Пользовательский поиск

Книга Сундучок, в котором что-то стучит. Содержание - Эпилог I

Кол-во голосов: 0

Эпилог I

Каковы, однако, законы приключенческого жанра! Да и можно ли вообще называть их законами, если мы на одной странице повести можем скакнуть с бастиона крепости в Оук-порте в камеру хранения Витебского вокзала, что на Загородном проспекте Ленинграда (следующая остановка «Технологический институт»)? Из такой невероятной романтики – сразу в обыкновенную прозу, на Витебский вокзал.

А ведь слово «Витебск», между прочим, не такая уж и проза. Великий художник Марк Шагал, например, показал нам такой фантастический Витебск, что ни один писатель-приключенец за ним не угонится.

Ну, впрочем, это к слову, мы и гнаться за Шагалом не собираемся. Мы входим в зал камеры хранения вслед за сутулым старичком-дачником. Знаете, бывают такие старички-дачники в побелевших от старости по швам прорезиненных плащах, в обвисших шляпах из рисовой соломки, с двумя-тремя саженцами в руке и с ведерочком чернозема. Таков и наш старичок, эдакий отставной Букашкин, приятель поэ-та Андрея Вознесенского.

Он направился в серые коридоры автоматических камер, смирно поставил свое ведерочко на кафельный пол возле одной из них, засунул пальчик в вязаной перчатке в диск и тихо набрал дату Грюнвальдской битвы – тысяча четыреста десятый год. Дверь камеры открылась, и старичок достал оттуда сундучок. Извините, любезный читатель, за неуместную рифму.

Тут нервы старичка малость сдали, и он, воскликнув что-то на неизвестном языке, мягко опустился на пол, откуда и был поднят железной рукой капитана Рикошетникова. Рядом с Рикошетниковым находился его новый друг, участковый уполномоченный милиции Бородкин В. П.

«Вот ведь какая штука, – думал Бородкин, – передо мной обыкновенный старичок, никакой не чудак, не фантазия. Ни малейших поползновений к проверке не вызывает. А ведь не подошли бы, не проверили, и улетела бы птичка».

Капитан Рикошетников между тем деликатно и осторожно снял с лица «старичка» тончайший пластиковый грим и обнажил сатанински красивое лицо Накамура-Бранчковской.

– Браво, мадам! Ко всем вашим прочим талантам прибавился талант трансформации.

– Я протестую! – слабо сказала уставшая от борьбы за власть женщина. – Протестую против насилия над пенсионером.

– Пройдемте, товарищ, – мягко сказал Бородкин. – Сорри, дорогой товарищ, сюжет не терпит задержек.

Он увел «пенсионера» в соответствующие глубины Витебского вокзала, а капитан Рикошетников с заветным сундучком под мышкой вышел на Загородный и кликнул такси.

Случилось так, что я как раз ехал мимо на своем «Жигуленке» и, пользуясь правом старого знакомства, пригласил капитана Рикошетникова в машину.

– Вот, – сказал он, похлопывая по сундучку. – Скоро увидим, что там такое.

– Сегодня же и увидим, – сказал я. – Вас давно уже все ждут на улице Рубинштейна.

– Кто это все? – удивился капитан.

– Все герои нашей повести, начиная с Гены Стратофонтова.

– Позвольте, но я только несколько часов назад говорил с ним по телефону. Он еще не мог прилететь с Больших Эмпиреев! Не говоря уже о других, которые плывут на «Алеше Поповиче»…

– Простите, но это небольшой авторский произвол, – смущенно сказал я. – Мы сейчас переедем с вами из Первого Эпилога во Второй. Садитесь!

Эпилог II

Под медной лампой, сделанной из кормового корабельного фонаря, всем нашлось место: и детям переходного возраста, и их сорокалетним родителям, и старшему поколению. Был здесь даже вновь обретший родину и вторую часть своей фамилии Герман Николаевич Фогель-Кукушкин, оде– тый во вполне приличную серую пару из магазина «Великан».

– Я волнуюсь, малютка, – шептал он Даше Вертопраховой.

Все немного волновались, несмотря на свои стальные нервы. Даже автор малость суетился. Итак, Гена вынул из-за пазухи свою заветную трубочку, сделанную из нежного отростка дерева Сульп и подул!

Раздались эти странные звуки, уже дважды описанные в повести, и сундучок спокойно и непринужденно раскрылся. Древними, пустынными временами дохнуло изнутри. Все смолкло.

– Гена, доставайте ценности. Это ваше право, – дрожа от волнения, сказал автор.

Ценности оказались культурными!!! Это было письмо Йона трем его сыновьям: Мису, Маку и Тефя, – написанное на клочке древней кожи.

Письмо Йона
О сыновья благородные, милые дети!
К вам обращается Йон-прародитель,
душою смущенный.
Пойман был нами сегодня
в капкан хитроумный.
Мамонт ужасный, приплывший сюда
издалека.
Дети родные, мы вместе сражались
с жестоким пришельцем.
Мы не дрожали пред пастью его,
что дышала вулканом.
Мис-весельчак, ты всадил ему дротик
под ребра!
Доблестный Мак укротил его рык
преотличнейшей глыбой!
Ловкий Тефя, подобравшийся сзади,
пришпилил
Острым ножом его ухо к подножию
Сульпа.
Мне, смельчаки, вы оставили
дело пустое —
Просто добить исполина
любимой мотыгой.
Ныне победу великую
праздновать мы собралися…
Что ж я ловлю в ваших взглядах
раздора летучие тени?
Шкуру вы стали делить
побежденного зверя,
Ввергла вас в ссору лихую
простая дележка.
Мис пожелал себе сделать
из шкуры кафтаны,
Чтобы гулять, поражая вокруг
всех гагар и дюгоней.
Мак вознамерился сделать
из шкуры каноэ,
Чтобы к сиренам на Фухс
добежать побыстрее.
Даже милейший Тефя разгорелся
гордыней,
Хочет из шкуры он всей
понаделать игрушек,
С ними в дубравы уйти,
своих обезьян потешая.
Вижу я, Мис-весельчак,
как ты ищешь глазами свой дротик.
Доблестный Мак, ты уж
взялся руками за жуткую глыбу.
Ловкий Тефя,
отпусти своих замыслов рой
Из красивой головки на волю!
Дети, не ссорьтесь, не хмурьтесь
и шкуру делите по чести!
Дети, мы очень слабы
перед грозной игрою природы!
Если поссоритесь вы меж собою,
будете втрое слабее.
Будущий мамонт,
приплыв из косматых пространств
на любимый наш остров,
По одному вас пожрет без труда
и за милую душу.
Вот мой завет, прародителя Йона.
Ребята!
Вместе сражайтесь
и в мире делите победную шкуру!
Если же схватитесь вы меж собою
в постыднейшей склоке.
Вам не видать ни сирен, ни макак,
ни дюгоней прелестных!
Сами себя вы погубите
в мрачных сраженьях,
Радостей жизни и юных утех
не изведав.
Мир и согласье! – взывают к вам
звезды.
Мир и согласье! – вам волны гремят.
Мир и согласье! – это ваш воздух.
Мир и согласье между тремя!
33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru