Пользовательский поиск

Книга Чудесная Страна Оз. Содержание - 14. КОЛДОВСТВО СТАРОЙ МОМБИ

Кол-во голосов: 0

— Печально, очень печально, — посочувствовал Жук-Кувыркун. Потом он внимательно оглядел своих попутчиков и вдруг предложил: — Почему бы не приделать Коню одну из ног Тыквоголового, раз уж он все равно едет верхом? И тот и другой — из дерева, насколько я понимаю.

— Вот это я называю блеск ума! — восхитился Страшила — Удивляюсь, как это мои мозги не придумали чего-нибудь подобного! За работу, дорогой Ник!

Джеку идея не особенно понравилась, но он подчинился и безропотно дал отнять у себя левую ногу, которую Железный Дровосек тут же приладил Коню. Тот восторга тоже не выказал — напротив, ворчал, что его «осрамили» и что новая нога, которую ему навязали, для всякого порядочного коня была бы позорищем.

— Поосторожней в выражениях, — оскорбился Тыквоголовый. — Помни, пожалуйста, речь идет о моей ноге!

— Я бы и рад забыть, да не могу, — парировал Конь. — Нога-то никудышная, под стать твоей персоне.

— Я никудышная персона?! — возмущенно вскричал Джек. — Да как ты смеешь?

— Никудышная, нелепая, нескладная и неладная! — продолжал выкрикивать Конь, сердито вращая глазами. — У тебя и голова-то не держится как надо: то ли вперед смотришь, то ли назад — разберись попробуй.

— Друзья мои, умоляю, не ссорьтесь, — взывал к обоим Железный Дровосек. — Помните, что ни один из нас не совершенен, давайте же терпимо относиться друг к другу!

— Отличное предложение, — одобрительно сказал Жук-Кувыркун. — У вас, я вижу, превосходное сердце, мой металлический друг.

— О да, — согласился Ник, донельзя довольный. — Мое сердце — моя гордость. Но не пора ли нам в путь?

Они водрузили одноногого Тыквоголового верхом на Коня, покрепче привязав его к седлу веревками. И маленький отряд под предводительством Страшилы вновь двинулся в направлении Изумрудного Города.

14. КОЛДОВСТВО СТАРОЙ МОМБИ

Скоро выяснилось, что Конь прихрамывает: новая нога оказалась ему длинновата. Пришлось сделать привал и ждать, пока Железный Дровосек укоротит ее своим топором, после чего деревянный скакун зашагал уже куда более резво. Он, однако, был по-прежнему недоволен.

— И как это я не объехал нору?! Беда, вот беда! — бурчал он себе под нос.

— Ну какая же это беда? — рассеянно заметил Кувыркун, семенивший рядом. — По-моему, это большая удача, что ты ее не объехал. От необъезженной лошади в хозяйстве мало проку.

— Прошу прощения, — довольно сердито сказал Тип, который близко к сердцу принимал все, что касалось Коня и Джека, — но шутка не очень-то смешна и к тому же в ней нет никакого смысла.

— Шутка есть шутка, — самоуверенно заявил Кувыркун. — Всем известно, что игра слов происходит из игры ума.

— Как ты сказал? — растерялся Тыквоголовый.

— Я сказал, дорогой мой друг, — объяснил ему Жук-Кувыркун, — что в нашем языке есть множество слов, имеющих не одно, а два и даже больше значений. Шутить, играя разными значениями одного и того же слова, — а это называется каламбур — способна лишь личность высококультурная, утонченная и в совершенстве владеющая речью.

— Здесь я с тобой не согласен, — упрямо сказал Тип, — каламбур может придумать кто угодно.

— Отнюдь, — высокомерно возразил Жук-Кувыркун. — Это требует высочайшего уровня образованности. Ты-то, мой друг, образован ли?

— Не особенно, — честно признался Тип.

— Тогда ты не можешь судить о предмете. Лично я, как вам уже известно. Высокообразован и могу вас заверить: склонность к каламбурам — верный признак гениальности. Скажу кстати, что наш Конь — ходячая нелепость. Имея в виду его происхождение из козел, ему больше пристало бы блеять и бодаться.

При этих словах Страшила чуть не задохнулся, Железный Дровосек встал как вкопанный и укоризненно взглянул на Жука. Конь возмущенно зафыркал, и даже Тыквоголовый закрыл рот рукой, чтобы спрятать улыбку, — ведь изменить выражение лица он не мог.

Сам же Жук-Кувыркун шел себе как ни в чем не бывало и, кажется, ничего не замечал. Поэтому Страшила счел необходимым сказать ему следующее:

— Я слышал, любезный друг, что образование не всем идет на пользу. Мозги — замечательная штука, но они должны еще иметь верное направление, а твои, сдается мне, слегка запутались.

Поэтому, если хочешь путешествовать вместе с нами, держи-ка лучше свою ученость при себе.

— Мы народ простой, — добавил Железный Дровосек, — и очень сердечный. Но если ты своей ученостью снова кого-нибудь… — он не закончил фразу и покрутил в воздухе своим блестящим топором, да так красноречиво, что Жук-Кувыркун в испуге отскочил от него на почтительное расстояние.

Довольно долго шли молча. Наконец Жук-Кувыркун тряхнул головой и сказал виновато:

— Я постараюсь исправиться.

— Вот и хорошо, — кивнул Страшила, и в маленьком отряде восстановилось согласие.

Когда они снова остановились, чтобы дать Типу передохнуть — мальчик был единственным среди них, кому требовался отдых, — Железный Дровосек обратил внимание на то, что поросший густой травой луг испещрен множеством круглых норок.

— Похоже, здесь живут полевые мыши, — сказал он Страшиле. — Быть может, и наша старая приятельница Королева Мышей поблизости.

— А ведь она могла бы оказать нам важную услугу, — заметил Страшила, которого вдруг осенила блестящая мысль. — Как бы нам ее позвать, дружище Ник?

Железный Дровосек поднес к губам серебряный свисток, висевший у него на шее, и громко свистнул. Тотчас из ближайшей норки выскочила маленькая серая мышь — и бесстрашно к ним приблизилась. Железному Дровосеку Королева Полевых Мышей доверяла вполне, он ведь спас ей однажды жизнь.

— Добрый день, ваше величество, — почтительно обратился Ник к Мыши. — Надеюсь, вы в добром здоровье!

— Благодарю, я вполне здорова, — пропищала Королева, присаживаясь на задние лапки, так что теперь все могли разглядеть на ее голове маленькую золотую корону. — Могу ли я быть полезна моим старым друзьям?

— Очень даже можете, — нетерпеливо заговорил Страшила, — если отпустите со мной в Изумрудный Город дюжину ваших подданных.

— Не будет ли им причинено вреда? — с некоторым сомнением спросила Королева.

— Решительно никакого, — отвечал Страшила, — они могут спрятаться в соломе, которою набито мое тело, а лишь только я подам знак, пусть выскакивают наружу и удирают со всех ног домой. Для них это не составит труда, зато мне поможет вернуть трон, незаконно захваченный Армией повстанцев.

— Ну что же, — сказала Королева, — я не откажу в вашей просьбе. Как только вы будете готовы, я призову сюда двенадцать самых смышленых моих подданных.

— Я готов хоть сейчас, — ответил Страшила. Он улегся на землю, расстегнул на себе сюртук и раздвинул немного солому, которой был набит.

Королева коротко пискнула, и в тот же миг двенадцать симпатичных полевых мышек выскочили из нор и выстроились перед своей правительницей в ряд, ожидая приказаний.

Что Королева им сказала на своем мышином языке, никто из путешественников, конечно, не понял, но мыши быстро, одна за другой, подбежали к Страшиле и юркнули к нему за пазуху.

Когда все двенадцать мышей скрылись в соломе, Страшила вновь застегнул сюртук на все пуговицы и от души поблагодарил Королеву.

— Вы могли бы оказать нам еще одну услугу, — сказал Железный Дровосек, — если бы побежали впереди нас, указывая путь в Изумрудный Город. Кое-кто упорно мешает нам до него добраться.

— Я с радостью это сделаю, — отвечала Королева. — Когда отправляемся?

Железный Дровосек взглянул на Типа.

— Я уже отдохнул, — сказал мальчик. — Не будем мешкать.

И они возобновили свое путешествие. Королева Полевых Мышей бежала впереди, то останавливаясь и поджидая остальных, то вновь чуть не скрываясь из виду.

Без ее помощи Страшила и его товарищи, пожалуй, никогда не добрались бы до Изумрудного Города, ибо усилиями старой Момби на их пути вырастали все новые и новые препятствия. Ни одно из них не было взаправдашним — все они только казались. Когда путь им преградила широкая стремительная река, маленькая Королева невозмутимо продолжила свой бег и благополучно пересекла поток, существовавший лишь в воображении, а за нею и остальные путешественники.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru