Пользовательский поиск

Книга Дороти и Волшебник в Стране Оз. Содержание - 20. ЗЕБ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА РАНЧО

Кол-во голосов: 0

— Дай мне сюда моего крошку. Ник!

Все окружающие тоже закричали и захлопали в ладоши, радуясь тому, что подсудимый избежал смерти и оказался невиновным.

Взяв поросенка на руки и гладя его нежную шерстку, принцесса распорядилась:

— Выпустите Эврику из клетки, он больше не преступник, а наш общий друг. Где же ты нашел поросенка. Ник?

— В одной из комнат дворца, — отвечал тот.

— С правосудием шутки плохи, — со вздохом заметил Страшила. — Если бы ты его не нашел, Эврику наверняка бы казнили.

— Но справедливость все же восторжествовала, — примирительно произнесла Озма, — мой любимец снова со мной, а Эврика свободен.

— Не нужна мне ваша свобода, — капризно мяукнул вдруг котенок. — Пусть-ка Волшебник покажет свой фокус с поросятами. Если их окажется только семь, значит, это не тот, что потерялся, а какой-то совсем другой.

— Молчи, Эврика! — предостерегающе шепнул Волшебник.

— Не делай глупостей, — посоветовал вполголоса Железный Дровосек, — потом пожалеешь!

— У поросенка, принадлежавшего принцессе, было изумрудное ожерелье, — громко, во всеуслышанье заявил Эврика.

— Совершенно верно! — воскликнула Озма. — Выходит, это не тот поросенок, что мне подарил Волшебник.

— Нет, конечно, у него ведь их было девять, — пояснил Эврика. — Он все жадничал и не давал мне съесть даже одного. А теперь, когда ваш нелепый суд окончен, я, так и быть, расскажу, что в действительности приключилось с поросенком.

При этих словах все в тронном зале умолкли и замерли, и в наступившей тишине котенок продолжал свой рассказ спокойным и даже слегка насмешливым тоном:

— Должен признаться, что я действительно намеревался съесть поросенка на завтрак. Для этого я и забрался в комнату, где он сидел, и спрятался там под столом, пока принцесса одевалась. Когда Озма вышла, она оставила своего любимца на столе. Я тут же на него вспрыгнул и сказал поросенку, чтобы он особенно не дрожал, поскольку через полсекунды уже окажется у меня в желудке. Но разве эти существа слушают голос разума! Вместо того чтобы сидеть спокойно и дать мне себя проглотить, он весь затрепетал от страха и упал со стола прямо в большую вазу, которая стояла на полу. У нее очень узкое горлышко, и поначалу поросенок застрял вниз головой. Только я изготовился его ухватить, как он задергался, затрепыхался, да так сильно, что провалился на дно. Наверное, там и сидит до сих пор.

Это признание поразило всех. Озма тут же послала офицера в свою комнату за вазой. Когда он ее принес, принцесса заглянула в узкое горлышко и, в полном соответствии с рассказом Эврики, обнаружила на дне потерянного поросенка.

Добыть крошку, не разбив вазы, было невозможно, поэтому Железный Дровосек надколол ее топором и извлек маленького пленника.

Публика шумно ликовала, а Дороти подхватила на руки своего котенка. Она была очень рада тому, что он оказался все-таки невиновен.

— Но почему ты не рассказал обо всем с самого начала? — спросила она.

— Тогда бы было неинтересно, — заявил котенок, зевая.

Озма вернула Волшебнику поросенка, которого он по своей доброте хотел выдать за потерянного, а своего любимца отнесла назад, в королевские покои. Суд закончился, и жители Изумрудного Города разошлись по домам, довольные интересно проведенным днем.

20. ЗЕБ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА РАНЧО

К своему огорчению, Эврика обнаружил, что, хотя он никого и не съел, отношение к нему изменилось к худшему. Жители Страны Оз теперь знали, что котенок готов был совершить преступление и не сделал этого только случайно. С ним перестал водиться даже Голодный Тигр. Эврике было запрещено гулять по двору, и большую часть времени он проводил теперь в одиночестве, в комнате Дороти. Неудивительно, что вскоре он начал приставать к своей хозяйке с просьбами отослать его обратно домой: там-де жизнь куда веселее.

Дороти и сама соскучилась по дому и пообещала Эврике, что они не задержатся в Стране Оз надолго.

На следующий вечер после суда девочка попросила у Озмы разрешения взглянуть на волшебную картину. Принцесса с готовностью согласилась. Она привела девочку в свои покои и сказала:

— Тебе стоит только загадать, кого ты хочешь увидеть, моя милая, и они тут же предстанут перед тобой на картине.

Так Дороти узнала, что дядя Генри уже вернулся на ферму в Канзас. Она увидела его и тетю Эм в трауре: они ведь считали, что их маленькая племянница погибла во время землетрясения.

— Я хочу туда, к ним, — заволновалась девочка, — и как можно быстрее.

Зебу тоже захотелось увидеть свой дом, и, хотя по нему траура там никто не носил, от одного вида Хагсонского ранчо он затосковал не на шутку.

— Это хорошая страна, мне все здесь нравится, — признался он Дороти. — Но мы с Джимом здесь как бы лишние, старый конь то и дело просится домой, особенно с тех пор, как проиграл на скачках. Если ты нам поможешь туда добраться, мы тебе оба скажем спасибо.

— Озме ничего не стоит это устроить, — ответила Дороти. — Завтра утром я окажусь в Канзасе, а ты, если тебе так хочется, — в Калифорнии.

Последний вечер оказался таким приятным, что мальчик запомнил его на всю жизнь. Все они, кроме Эврики, сидели в покоях принцессы. Волшебник показывал новые фокусы. Страшила рассказывал смешные истории. Железный Дровосек пел любовные песни своим звучным металлическим голосом, все веселились, и всем было очень хорошо. Потом Дороти завела Тик-Тока, и он сплясал джигу, а Желтая Курица поведала кое-что о своих приключениях в Стране Эв, где правил когда-то Король Гномов.

Тем, кто имел привычку есть, было подано вкусное угощение, и, когда наступил час пожелать Дороти спокойной ночи, друзья расстались в прекраснейшем настроении.

На следующее утро они собрались все вместе в последний раз. В торжественной церемонии прощания участвовали также многочисленные чиновники и придворные.

Дороти взяла Эврику на руки и ласково простилась с друзьями.

— Мы будем тебя ждать, — сказал Волшебник, и она обещала опять вернуться, как только представится возможность.

— Дядя Генри и тетя Эм нуждаются в моей помощи, — добавила она. — Я не могу покидать нашу ферму в Канзасе надолго.

Озма надела волшебный пояс. Поцеловав напоследок Дороти, она загадала желание, и девочка с котенком исчезли в мгновение ока.

— Где же она? — спросил пораженный Зеб.

— Здоровается с дядей и тетей в Канзасе, — с улыбкой ответила Озма.

Тогда Зеб вывел Джима, запряженного в коляску, и занял привычное место на сиденье.

— Большое вам спасибо за доброту, — с чувством сказал мальчик, — и за то, что спасли мою жизнь, и за то, что помогаете теперь вернуться домой, словом, за все. Здесь у вас так здорово! Я думаю, что в целом свете нет более удивительной страны. Но, поскольку мы с Джимом не волшебные, наше место не здесь, а на ранчо. Прощайте все!

Он вздрогнул от неожиданности и потер глаза. Джим трусил по знакомой дороге, довольно помахивая хвостом и прядая ушами. Навстречу им из ворот ранчо вышел дядя Хагсон, да так и застыл на месте, воздев кверху руки и широко открыв рот.

— Господи помилуй! Да это никак Зеб… и Джим с ним! — воскликнул он. — Где же ты пропадал все это время, парень?

— Пропадал, да не пропал, как видишь, дядя, — ответил Зеб и засмеялся.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru