Пользовательский поиск

Книга Тайна сгоревшего коттеджа. Содержание - СЮРПРИЗЫ И ПОТРЯСЕНИЯ

Кол-во голосов: 0

– И Хорейс не подкрадывался к мастерской? – спросил Ларри.

– Конечно, нет! – Лили пришла в негодование. – Во-первых, я бы видела, если бы он приблизился к мастерской. Во-вторых, он отсутствовал от силы минуты три, не больше. А главное – мой Хорейс не может совершить преступление!

– Ну что же, выходит, Хорейс вне подозрений, – сказал Ларри вслух то, что было у всех на уме. – Он попросту не мог поджечь. Как хорошо, что вы нам все рассказали, Лили. Да – но кто же все-таки совершил поджог?

– Мистер Вонюнг, больше некому! – ляпнула Бетси.

Слова Бетси произвели поразительный эффект: Лили взвизгнула и уставилась на Бетси с таким видом, будто не могла поверить собственным ушам. Лили по-рыбьи открывала и закрывала рот, не в силах выдавить ни звука.

– В чем дело? – изумился Ларри.

– Зачем она так говорит? – почти шепотом спросила Лили. – Откуда она знает, что мистер Вонюнг был здесь в тот вечер?

Теперь поразились дети.

– Вообще-то, – честно сказал Ларри, – у нас нет уверенности. Это только наше предположение. Но почему вы так разволновались, Лили? Что вы знаете? Может быть, вы видели мистера Вонюнга? Но вы же говорите, что вас с Хорейсом ни одна душа не видела!

– Правильно, нас никто не видел, но зато Хорейс видел кого-то! Когда он забрался в окно и пошел забирать вещи наверху, он заметил, что кто-то крадется через садовую дверь. И был это мистер Вонюнг.

– Ну и дела! – в один голос воскликнули Ларри с Фатти и переглянулись.

– Выходит, мистер Вонюнг все же побывал здесь в тот вечер, – сказал Ларри.

– Теперь понятно, почему он так испугался, когда ты спросил его, был ли он поблизости от дома мистера Хика в тот вечер, – подхватила Дейзи.

– Это он! – победно вскричала Бетси. – Теперь мы знаем – это был он! Он совершил преступление, он мерзкий старик!

– Вы тоже думаете, что это он поджег? – спросил Фатти у Лили.

– Я не знаю, – в замешательстве проговорила Лили. – Мне он кажется милым и тихим старым джентльменом, он всегда находит доброе слово для меня. Это так непохоже на него – сделать такую ужасную вещь, поджечь что-то. Не знаю… Зато я точно знаю, что мастерскую поджег не Хорейс!

– Верно, – согласился Ларри. – Он никак не мог ее поджечь. Лили, я понял, почему вы раньше ничего не хотели говорить – вы боялись. Но мы-то никому ничего не расскажем. Думаю, что нам следует теперь вплотную заняться мистером Вонюнгом!

– Без сомнения! – поддержал его Фатти. – Ну, надо сказать, и удачный у нас сегодня день!

ПОШЛИПРОЧЬ ПОЯВЛЯЕТСЯ НЕ ВОВРЕМЯ

Дети еще немного посидели с Лили, но им нельзя было опоздать к чаю и они стали собираться. Лили стало легче, когда она рассказала о своих бедах, и они расстались очень сердечно. На прощание Тайноискатели еще раз заверили Лили, что будут держать язык за зубами.

Чай пили всей компанией у Пипа, что было очень хорошо – можно было заодно обсудить дела. Все были в приподнятом настроении.

– Расследование продвигается, – сказал Пип, потирая руки, – расследование хорошо продвигается вперед! Мне кажется, что Хорейс Пикс не имел к этому никакого отношения. Совсем никакого! Уверен, что мистер Вонюнг поджег мастерскую. Не зря же он струсил, когда вы с Дейзи стали его расспрашивать, куда он ходил на прогулку в тот вечер. С чего бы ему трусить, если он не сделал ничего плохого?

– И он носит обувь нужного размера, хотя, конечно, рисунок на подошве не совпадает, – прибавила Дейзи.

– И у него вполне может быть другая пара, на которой рисунок совпадает, но он те башмаки прячет, опасаясь, что оставил следы, – вступил Фатти. – Почему нет, он мог.

– Мог, конечно, мог, – согласился и Ларри. – Вот найти бы того, у кого есть серый фланелевый костюм с дыркой, тогда бы уж и не осталось сомнений!

– И все-таки надо бы поискать другую пару башмаков, – сказала Дейзи. – Я думаю, они у него в кабинете. Он же сказал, что не разрешает мисс Миггл убирать там. Мистер Вонюнг мог забросить башмаки в шкаф, или спрятать за стопкой книг, или еще куда-нибудь девать их.

– Дейзи, а ведь это мысль! – обрадовался Ларри. – Мне кажется, ты права. Может быть, мне пробраться вечером в кабинет и поискать хорошенько?

– А разве можно лазить в чужие дома и рыться в чужих вещах? – усомнился Пип.

– Но и просить разрешения мы тоже не можем! – возразил Ларри. – Значит, у нас нет выбора. Мы не затеваем ничего дурного. Мы просто стараемся кое-что найти.

– Я-то понимаю, – ответил Пип, – но взрослые такой странный народ. Я уверен, что большинству из них не понравилось бы, чтобы дети искали улики по их домам.

– А что нам остается делать? Я не знаю, правда, не знаю! – Ларри пожал плечами. – И потом – башмак, который Дейзи утащила, нужно все равно поставить на место, так ведь?

Тут Пип не спорил.

– Да, это обязательно надо сделать. Только, смотри, не попадись.

– Не попадусь, – уверил его Ларри. – Тихо, твоя мама идет, Пип, давайте говорить о чем-нибудь другом!

Мама Пипа спросила Фатти, как он себя чувствует после падения, чем привела Фатти в полный восторг, поскольку остальные опять забыли про его синяки.

– Спасибо, я себя нормально чувствую, – вежливо ответил он, – но у меня просто удивительные синяки. Один похож на собачью голову, даже, знаете, на голову Бастера.

– На самом деле? – изумилась мать Пипа. – А посмотреть можно?

Фатти провел замечательные пять минут, один за другим демонстрируя свои синяки, в особенности тот, что напоминал собачью голову. Правда, увидеть в синяке собачью голову оказалось трудновато, но мать Пипа проявила большой интерес и к этому синяку. Дети хмурились. До чего надоедливы бывают взрослые! Столько было приложено стараний, чтобы отучить Фатти воображать и хвастаться, а теперь мать Пипа все испортила.

А Фатти уже рассказывал ей обо всех своих синяках – и про тот, который был похож на церковный колокол, и про другой – в форме змеи.

– У меня бывают удивительные синяки! – с гордостью заключил Фатти. – А эти какими сделаются завтра, когда пожелтеют!

– Пошли отсюда! – шепнул Ларри Пипу. – Сил моих больше нет! Фатти во всей красе!

Оставив Фатти за оживленной беседой с матерью Пипа, четверка выскользнула за дверь. Бастер не бросил хозяина и сидел рядом с ним, повиливая хвостом. Похоже, что хозяйские синяки занимали его не меньше, чем мать Пипа, взрослую женщину.

– Давайте на велосипедах покатаемся, – предложил рассерженный Пип, – а Фатти пусть себе болтает дальше. Терпеть я его не могу, когда он берется за эти свои штучки!

Когда мать Пипа ушла, а Фатти обнаружил, что его бросили одного в саду, он сильно удивился. Он никак не мог взять в толк, почему они уехали, и провел целый час в печальных размышлениях о том, как бывают люди недобры.

На вернувшихся детей Фатти обрушил поток обид:

– Вы что это? Не стыдно, что бросили меня? А ты, Пип? Разве так ведут себя, когда приглашают в дом к чаю? Дрянь ты, и больше ничего!

– Да ладно! Мы прикинули, что ты не меньше часа будешь хвалиться матери Пипа, – возразил Ларри. – Да не смотри ты на меня так свирепо. Как можно быть таким идиотом!

– Бросили меня здесь и помчались искать улики! – не унимался Фатти. – Я что – не Тайноискатель? Где вы были? Наверное, опять к Хорейсу Пиксу ездили или разговаривали с Лили? Свиньи вы после этого!

– Мы ни с кем не разговаривали! – Бетси сделалось жалко толстяка.

Бетси, самую маленькую, так часто не брали в игры, что она хорошо понимала, как противно, когда тебя оставляют одну.

– Просто катались на велосипедах, – объяснила она. Однако Фатти на этот раз чувствовал себя по-настоящему обиженным и оскорбленным.

– Не хотите и не надо, – буркнул он. – Я тоже больше не хочу быть Тайноискателем. Сейчас заберу мою зарисовку следа и уйду! Пошли, Бастер!

Бастера отпускать Тайноискателям не хотелось, да и Фатти тоже уже успел стать своим. К нему надо было только привыкнуть, тогда он даже нравился.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru