Пользовательский поиск

Книга Железный Дровосек из Страны Оз. Содержание - 12. ОЗМА И ДОРОТИ

Кол-во голосов: 0

— Кажется, я припоминаю Джинджер, — прощебетала Канарейка. — Она, конечно, вряд ли может помочь нам — в магии она не разбирается. Разве что она укажет нам, как пройти к замку Глинды. Но она хорошая, честная и неглупая девушка. Я буду рада с ней увидеться.

— Все наши беды начались с моего желания навестить Нимми Эми и предложить ей руку и сердце, — сказал Железный Дровосек. — Я никого не виню, но это Бут мне подал идею.

— Лично я очень рада, что он это сделал, — отозвалась Канарейка. — Если бы вы не попали в замок госпожи Юп, я бы по-прежнему томилась в ее золотой клетке. Куда лучше быть на свободе, даже в виде Канарейки.

— Думаешь, мы снова когда-нибудь станем самими собой? — спросила Зеленая Мартышка.

Канарейка не сразу ответила на этот важный для всех вопрос.

— Я-то всегда считала, что на всякое колдовство есть другое колдовство, но госпожа Юп утверждала, что ее чары не развеять ничем. Во всяком случае, я на это не способна, хотя мне казалось, что феи воздуха могущественней земных волшебников. Но магия рода Юкуку сильно отличается от волшебства тех, кто населяет Страну Оз. Остается надеяться, что Глинде оно по плечу. Если она не поможет, нам суждено оставаться теми, кем мы стали.

— Быть Канарейкой не так уж плохо, — сказала Железная Сова, мигая круглыми глазами. — И если тебе удастся найти маму — Радугу, тебе не о чем будет беспокоиться.

— Ничего подобного! — воскликнул Бут. — Я-то понимаю, что на душе у Многоцветки. Одно дело быть прекрасной девушкой, и совсем другое — птичкой. Точно так же, как мальчиком быть куда приятнее, чем зеленой обезьяной. Пока мы не станем собой, нам не быть счастливыми.

— Я с тобой согласен, — откликнулся Медвежонок. — Что бы сказала моя подруга Лоскутушка, если бы увидела меня в этом четвероногом обличье?!

— Она бы хохотала до слез, — предположил Дровосек. — Мне со своей стороны придется отказаться от намерения жениться на Нимми Эми, но я постараюсь не очень огорчаться. Я хотел выполнить свой долг, но если этому помешает магия — что ж, буду порхать сам по себе.

Наступило молчание. Все так задумались о постигшем их несчастье, что никто не заметил, как в дом вошла Джинджер. Некоторое время она изумленно взирала на пришельцев, но затем удивление сменилось гневом. В ее любимом кресле развалилась какая-то Мартышка, на другое уселась Железная Сова, а на ковре расположился Медведь. Джинджер не заметила Канарейки, но, схватив метлу, ворвалась в комнату.

— А ну, брысь отсюда, дикие создания! Как вы смели войти в мой дом?!

Ловким ударом метлы она сбила Медвежонка. Железная Сова, не дожидаясь того же, вспорхнула и стала летать по комнате, грохоча крыльями и уворачиваясь от метлы. Зеленая Мартышка так перепугалась, что сиганула в камин, где, по счастью, не было огня, и попыталась вылезти через трубу. Но труба оказалась слишком узкой, и она вернулась назад. Так и сидела она в камине, перепачканная с головы до ног сажей и золой, и дрожала мелкой дрожью. Оттуда ей было хорошо видно и комнату, и хозяйку.

— Перестань, Джинджер, перестань! — завопил Медведь, когда над ним снова вознеслась метла. — Неужели ты меня не узнаешь? Я твой старый друг Страшила.

— Не валяй дурака, — отозвалась Джинджер. — Ты меня не проведешь. Разве я не вижу, что ты Медведь, и к тому же довольно убогий на вид.

— Это потому, что во мне маловато соломы, — пояснил Страшила. — Когда госпожа Юп превратила меня в Медведя, она не сообразила, что меня надо получше набить.

— Кто такая госпожа Юп? — спросила Джинджер, недоверчиво качая головой и не опуская метлу.

— Великанша из Страны Гилликинов.

— А! Теперь понятно. Значит, она тебя заколдовала? А ты Страшила?

— Был когда-то. Теперь я Медведь, и к тому же кое-как набитый. Железная Сова — это не кто иной, как Железный Дровосек, император Мигунов, а Зеленая Мартышка — мальчик Бут, с которым мы недавно познакомились.

— А я Многоцветка, дочь Радуги, — сообщила Канарейка, подлетая к Джинджер, — и меня тоже заколдовали.

— Ну и ну! — воскликнула Джинджер. — Великанша, видать, могучая и злая волшебница!

— Она из рода Юкуку, — пояснила Многоцветка. — Но нам удалось бежать из ее замка, и теперь мы держим путь к Глинде. Она должна нам помочь.

— В таком случае я приношу вам свои извинения, — сказала Джинджер, ставя метлу в угол. — Я-то приняла вас за диких нахальных животных. Добро пожаловать в мой дом. Жаль, что не могу вас расколдовать. Но мой дом к вашим услугам.

После этого заявления Медвежонок поднялся на ноги. Сова снова уселась на спинку кресла, а Мартышка вылезла из камина. Увидев Бута, Джинджер фыркнула:

— В жизни не видала такой черной Зеленой Мартышки. Ты замажешь мою чистенькую комнату сажей и золой. Что тебя заставило прыгнуть в камин, скажи на милость?

— Я… я испугался, — смущенно признался Бут.

— Да, тебя надо привести в приличный вид, и я этим займусь. А ну, пойдем-ка!

— Что ты хочешь сделать? — спросил Бут.

— Устрою тебе хорошую чистку и мойку.

Ни мальчишки, ни мартышки не любят, когда их чистят, и потому Бут испугался намерений лихой Джинджер, но та схватила его за лапу и потащила во двор, где, несмотря на его крики и протесты, бросила в корыто с холодной водой и начала его обрабатывать щеткой и куском желтого мыла.

За все то время, что Бут был обезьяной, это оказалось самым тяжким испытанием. Но как он ни кричал и ни отбрыкивался, Джинджер деловито намыливала и скребла его щеткой, а потом вытерла насухо суровым полотенцем.

Медвежонок и Сова с одобрением следили за этим купанием, после которого зеленая шубка Мартышки засияла и заблестела вовсю. Канарейке это тоже понравилось… Рассмеявшись, она прощебетала своим серебряным голоском:

— Молодец, Джинджер! Ни сил, ни смекалки тебе не занимать. Но до чего же уморительно выглядела эта обезьяна, когда ты ее мыла!

— Я не обезьяна! — горячо запротестовал Бут. — Я мальчик в облике обезьяны. Вот и все.

— Объясни мне разницу между обезьяной и мальчиком в облике обезьяны, и я обещаю больше не мыть тебя в корыте, если, конечно, ты снова не заберешься в камин. А вообще, о людях обычно судят не по их сути, а по облику. Ну-ка, посмотри на меня. Бут, и скажи, кто я такая.

Бут посмотрел и сказал:

— Самая красивая девушка, какую я когдалибо видел.

Джинджер нахмурилась, вернее попыталась, и сказала:

— Пойдем, я угощу тебя такой шоколадо-карамелией, какую ты в жизни не пробовал. Это новый сорт, и выращивать его умею только я.

12. ОЗМА И ДОРОТИ

В одной из комнат королевского дворца в Изумрудном Городе сидели Озма, правительница Страны Оз, и ее подруга Дороги. Озма читала какойто рукописный свиток, который она взяла из королевской библиотеки, а Дороти вышивала. Время от времени она наклонялась погладить песика, который лежал у ее ног. Это был ее верный друг и спутник Тотошка.

Озме можно было дать лет четырнадцать-пятнадцать, но она долгие годы правила Страной Оз и не стала нисколечко старше. Дороти была помладше Озмы. Какой она прилетела в Страну Оз из Канзаса, такой и осталась.

Страна Оз не всегда была волшебной. Когдато давно это была самая обыкновенная страна, отгороженная от остального мира большой песчаной пустыней со всех четырех сторон. Королева фей Лурлина, пролетавшая над ней со своей свитой, увидела это и решила сделать страну волшебной. Королева оставила одну фею править страной, а сама отправилась дальше и вскоре об этом забыла.

С тех пор в Стране Оз никто не умирал. Старики оставались стариками, молодые — молодыми, дети — детьми, они резвились и играли сколько душе угодно, а младенцы лежали в колыбельках, и родители нежно о них заботились.

Возраст перестал иметь значение, и жители Страны Оз вскоре позабыли, кому сколько лет. Они не знали болезней, и потому среди них не было врачей. Но хотя никто не мог умереть от старости или болезни, несчастные случаи все же время от времени происходили с обитателями этой волшебной страны, и кое-кто мог таким образом потерять жизнь. Но в целом у жителей Оз не было ни больших забот, ни тревог, и жили они спокойно и счастливо.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru