Пользовательский поиск

Книга Тайна серебристого лимузина. Содержание - НОВЕНЬКАЯ

Кол-во голосов: 0

Пожалуй, лучше, если вы увидитесь с ней завтра утром.

– Тогда я тоже ложусь, – сказал Дик. – Прошлой ночью я дожидался американца. Он ведь совсем поздно приехал, да, тетя Фанни? А сейчас у меня глаза закрываются…

Джулиан встал.

– В общем, мы все, кажется, отправляемся на боковую. Кто не собирается спать, пускай почитает… Спокойной ночи, тетя Фанни. И огромное спасибо за вкусный ужин!

Они побрели по ступенькам наверх. Джордж и Дик так широко и дружно зевали, будто им полагалась за это особая плата, и быстро заразили зевотой остальных. Тимми бежал за ними, довольный, что Джордж ложится так рано. Ему не очень нравилось, когда она засиживалась допоздна. Чаще всего они вчетвером играли по вечерам в карты, и тогда на Тимми никто не обращал внимания. Через десять минут все спали без задних ног. Неизвестно, сколько прошло времени… Джордж вдруг проснулась: Тимми, лежащий у нее в ногах, глухо рычал. Джордж села в кровати. Что-то случилось?..

– О, это же Берта, наверно, приехала, Тим, – сказала она. – Теперь, хочешь не хочешь, придется нам с ней посмотреть друг на друга.

Тимми зарычал снова. Джордж услышала на лестнице осторожные шаги. Дверь спальни тихо открылась. В слабом свете, падающем из передней, стояла мать, а рядом с ней – маленькая закутанная фигурка – Берта…

НОВЕНЬКАЯ

Джордж пристально разглядывала девочку… Та выглядела довольно странно. На ней было пальто и еще что-то – не то покрывало, не то одеяло; никто не смог бы сейчас сказать, толстая она или худая. Она тихо, безутешно плакала. Тимми сразу почувствовал: от этого маленького, жалкого существа опасности не исходит. И перестал рычать.

– Смотри, чтобы собака не принялась лаять: не дай бог, всех перебудит, – мать сказала шепотом.

– На кого тут лаять? На это ходячее недоразумение?.. – ответила, тоже шепотом, Джордж. Но все-таки положила руку на голову Тимми.

Мать, взяв Берту за плечи, ввела ее в комнату.

– Пока доплыли, бедняжка совсем измучилась: она страдает морской болезнью. Да и напугана она до смерти. Ей нужно немедленно лечь.

Берта все еще плакала. Но всхлипывания становились слабее и наконец совсем стихли. Мать Джордж долго шептала ей на ухо что-то ласковое, едва слышное; девочка, успокаиваясь, крепко держала ее за руку, не желая отпускать.

– Давай я сниму с тебя пальто… О, как тебя закутали! Но на море, в открытой лодке, так, наверно, и нужно…

– Вас как зовут? – тихо спросила Берта.

– Говори мне: тетя Фанни. Меня все так называют. Я думаю, тебе известно, почему твой папа послал тебя к нам?

Берта кивнула.

– Но мне сюда совсем не хотелось… Я бы лучше осталась дома. Я не боюсь никаких нехороших людей. Да и Салли за мной присмотрит…

– Салли? Кто это? – спросила тетя Фанни, стягивая с нее толстую вязаную кофту.

– Это моя собака. Вон она, в той корзине. Я ее с собой привезла…

Кровь бросилась в лицо Джордж Час от часу не легче! Они же говорили о маленькой девочке… а тут еще и собака?..

– Не нужно нам здесь никаких собак! – злым шепотом набросилась она на Берту. – Мой пес этого никогда не позволит!.. Правда, Тим?

Тимми, который и так уже тянул шею, принюхиваясь к корзине, издал тихое «гав!». Он с удовольствием спрыгнул бы с кровати, чтобы обнюхать новый предмет основательно, но Джордж его не пустила. Она крепко держала его за ошейник.

– Если я здесь останусь, то и Салли со мной останется. – Берта, по всему судя, собиралась опять зареветь. – И вообще, лодка уже давно ушла. Без Салли я бы никогда сюда не приехала. Папчик мне разрешил ее с собой взять…

– Мама, скажи ей, какой Тимми у нас сердитый! Он ни одной чужой собаке спуску не дает, – настаивала на своем Джордж.

Но мать нисколько не интересовали требования дочери. Она разматывала шерстяной шарф, в который была закутана Берта, стаскивала с нее туфли и чулки. Джордж не могла взять в толк, как это летом – пускай даже ночью – человека можно одеть так тепло!..

Наконец Берта осталась в юбке и свитере. Она оказалась красивой стройненькой девочкой с большими голубыми глазами и белокурыми волосами.

Она улыбнулась тете Фанни и вытерла кулачками щеки.

– Спасибо, – сказала она. – А теперь можно, я выпущу Салли?

– Сейчас, пожалуй, лучше не стоит, – мягко ответила тетя Фанни. – Ты будешь спать на той маленькой раскладушке. А собаку я возьму с собой, а то они с Тимми устроят вам тут переполох. Им ведь сначала надо немного привыкнуть друг к другу, верно? Сегодня уже слишком поздно. Ты есть хочешь? Съешь немного томатного супу?

– Да, с удовольствием. В лодке меня так тошнило… Наверно, у меня в животе совсем пусто!

– Тогда слушай меня! – сказала тетя Фанни. – Сейчас ты распакуешь свой чемоданчик, потом можешь умыться в ванной – это в коридоре, рядом. Потом ляжешь в постель, и я принесу тебе томатного супу…

Тут ее взгляд упал на сердитое лицо дочери, и она подумала, что лучше сегодня вечером не оставлять маленькую Берту с ней наедине.

– Ах, Джордж, – повернулась она к дочери. – Лучше принеси-ка ты суп, хорошо? Кастрюля стоит на плите.

Джордж с недовольным видом вылезла из-под одеяла. И, увидев, как Берта вынимает из своего чемодана ночную рубашку, с презрением произнесла: – Фи!..

«Мы, видите ли, спим в ночной рубашке!.. Не в пижаме! Подумать только, какие мы изысканные! И при этом у нас хватает нахальства тащить к чужим людям свою собаку, не подумав даже спросить у них разрешения!.. Папчик – это что, папа, что ли? Она, видно, сверх всякой меры избалованное существо… И что это, интересно, у нее за собака?.. Сейчас я на нее посмотрю», – думала Джордж.

Однако мать хорошо знала свое дитя и догадывалась, что у той на уме.

– Послушай, Джордж, – сказала она, – я бы не хотела, чтобы ты открывала корзину. Боюсь, что здесь начнется такой лай! Прежде чем лечь, я отнесу Салли в конуру.

Джордж, ничего не ответив, направилась к лестнице. В кухне она налила в тарелку горячего супа, поставила его на поднос, положила рядом несколько кусочков хлеба.

Она поднималась по лестнице медленно, осторожно, чтобы не расплескать суп. Маленькая Берта сидела в постели. Выглядела она уже вполне довольной жизнью. Энн мирно спала. Зато Тимми… Воспользовавшись тем, что его хозяйка вышла, Тимми тут же спрыгнул с кровати и теперь усердно обнюхивал гостью. Грех было бы упустить такой удобный случай и не познакомиться как можно скорее с новым человеком. Берта, смеясь, гладила его по голове.

Джордж, увидев, что Тимми спокойно позволяет новой девочке ласкать себя, остановилась как громом пораженная. Потом поставила тарелку на столик с таким стуком, что суп выплеснулся на поднос.

– Тим, убирайся сейчас же отсюда! – сердито зашипела она.

– Ой, этот суп так аппетитно выглядит! – воскликнула Берта. – Большое спасибо!..

Но Джордж, не говоря ни слова, подошла к своей кровати и легла, отвернувшись к стене. Она прекрасно знала, что ведет себя отвратительно… Но это уже слишком! Эта девчонка пытается переманить ее Тима!..

Пес же устроился на свое постоянное место – в ногах Джордж – и закрыл глаза.

– Завтра Салли тоже будет спать со мной, – радостно сообщила Берта. – Это будет так здорово! Папчик разрешил, чтобы она спала в моей комнате, но только в корзинке.

Джордж быстро повернулась.

– Еще чего! Здесь будет только моя собака и никакой другой собаки не будет!

– Ну все, хватит! – быстро вмешалась тетя Фанни. – Это мы обсудим завтра утром. Насчет Салли я позабочусь, не волнуйся, Берта. А теперь спи! Вон у тебя глаза сами уже закрываются…

Да, Берта очень устала сегодня. Она повернулась на бок и сонным голосом пробормотала:

– Большое спасибо, тетя Фанни… Дайте, пожалуйста, Салли немножечко воды…

Едва договорив эти слова, она заснула. Тетя Фанни взяла тарелку и направилась к двери. Но, не дойдя, остановилась и тихо спросила:

– Джордж, ты не спишь?

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru