Пользовательский поиск

Книга Дядюшка Фистус, или Секретные агенты из Волшебной страны. Содержание - ГЛАВА СЕДЬМАЯ, в которой Эжелина неожиданно узнаёт, что её друг томится за решёткой

Кол-во голосов: 0

– Если ты, пушистая душонка, ещё раз расскажешь мне про свою знакомую крысу или про старую мышь Витти, я проглочу тебя и даже когти и хвост не выплюну. Я спрашиваю у тебя только про девочку. И всё.

– Ага, значит, про тех двух собак, которые гнались за ней, не надо рассказывать? – осведомился мышонок, преданно глядя на Фистуса чёрными блестящими глазами.

– Надо, – сказал Фистус, измученный вконец этим разговором. – А больше ни про кого не надо.

– Всё понял. Могли бы и сразу объяснить. А то я им тут битых полчаса рассказываю про толстую крысу Алису и про…

– Ты опять про своё? – оскалился кот, и чёрная шерсть на его спине поднялась дыбом.

– Нет, нет, что вы. Я про ваше, – торопливо запищал мышонок. – Потом собаки превратили девочку в бронзовый подсвечник.

Кот и обезьянка встревоженно переглянулись.

– А потом, – продолжил мышонок, – они вдруг из собак превратились в старичков и отнесли подсвечник в лавку господина Лукерье.

– А что было дальше? – не вытерпела обезьянка.

– А дальше мы нырнули в дырку под забором и ничего не видели, – ответили мышата.

– Вы говорили правду? – спросил кот, угрожающе прищурив левый глаз.

– Правду, – заверили его мышата, – да чтоб нам не есть сыра до самой смерти, если мы соврали!

* * *

Лукерье стоял в дверях своего магазина.

– Мне нужен подсвечник, – ещё издали крикнул ему – Фистус, – бронзовый подсвечник!

– Вы опоздали, милейший. Этот подсвечник уже куплен, – ответил лавочник.

– Как куплен? – Фистус побледнел.

– Ну да, куплен, – повторил старьёвщик и подозрительно покосился на Фистуса. – А почему это всех интересуют исключительно подсвечники? В моей лавке много и другого товара. Что-то тут нечисто!

Но Фистус даже не обратил внимания на враждебность хозяина лавки и торопливо спросил:

– А кто купил этот подсвечник?

– Кто? Ха-ха-ха! Так я вам и сказал! Теперь я понял. Вы бандит! И те двое хулиганистых старичков, которые требовали за свою, бронзовую рухлядь бешеные деньги, тоже были бандитами. Ишь, какой шустрый, – всё больше и больше распалялся старьёвщик, – скажи ему имя покупательницы! А вот и не скажу. Из принципа. Потому что я очень принципиальный.

– Ах, он принципиальный… – рассердился Фистус.

– Да, я такой, – гордо подбоченившись, подтвердил старьёвщик.

– Ах, он не скажет…

Королина поняла, что Фистус собирается превратить ничего не подозревающего старьёвщика в корзину для мусора и торопливо зашептала другу на ухо: «Поручи это щекотливое дело мне. Отойди и не вмешивайся, и тогда я узнаю от этого типа всё, что нужно».

Фистус нахмурился, но отступил. Интересы дела были важнее выяснения отношений с упрямым лавочником. Королина схватила его за руку и потащила за угол.

Через пару минут из-за угла лавки показалась кокетливая красавица с каштановыми волосами и принялась прохаживаться мимо озабоченного лавочника. Девушка то и дело поправляла волосы и игриво поглядывала на старьёвщика, бросавшего на юную незнакомку страстные взоры.

– Ну что? Узнали вы меня наконец? – обратилась красавица к очарованному лавочнику.

Тот напряжённо наморщил лоб, что-то вспоминая, и наконец воскликнул:

– О, так это вы – та самая девушка, которая победила в конкурсе красоты.

Королина скромно потупилась.

– Да, это я.

– Как же, как же, читал! Всё про вас знаю! Только у меня к вам вопросик имеется. Вот в одной газете сообщают, будто вы из семьи золотопромышленника, а в другой пишут, что ваш отец – владелец спичечного завода, так сказать, спичечный король. Так где же правда?

– О, об этом поговорим позже. Вы лучше ответьте, как зовут женщину, что купила в вашей лавке бронзовый подсвечник.

– И вы о том же? – удивился старьёвщик.

– Да, этот подсвечник достался мне в наследство от папочки-золотопромышленника. Но на днях его украли двое стариков.

– Я так и знал, что они бандиты, – пробурчал старьёвщик.

– И вот теперь, – продолжала Королина, – я ищу эту дорогую моему сердцу вещицу. Это единственная память о моём так скоро скончавшемся папаше.

По щеке девушки покатилась скупая слезинка.

– О, не плачьте, дитя моё, – расчувствовался старьёвщик. – Если бы я только знал, как зовут ту женщину, я бы обязательно сказал вам. Но я видел её впервые. Ах, как жаль, что я не смогу вам помочь!

– Что? – девушка рассвирепела. – Вы не знаете, как её зовут! Так что ж вы мне раньше-то об этом не сказали!

– Я? Я не успел, – попытался оправдаться несчастный старьёвщик.

Но девушка, не слушая его жалких оправданий, поспешила прочь от лавки. Вскоре Королину догнал заткавшийся Фистус.

– Ну что?

– Всё пропало! Этот глупый лавочник ничего не знает.

– Всё пропало! Ох-ох-ох, бедная наша девочка, – принялся сокрушаться Фистус.

– Больше мы её не увидим, – отозвалась обезьянка и яростно отшвырнула в сторону валявшуюся на дороге газету.

– Всё пропало? – вдруг оживился Фистус. – Нет! Кажется, ещё не всё! Королина, мне в голову пришла одна замечательная идея!

– Ах, Фистус! Ну до чего же ты умный и находчивый, – воскликнула обезьянка обрадованно. – Ну, рассказывай поскорее! Нам нужно всё вместе обдумать. Ведь недаром говорят: одна голова хорошо, а две лучше.

– Да, если бы у меня было две головы… – мечтательно протянул Фистус, и друзья поспешили домой обсуждать новую идею.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ.

Тайна монастыря у Мёртвого моря

Эжелина понемногу начинала привыкать к своей новой жизни в образе подсвечника. Теперь она стояла на маленьком изящном столике, украшенном перламутровой инкрустацией, и наблюдала за молоденькой служанкой, которая весело порхала по комнате, вытирая с мебели пыль. Наконец девушка подошла к столику, бережно взяла в руки Эжелину-подсвечник и уже было собралась обмахнуть пыль со старой бронзы, но в этот миг послышался голос хозяйки дома:

– Марцелла, вы уже разобрали почту?

– Нет, мадам Рассель, – откликнулась служанка, – но сейчас разберу.

Девушка осторожно поставила подсвечник обратно на столик и занялась разборкой почты.

– Ну что? – спросила пожилая женщина, входя в гостиную и усаживаясь в кресло. – Есть ли для меня какие-нибудь письма?

– Да, мадам Рассель, – ответила Марцелла. – Вот тут письмо из Америки от вашей сестры госпожи Лоренвиль и записка от господина настоятеля монастыря.

– О, – вздохнула пожилая женщина, – как хорошо, что брат и сестра не забывают меня.

Она неторопливо разорвала конверт со штампом Сан-Франциско, бегло пробежав письмо глазами, отложила его в сторону.

– У госпожи Лоренвиль, как всегда, забот полон рот. В прошлом письме она сообщила мне, что парикмахеры сделали её любимому пуделю какую-то отвратительную причёску. Бедная сестра даже проплакала от отчаяния полдня. А вот сейчас мадам Лоренвиль пишет, что у неё стряслась новая беда: уволился её конюх, и теперь некому будет завивать гриву и хвост кобыле Афродите.

Дядюшка Фистус, или Секретные агенты из Волшебной страны - i_028.jpg

С этими словами мадам Рассель развернула записку.

– О, Марцелла, – воскликнула она обрадованно, – распорядись, пожалуйста, чтобы приготовили праздничный обед. К нам сегодня приедет господин настоятель.

– Ну что ж, – подумала Эжелина, уже начинавшая скучать. – Праздничный обед – это хоть какое-то развлечение для бронзового подсвечника типа меня.

* * *

Примерно через час в дверях комнаты показался седой господин в чёрном. Эжелина с любопытством разглядывала посетителя. А мадам Рассель, завидев гостя, радостно встрепенулась.

– Симон, дорогой! Брат и сестра обнялись.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru