Пользовательский поиск

Книга Кыш и я в Крыму. Содержание - 56

Кол-во голосов: 0

47

Мы, проговорив всю дорогу, дошли до «Кипариса», и ко мне подбежали мама и папа.

— Где ты пропадал? — спросили они в один голос.

Я незаметно посмотрел на Василия Васильевича.

— Мы прекрасно погуляли в лесу. Поговорили о добре и зле. В общем, остались довольны друг другом, — выручил он меня.

А я, чтобы мама больше не задавала ему никаких вопросов, сказал:

— У меня всё внутри переворачивается. Пойдём обедать.

— Неужели вовремя нельзя накормить ребёнка и собаку? — строго спросил папа маму.

— Я, кажется, объяснила, что нас просили не приходить домой до четырёх часов. Или ты не понял?

— Можно было зайти в пельменную! — сказал папа.

— Зачем идти в пельменную, если дома нас ждёт борщ и вот такие котлеты! — сказал я.

— Борщ и котлеты? — почему-то удивился Василий Васильевич. — Я был уверен, что вы не возитесь дома с обедом. Проще где-нибудь перекусить.

— Нас вместе с Кышем не пускают, а по очереди обедать скучно, — объяснил я.

— Моему мужу хорошо советовать! — пожаловалась мама. — А мы живём как на вулкане. Утром не знаем, что день грядущий нам готовит.

— Вы спали, как сурки, когда у вас из-под носа стянули мой лучший единственный свитер! — упрекнул папа. — Вася, надо было тебе сразу взяться за это дело. По горячим следам пойти, так сказать. Я даже по-дружески тебя прошу: зайди, побеседуй с хозяйкой… Может быть, что-нибудь выяснишь в конце концов. А?

— Непременно на днях зайду. Непременно.

Я потянул маму за руку обедать.

Когда мы открыли калитку, навстречу нам бросилась Анфиса Николаевна. Лицо у неё было весёлым и счастливым. А мама, наоборот, хмурилась. Обняв её, Анфиса Николаевна сказала:

— Ирина! Голубушка! Это ОН… Понимаете? Действительно, ОН!

— Очень рада, но вы бы хоть объяснили нам, кто ОН?

— Пожалуйста, не спрашивайте ни о чём… Это ОН!.. Он жив!.. Вы послезавтра всё поймёте… Идёмте обедать и не браните меня! Я за вами поухаживаю. Мойте руки.

Мы с мамой опять переглянулись, вымыли руки и сели за стол. Но перед тем как сесть, я достал из холодильника филе для Кыша. Анфиса Николаевна поставила перед нами по полтарелки борща. Я быстро съел и попросил добавки. Что такое полтарелки борща для голодного человека?

— Борща больше нет, — виновато сказала Анфиса Николаевна.

— Как? Была же целая кастрюля! — не удержавшись, воскликнул я, потому что так мечтал об этом борще!

— Алёша! Ты совсем распустился! — прикрикнула на меня мама. — Безобразие! Что за тон? Извините его, пожалуйста.

— Я тоже на его месте расстроилась бы. Не ссорьтесь.

Анфиса Николаевна принесла другие тарелки, но вместо моих любимых котлет с макаронами на них лежала яичница с колбасой и салат из огурцов.

— И котлеты и макароны тоже ОН съел, хотя я специально для НЕГО приготовила холодный щавель с простоквашей и кусочками чёрного хлеба… Ну, братец! Ты у меня ответишь за всё! — пригрозила наша хозяйка.

Ни я, ни мама, ничего больше не выясняя, съели второе. Правда, я со злостью думал про какого-то братца и его волчий аппетит. Съесть зараз тарелки три борща и штук шесть котлет с макаронами! Обжора несчастный!

Мама поблагодарила Анфису Николаевну за обед и попросила не расстраиваться из-за всего случившегося. Потом она села на лавочку и стала читать книгу. Из всех нас как следует наелся только Кыш. Он в изнеможении лежал на боку, вытянув лапы, старался отдышаться и сонно закрывал глаза. А Волна неподалёку от него, урча, доедала кусочки мороженого филе. Однако с Кыша взгляда не сводила.

Я тоже вроде него вдруг осоловел, прилёг прямо на травке под чинарой и уже почти совсем заснул, но меня позвали:

— Алёша!

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru