкальный ящик.

— Какое невезение! — горестно воскликнул он. — Оживительный Порошок попал на Граммофон.

Он подошел к нему и увидел, что золотая баночка с заветным Порошком опрокинулась над Граммофоном, просыпав все свое драгоценное содержимое на него. Теперь Граммофон ожил и начал отплясывать какой-то танец, топая ножками столика, к которому был приделан. Эта пляска так рассердила доктора, что он пихнул не в меру развеселившуюся машину в угол и задвинул ее скамейкой.

— От тебя и раньше не было покоя, — горько проговорил ему Кривой Колдун, — но живой Граммофон способен свести с ума всех нормальных людей в Стране Оз.

— Попрошу без оскорблений! — обиженно отозвался Граммофон. — Ты же сам меня оживил, старина! Я тут ни при чем.

— Да, наделали вы дел, доктор Пипт, — презрительно заметил Кот.

— Я не жалуюсь, — сказала Лоскутушка и стала весело кружиться по комнате.

— Это все я виноват, — сказал чуть не плача Оджо, потрясенный участью дяди Нанди. — Меня же зовут Невезучим.

— Что за чушь, мальчуган! — весело воскликнула Лоскутушка. — Если у тебя есть ум, чтобы принимать решения и действовать, тебя нельзя считать невезучим. Невезучие — это те, кто надеется на авось, как доктор Пипт. А в чем, собственно, проблема, господин Волшебных Дел Мастер?

— На мою дорогую жену и дядюшку Нанди случайно пролился Окаменитель и превратил их в мраморные статуи, — печально отозвался Колдун.

— Так почему ты не посыплешь их этим твоим Порошком из баночки и не превратишь опять в людей? — спросила Лоскутушка. — Ха-ха-ха! Хныхны-хны!

Кривой Колдун, услышав это, подпрыгнул.

— Ив самом деле! Мне это как-то не пришло в голову! — воскликнул он и, схватив золотую баночку, подбежал к жене.

Лоскутушка же сказала такой стишок:

Ха— ха-ха! Хны-хны-хны!

Ой, как глупы колдуны!

Я учу его, как жить,

Как супругу оживить!

Колдун вскарабкался на скамейку, ибо он был такой скрюченный, что иначе не смог бы никак дотянуться до макушки жены, и начал трясти над ней баночку. Но из нее не высыпалось ни крупинки. Колдун снял крышку, заглянул внутрь и с криком отчаяния отбросил баночку в сторону.

— Ни крупинки! Все, все ушло на этот проклятый Граммофон. Нечем оживить мою дорогую жену!

Кривой Колдун уронил голову на руки и горько заплакал.

Оджо стало жаль Колдуна. Он подошел к нему и мягко напомнил:

— Вы можете сделать еще порцию Оживительного Порошка, доктор Пипт.

— Да, но мне придется шесть лет, шесть долгих лет помешивать в четырех котлах руками и ногами, — последовал грустный ответ. — И все эти шесть лет несчастная Марголотта будет стоять тут и смотреть на меня.

— Неужели нет никакого другого средства? — осведомилась Лоскутушка.

Сначала Кривой Колдун покачал головой, но потом что-то припомнил и сказал:

— Есть еще один волшебный состав, который может разрушить действие Окаменителя и вернуть к жизни и Марголотту, и дядю Нанди. Но для этого снадобья требуются вещи, которые очень нелегко достать. Но если они у меня будут, я бы мог сделать в одно мгновение то, на что иначе у меня ушло бы шесть лет непрерывной возни с котлами.

— Отлично, давайте отыщем то, что требуется, — предложила Лоскутушка. — Это все-таки лучше, чем гнуть спину над котлами.

— Неплохая мысль, Заплатка, — одобрительно отозвался Стеклянный Кот. — Я рад, что у тебя неплохие мозги. А мои — вообще бесподобны. Ты только посмотри, как вертятся розовые шарики.

— Заплатка? — переспросила девушка. — Ты назвал меня Заплаткой? Это что, мое имя?

— Мне кажется, моя бедная жена собиралась назвать тебя Ангелиной, — подал голос Кривой Колдун.

— Заплатка мне нравится больше! — рассмеялась та. — Это имя больше мне подходит, я же состою из латок и заплаток. Спасибо, господин Кот, за то, что вы мне его придумали. А у вас тоже есть имя?

— Есть, но очень глупое. Его дала мне Марголотта, но оно решительно не подходит к такой особе, как я, — отвечал Кот. — Она назвала меня Промахом.

— Да уж… — вздохнул Кривой Колдун. — Для меня это оказалось самым настоящим промахом в работе. Я совершил оплошность, ибо в мире нет более бесполезного, тщеславного и колкого создания.

— Насчет «колкого» я бы возразил, — сказал Кот. — Я уже много лет живу на белом свете — на мне доктор Пипт и поставил свой первый опыт с Оживительным Порошком, но, как видите, я цел и невредим и от меня не откололось ни кусочка.

— А разве на спине у тебя не трещинка? — пошутила Лоскутушка.

И Кот тотчас же побежал к зеркалу смотреться.

— Скажите, — обратился Оджо к Колдуну, — что мы должны отыскать для снадобья, которое оживит дядю Нанди?

— Во-первых, шестилистник клевера, — последовал ответ. — Такой клевер попадается на зеленых лугах возле Изумрудного Города, но и то крайне редко.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru