Пользовательский поиск

Книга Тайна сгоревшего коттеджа. Содержание - НЕОЖИДАННЫЙ ДРУГ

Кол-во голосов: 0

– Я, пожалуй, пойду, – сказала Бетси.

Она поднялась на ноги и опустила Бастера, который так и рванулся к мистеру Хику, обнюхивая его брюки, что совсем не понравилось их хозяину. Он пнул Бастера, собака завизжала.

– Не бейте его! – закричала Бетси. – Нельзя бить собаку ногами, мистер Хик, это жестокость!

– Иди домой и забирай с собой собаку, – ответил ей мистер Хик. – И вообще я вам, детям, советую не вмешиваться во взрослые дела. Пускай полиция занимается расследованием, это ее работа.

– Мы не можем бросить нашу работу, – возразила Бетси, – мы же Тайноискатели!

Бетси пошла с Бастером по дорожке, где опять рассмотрела следы. Они вели к крыльцу и от крыльца. Как хотелось Бетси узнать, кто их оставил – мистер Вонюнг или Пикс! Скорей бы остальные возвращались с этого пикника. У нее просто сил не было ожидать их, чтобы сообщить потрясающие новости. Бетси не знала, как они отнесутся к тому, что она все рассказала мистеру Хику. Но ему-то можно было рассказать – он же заинтересован в оказании им помощи. К тому же Бетси была уверена, что он сдержит слово и никому не разболтает.

Компания возвратилась уже после того, как в доме выпили чай. Все были очень довольны прекрасным днем в Бернам Бичиз, хотя и немного устали там. Фатти привез для Бетси огромный букет первоцвета.

Бетси с нетерпением ждала минутки, когда она сумеет сообщить им новости. Она больше не могла молчать, но едва она приступила к рассказу, как судьба преподнесла Тайноискателям пренеприятный сюрприз.

В саду появилась мать Пипа и Бетси, а рядом с ней – Пошлипрочь, который вышагивал с довольным, но грозным видом.

– Старина Пошлипрочь? – поразился Ларри. – Что ему надо?

Что надо полицейскому, выяснилось достаточно быстро! Мать Пипа заговорила с детьми весьма и весьма строго:

– Дети, мистер Гун пришел, чтобы рассказать мне о ваших совершенно невероятных проделках в последние дни. Я едва поверила своим ушам.

– А что такое? – спросил Пип, мрачно поглядывая на полицейского.

– Не смей так хмуриться, Пип! – резко одернула его мать. – А дело в том, что вы все зачем-то вмешались в дела, которыми заниматься должна только полиция! Даже Бетси – и она туда же! Я не понимаю, что происходит. Мистер Гун говорит мне, что дошло до того, что прошлой ночью Ларри и Фредерик ворвались в дом к мистеру Вонюнгу? Что ваши родители должны теперь думать? И даже малышка Бетси ходит по каким-то следам и воображает себя детективом!

– Кто сказал это мистеру Гуну? – не выдержала Бетси. – Об этом знаю я одна – и еще мистер Хик!

– Вот мистер Хик и позвонил мне. Я только что был у него, – с большим достоинством разъяснил мистер Гун. – Он рассказал мне обо всех ваших проделках… суете носы куда не надо!

Бетси громко разрыдалась.

– Но он же мне пообещал, что никому не расскажет! Он же мне слово дал! Он мерзкий, мерзкий человек! Нарушает собственное слово! Я ненавижу его!

– Бетси, как ты ведешь себя! – рассердилась мать.

– Конечно, Бетси ведь не может, чтобы не пойти и не проболтаться! – хмуро пробормотал Пип. – Вот что вышло из того, что ее взяли в Тайноискатели. Идиотка маленькая! Все разболтала мистеру Хику, тот позвонил Пошлипрочу, и теперь мы все влипли!

– Ты что там бормочешь, Пип? – спросила мать. – Кто такой Пошлипрочь?

– Мистер Гун, – сказал Пип вызывающе. – Он всегда обращается к нам с такими словами.

– Хо! – сказал мистер Гун, раздуваясь, как рассерженная жаба и сердито пуча глазищи. – Хо! Я вечно натыкался на вас, вы вечно болтались, где не надо. А теперь послушайте, что я вам скажу!

Детям ни оставалось ничего, кроме как выслушать мистера Гуна. Бетси продолжала рыдать, остальные стояли красные и злые. Один лишь Бастер ни на что не обращал внимания и весело обнюхивал Пошлипроча, который время от времени отпихивал его ногой.

Пошлипрочу было что сказать по поводу «носов, которые суются», по поводу «маленьких надоед», по поводу «помех, чинимых властям». Свою речь он закончил угрозой:

– Если я еще раз увижу, что вы суете носы не в свои дела, или если мистер Хик еще раз пожалуется мне на вас – у вас будут очень серьезные неприятности. Хо, очень и очень серьезные неприятности! Что касается вас, мастер Лоренс и мисс Дейзи, а также вас, мастер Фредерик, то вашим родителям я сообщу особо обо всем. И запомните мои слова – вы пожалеете, если будете вмешиваться в отправление законов.

– Мы не вмешивались, – в отчаянии сказал Пип, – мы хотели помочь!

– Лучше помолчать, пока не спросят! – величественно произнес мистер Гун. – Детям незачем помогать в таких вещах. Это может только закончиться неприятностями для них. Очень серьезными неприятностями.

С этими словами мистер Гун покинул их вместе с матерью Пипа и зашагал прочь – дородное воплощение справедливости в темно-синем мундире.

ОЧЕНЬ СТРАННЫЕ ОТКРЫТИЯ

Едва мистер Гун удалился, как на Бетси обрушилась буря гнева.

– Дура! – выкрикнул Пип. – Пошла и все выболтала старому Хихиксу!

– Честно, Бетси, ты же все погубила, – сказала Дейзи.

– Конец тайноискательству, – печально проговорил Ларри. – Не надо было брать маленьких, таких, как Бетси. Все пропало.

Бетси зарыдала во весь голос. Фатти стало жалко ее, и хотя он не меньше других был удручен крахом планов и надежд, он приобнял малышку за плечи и сказал ей:

– Не плачь, Бетси. Мы все делаем глупости. Должен признать, вы с Бастером ловко прошли по этому следу. Как бы я хотел узнать, кто ходит в этих башмаках – Пикс или Вонюнг!

Мать Пипа вернулась к ним и с прежней строгостью сказала:

– Надеюсь, что вам стало стыдно своего поведения. Я хочу, чтобы вы все вместе отправились к мистеру Хику и извинились за то, что вмешивались в его дела. Не сомневаюсь, что он очень сердит на вас – вы же каждый день болтались в его саду!

– Мы ничего плохого не сделали, – возразил Пип.

– Не в этом дело, – ответила мать. – Хоть вы и дети, но должны понимать, что совершенно недопустимо заходить в чужой сад или в чужой дом без разрешения. Вы сию минуту пойдете к мистеру Хику и извинитесь перед ним. Я сказала – идите сию минуту!

Дети поплелись по улице в сопровождении Бастера. Идти так не хотелось! Им было противно извиняться перед человеком, которого они презирали. Ну не мерзость ли это – взять и выдать бедную Бетси, после того, как он дал слово, что ничего не расскажет?

– Гнусный старикан, – сказал Ларри, и все с ним согласились.

– Мне теперь все равно, кто поджег его мастерскую, – прибавил Фатти, – я очень рад, что ее сожгли вместе с его драгоценными бумагами.

– Нельзя так говорить, – упрекнула его Дейзи, которая думала то же самое именно в ту минуту.

Дети поднялись на крыльцо и позвонили в дверь. Бетси показала на следы, Тайноискатели всмотрелись в них. Бетси была права: следы выглядели совершенно так же, как на рисунке Фатти. Какая жалость, что они вынуждены оставить поиск преступника, когда они его почти поймали!

Дверь открыла миссис Миннз, которая удивилась появлению маленькой компании. Суити, крутившаяся у ее ног, при виде Бастера удрала с задранным хвостом.

– Будьте добры, скажите мистеру Хихиксу, ой, извините, мистеру Хику, что мы хотели бы видеть его, – сказал Ларри.

Миссис Миннз удивилась еще больше, но не успела ничего ответить – из кабинета донесся резкий голос.

– Кто там, миссис Миннз?

– Пятеро детей и собака, сэр, – пролепетала миссис Миннз. – Они говорят, что хотели бы видеть вас, сэр.

После паузы голос сказал:

– Пусть они войдут.

Дети в сопровождении Бастера торжественно проследовали в кабинет мистера Хика. Мистер Хик сидел в глубоком кресле, скрестив ноги. Хохолок на его голове выглядел очень грозно.

– Вы зачем пришли? – спросил он.

– Мама сказала, мы все должны извиниться перед вами! – ответил Пип.

И дети в один голос плаксиво пропели:

– Простите, мы больше не будем!

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru