Пользовательский поиск

Книга Тайна Серебряного Паука. Содержание - ЗЛОВЕЩИЙ РАЗГОВОР

Кол-во голосов: 0

И вот теперь главный вопрос — берете вы на себя это задание? — закончил свою длинную речь Берт Янг.

Боб и Пит молчали, ждали, что скажет Глава Фирмы, Юпитер. Тот подумал немного и кивнул головой.

— Если то, что вы от нас хотите — это попытаться помочь принцу Джароу, мы согласны. Конечно, если разрешат наши родственники. Но мы сказали Джароу, что будем его друзьями, поэтому ничего против него делать не станем.

— Это я и хотел от вас услышать! — радостно воскликнул Берт Янг. — Только об одном хочу попросить. Не говорите Джароу, что знаете про какие-то слухи. Постарайтесь, чтобы он сам вам об этом рассказал. И смотрите, чтобы никто не догадался, зачем вы туда приехали. Почти все варейнийцы преданы Джароу — они обожали его отца, убитого случайно во время охоты восемь лет тому назад. А вот герцога Стефана народ не очень любит. Но если кто-то догадается, что вы шпионите, даже ради благородной цели, поднимется страшный шум. Поэтому держите глаза и уши открытыми, а рты закрытыми. Все ясно? Тогда в дорогу! Представление начинается!

СЕРЕБРЯНЫЙ ПАУК

ВАРЕЙНИЯ! Боб стоял на балконе, глядя вдаль, поверх крыш старинного города Дензоу. Лучи утреннего солнца освещали верхушки деревьев, сквозь которые виднелись черепичные крыши и высокие башни общественных зданий. Чуть подальше к горизонту, на невысоком холме, стоял, блистая золотым куполом, огромный собор. А внизу, под окнами, уборщицы мыли щетками мощеную улицу, чуть ли не отскабливая каждый камень в отдельности.

По другую сторону пятиэтажного каменного дворца текла, огибая город, широкая и быстрая река Дензоу. По ней медленно проплывали небольшие экскурсионные суденышки. Все это выглядело очень живописно, а с балкона их угловой комнаты на третьем этаже Бобу открывался особенно великолепный вид.

Тайна Серебряного Паука - _1.jpg

— На Калифорнию совсем не похоже, — заметил Пит, тоже выйдя на балкон через широкую стеклянную дверь. — С одного взгляда ясно, что город очень старый.

— Основан в 1335 году, — поделился информацией Боб, который, конечно, в эти напряженные дни подготовки к увлекательному путешествию прочел все, что мог, о Варейнии и ее истории. — Пережил несколько вторжений иноземцев, не раз подвергался разрушению, но всегда отстраивался заново. Мир здесь царит с 1675 года, когда принц Павел подавил мятеж и стал национальным героем, вроде нашего Джорджа Вашингтона. Все, что у нас перед глазами, стоит на своем месте уже триста с лишним лет. Есть в городе и современные районы, но они отсюда не видны.

— Мне здесь нравится, — сказал Пит с восхищением. — А сколько земли вокруг города? Какого размера сама страна?

— Всего около пятидесяти квадратных миль, — ответил Боб. — Это очень маленькое государство. Видишь те холмы вдалеке? По их вершинам проходит граница Варейнии. Река Дензоу всего семь миль течет по территории страны. Главные отрасли экономики — виноделие, производство высококачественных тканей и туризм со всеми видами развлекательного бизнеса. А туристов сюда приезжает очень много. Сам видишь, как все здесь интересно и живописно. Большинство торговцев даже носит старинные одежды, чтобы создать соответствующую атмосферу.

Застегивая пуговицы яркой спортивной рубашки, Юпитер Джонс восхищался открывшимся перед ним видом.

— Похоже на декорацию для фильма, — сказал он. — С той только разницей, что это настоящее. А что за церковь там на холме? Ты не знаешь, Боб?

— Это, должно быть, собор Святого Доминика, — ответил Боб. — Самая большая церковь в стране, единственная с золотым куполом и двумя колокольнями. Вон, видите, два шпиля? Там внутри колокола. В левой башне восемь колоколов, они звонят к церковным службам и по национальным праздникам. А в правой башне находится один огромный колокол, который прозвали «Принц Павел». Когда в 1675 году начался мятеж придворных, принц Павел поднялся на башню и зазвонил в этот колокол, давая знать верным ему людям, что он жив и нуждается в их помощи. Люди собрались на площади у собора и прогнали мятежников. С тех пор колокол звонит только от имени правящей семьи.

Когда происходит коронация принца, колокол звонит сто раз. Когда рождается новый принц, раздается пятьдесят ударов. Если рождается принцесса — двадцать пять. В честь королевской свадьбы колокол звонит семьдесят пять раз.

В отличие от других колоколов города, у этого колокола звук очень низкий, и его слышно по меньшей мере за три мили.

— Настоящий исторический памятник! — засмеялся Пит.

— Ну, ладно, нам надо подготовиться к встрече с Джароу, — переключил разговор Юпитер. — Обер-гофмейстер сказал, что принц придет к нам к завтраку.

— Кстати, о завтраке! — воскликнул Пит. — Я давно уже не прочь чего-нибудь поесть. Интересно, где мы вообще будем питаться?

— Скоро выяснится, надо подождать, — ответил Юпитер. — Давайте пока проверим наше оборудование, чтобы все была в порядке. Ведь мы здесь еще и по делу.

Ребята вернулись в комнату. Это было просторное помещение с высоким потолком и обитыми тканью стенами. Над огромной кроватью шириной в шесть футов, на которой они спали все втроем, висел вырезанный из дерева герб династии Джароу.

Сумки и чемоданы ребят стояли еще не разобранными. Приехав вчера уже к ночи, они открыли их только для того, чтобы достать пижамы и зубные щетки. Самолетом они прилетели сначала в Нью-Йорк, а потом в Париж. Но ни тот ни другой город не увидели, так как из аэропортов не выходили. В Париже пересели в большой вертолет и вскоре приземлились на крошечном аэродроме Дензоу. Здесь гостей уже ожидала машина, а во дворе их встретил обер-гофмейстер. Он сообщил ребятам, что у Джароу в данный момент какое-то важное совещание, поэтому он не смог приветствовать их лично, но что утром он присоединится к ним во время завтрака. После чего обер-гофмейстер довел их по длинным каменным коридорам, и им показалось, что они прошли несколько миль, пока не оказались в этой комнате. Тут ребята почти сразу навалились на кровать и быстро уснули.

Теперь они начали распаковывать свои чемоданы и размещать одежду в большом старинном гардеробе, которому было не меньше пятисот лет: стенных шкафов тогда еще не знали. Развесив и разложив свои личные вещи, они сосредоточили внимание на трех оставшихся предметах.

Это были фотоаппараты. По крайней мере, так они выглядели. Да и в самом деле это были фотоаппараты, довольно большие и, судя по всему, очень дорогие — со вспышками и массой всяких других приспособлений. Но их можно было также использовать как радиоприемники и радиопередатчики. С задней стороны каждого аппарата было вмонтировано специальное устройство, превращающее фотоаппарат в радиотелефон «уоки-токи». Встроенная сверху камера для вспышки служила также антенной. Если вы говорили перед камерой, ваш голос принимался на расстоянии в десять миль. Даже из помещения звук проходил через стены, и вас слышали за две мили.

«Уоки-токи» работал только на двух каналах связи, и никакой другой радиоприемник, не настроенный на те же волны, не мог их подслушать. Единственный радиотелефон, который имел с ними связь, находился у Берта Янга в американском посольстве.

Он летел с ними от Лос-Анджелеса до Нью-Йорка и всю дорогу объяснял им ситуацию и давал инструкция. Сказал в частности, что всегда будет находиться в пределах слышимости их радиотелефонов, и просил выходить на связь каждую ночь, а если случится что-то важное, то в любое время суток.

— Поймите меня правильно, друзья, — сказал он. — Может быть, вообще все пройдет нормально и принц Джароу будет коронован согласно принятой процедуре и в должный час. Но мне все-таки кажется, что-то там назревает, и я надеюсь, вы поможете нащупать место этого нарыва.

И не задавайте вопросов, — продолжал он. — Варейнийцы, как я уже вам говорил, не любят, чтобы кто-то вмешивался в их дела. Просто гуляйте, осматривайте достопримечательности, делайте снимки, но глядите в оба и держите ушки на макушке. Регулярно докладывайте мне по радиотелефону. Мой пост будет скорее всего в американском посольстве.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru