Пользовательский поиск

Книга Тайна шепчущей мумии. Содержание - НОМЕР УДАЛСЯ

Кол-во голосов: 0

Мумия что-то шептала ему! Сквозь слегка приоткрытые губы выходили слова — их произносил египтянин, не живший уже более трех тысяч лет.

Профессор не мог разобрать слов. Это были гортанные и шипящие звуки, такие тихие, что он едва мог их расслышать. Но голос то поднимался, то опускался и звучал все настойчивее и требовательнее, словно мумия пыталась с большим трудом что-то втолковать ему.

Профессора охватило невероятное возбуждение. Скорее всего, это был древнеарабский язык — временами ему, казалось, что он вот-вот узнает знакомые слова.

— Дальше, Ра-Оркон! — настаивал он. — Я пытаюсь понять тебя.

— Чего изволите, сэр?

При звуках голоса у себя за спиной профессор резко обернулся. Мумия тут же умолкла. Перед ним стоял Уилкинс с маленькой острой пилой в руках.

— Уилкинс! — закричал Ярбору. — Ра-Оркон опять шептал! Он начал сразу, как только вы вышли, и тут же перестал, как вы вошли.

У Уилкинса был очень серьезный вид. Он наморщил лоб.

— Очевидно, он разговаривает только тогда, когда вы с ним наедине, — сказал он. — Вы разобрали, что он говорил?

— Нет, — ответил профессор в полном расстройстве. — Почти, но все же не совсем. Я не эксперт по языкам. Возможно, он говорит на древнеарабском или каком-нибудь диалекте хеттов или халдеев.

Уилкинс посмотрел в окно. Его взгляд остановился на доме на противоположной стороне ущелья — на новеньком беленьком домике, прилепившемся к крутому склону.

— Ваш друг, сэр, профессор Фримен, — сказал он и показал на домик, — самый большой у нас знаток языков Среднего Востока. Он может быть здесь через пять минут, и если Ра-Оркон заговорит и с ним, то он, возможно, скажет вам, что хочет сообщить Ра-Оркон.

— Конечно! — воскликнул профессор Ярбору. — Мне надо было сразу позвать его. В конце концов его отец был тогда со мной, когда я нашел гробницу Ра-Оркона. Бедняга — через неделю его убили в торговом квартале. Пойдите, Уилкинс, позвоните Фримену. Попросите его немедленно приехать.

— Слушаюсь, сэр. — Едва камердинер вышел из комнаты, как опять раздался таинственный шепот.

Профессор Ярбору снова напрягся, стараясь понять, что говорит мумия — тщетно. Отчаявшись, он сдался. Через открытое окно ему был виден дом Фримена — он стоял на крутом склоне и находился значительно ниже ведущей к нему подъездной дороги.

Ярбору наблюдал, как его юный друг вышел через боковую дверь из дома, поднялся на несколько ступеней к гаражу и через некоторое время выехал на узенькое шоссе, проложенное кругом по верху ущелья. Пока Ярбору в нервном напряжении взглядом следил за своим другом, он в то же время продолжал напряженно прислушиваться к шепоту. Когда мумия вдруг ни с того ни с сего замолчала, маленького человека охватило безумное отчаяние. Надо было Ра-Оркону замолчать именно в тот момент, когда должен был появиться кто-то, кто мог бы перевести его слова!

— Говори, Ра-Оркон, говори! — умолял профессор. — Ну пожалуйста, говори! Я слушаю тебя! Я пробую понять!

Через какое-то мгновение шепот возобновился. Потом профессор услышал, как возле дома затормозила машина. Сразу вслед за этим дверь открылась и в комнату вошли.

— Это вы, Фримен? — спросил он.

— Да, Ярбору. Что случилось? — ответил мягкий благозвучный голос.

— Подойдите сюда — только тихо. Пожалуйста, прислушайтесь. — Он почувствовал, как тот вплотную приблизился к нему.

— Ра-Оркон! — громко позвал профессор Ярбору. — Говори! Не замолкай! — Но мумия молчала, как она молчала, по всему, вот уже три тысячи лет.

— Я не совсем понимаю, — сказал профессор Фримен после того, как его старший коллега повернулся к нему. Фримен был изящным мужчиной среднего роста, с приветливым лицом и седоватыми волосами. — У меня сложилось впечатление, будто вы прислушивались к мумии.

— Именно это я и делал! — воскликнул Ярбору. — Она шептала мне на непонятном языке, и я надеялся, вы сможете перевести мне ее слова. Но едва она заметила вас, как умолкла. Или… — Он умолк сам, когда до него дошло, как странно смотрит на него его друг. — Вы мне не верите? — спросил он. — Вы не верите, что Ра-Оркон шептал мне слова?

Профессор Фримен потер подбородок.

— В это едва ли можно поверить, — сказал он, помолчав. — Впрочем, если бы я мог услышать сам…

— Давайте попробуем, — сказал Ярбору. — Ра-Оркон, заговори еще. Мы постараемся понять твои слова.

Они оба ждали. Мумия молчала.

— Не имеет смысла, — вздохнул профессор Ярбору. — Но он шептал, клянусь вам. Только он говорит тогда, когда я с ним один. Однако я надеюсь, что вам удастся услышать его и перевести его слова.

Профессор Фримен сделал вид, что верит своему другу, но было совершенно очевидно, что он не придает всей этой истории ни малейшего значения.

— Я бы охотно помог вам, если бы смог, — сказал он. Потом взгляд его упал на маленькую пилу в руке Ярбору. — Что вы собираетесь делать? — спросил он. — Уж не распилить ли Ра-Оркона?

— Нет, нет, — открестился профессор Ярбору. — Я хотел отпилить уголок у саркофага, чтобы радиоактивным методом определить, как давно был погребен Ра-Оркон.

— И только ради этого вы хотите испортить такую бесценную вещь! — воскликнул профессор Фримен. — Я бы ни за что так не поступил!

— Я не уверен, что Ра-Оркон и его саркофаг столь уж бесценны, — сказал Ярбору. — Таинственны, да. Во всяком случае лабораторное исследование необходимо. Но я сделаю это только после того, как разгадаю загадку странного шепота. По правде говоря, Фримен, я совершенно сбит с толку. Ведь мумия не может шептать! Но вот эта тут проделывает такое. И только я могу ее слышать.

— Гм-м-м… — профессор Фримен наморщил лоб и постарался не слишком явно показывать пожилому человеку свое сочувствие. — А что вы скажете, если я перенесу дорогого Ра-Оркона на пару дней к себе в дом? Оставшись наедине со мной, возможно, он тоже заговорит. Тогда я попытаюсь понять его и сообщу вам, что он говорит.

Профессор Ярбору метнул на него быстрый взгляд.

— Большое спасибо, Фримен, — сказал он с достоинством. — Я же вижу, вы смеетесь надо мной. Вы считаете, что я все выдумал. Может, так оно и есть. Я оставлю Ра-Оркона у себя, пока не выясню, одно ли это мое воображение или нет.

Профессор Фримен кивнул.

— Если вам удастся еще раз заставить заговорить старого господина, — сказал он любезно, — тут же позвоните мне, пожалуйста. Я все брошу и приеду. А сейчас мне надо торопиться. У меня лекция в университете. — Он попрощался и ушел. Оставшись один, профессор Ярбору, весь напрягшись, стал ждать. Ра-Оркон лежал тихо. Чуть позже вошел Уилкинс. — Подать ужин сюда, сэр?

— Да, пожалуйста, Уилкинс, — ответил профессор. — И запомните: никому ничего не рассказывайте о том, что здесь произошло. — Понимаю, сэр.

— Я вижу по реакции Фримена, что скажут мои коллеги, если я стану утверждать, что слышал шепот мумии. Пожалуй, они могут сказать, что я постепенно становлюсь стар и впадаю в детство. А представьте себе, история попадет в прессу! Мое имя как ученого будет загублено.

— Навсегда, сэр, — поддакнул ему Уилкинс.

— Но мне надо с кем-то поговорить обо всем. — Ярбору сжал губы. — С кем-нибудь, кто не ученый, но знает, что на этом свете много всяких загадок… Я знаю с кем! Позвоню-ка сегодня вечером своему старому другу Альфреду Хичкоку и расскажу ему обо всем. Он по крайней мере не будет надо мной смеяться.

Альфреду Хичкоку такая мысль даже в голову не пришла. Вместо этого — как нам уже известно он написал письмо Трем Сыщикам.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru