Пользовательский поиск

Книга Тайна разбитых стекол. Содержание - Так кто же бьет стекла?

Кол-во голосов: 0

— Подавленным? — фыркнул Юпитер. — С чего мне быть подавленным, если мы находимся на вытянутую руку от разгадки дела, которое казалось самым безнадежным в нашей карьере!

— Как? — спросили хором все трое. Юпитер садистски наслаждался моментом.

— Честно говоря, на разгадку навели меня вы все вместе еще вчера вечером, но я был слишком подавлен, чтобы обратить на это внимание. И только среди ночи, слабея от голода из-за пропущенного накануне ужина, я наконец осознал, что сказал Боб и с чем вы все согласились.

— Что? — заорали слушатели, потеряв терпение.

— А. то, что нам нужно выяснить, зачем велосипедисту бить стекла! — Первый Сыщик продолжая сиять. — Вы были правы. Выяснив, зачем ему понадобилось бить стекла, мы узнаем, кто он.

Трое ребят сидели в полном молчании. Потом переглянулись. Потом посмотрели на Юпитера.

— Ну, не знаю, Первый, — с сомнением сказал Боб.

— Да брось, — возразил Пол, — даже если мы и узнаем причину, она ведь может быть у множестве людей.

— Нет, Пол, — твердо ответил Юпитер. — Как только мы выясним, зачем понадобилось разбивали стекла, круг возможных виновников резко сузится.

— Звучит не слишком убедительно, — сказал Пит, — но Юп всегда оказывается прав, так что давайте пробуем. Так почему же гот велосипедист бил стекла? Может, у него просто неприязнь к стеклам?

— Или к машинам, — предположил Боб. — Ему нравится портить машины.

— Нет, — покачал головой Юпитер. — Я сомневаюсь, что в этом случае он ограничился бы одной машиной на квартал. Скорее, он перебил бы все, какие мог, стекла в одном месте и скрылся. У нас же налицо цельно продуманный план нанесения ударов. Вероятно, стеклобой старался не привлекать внимания, чтобы каждое такое происшествие выглядело простой случайностью.

— А как насчет осторожного вандализма, — предположил Пол. — Ну, понимаешь, ему нравится колотить стекла, но попасться он не желал бы.

— Вандалы не продумывают свои действия так тщательно, — рассудил Юпитер. — Вандализм — это чистая ненависть. Люди чувствуют себя пострадавшими, униженными, обманутыми, ущербными в глазах общества и хотят отомстить миру, который так их обижает. Так что вандалы обычно действуют спонтанно, в приступе ярости, и поэтому легко обнаруживают себя.

— Да уж, этого обнаружить нелегко, — согласился Пол.

— Правильно, — кивнул Юпитер. — Наш стеклобой тщательно продумал, как замаскировать свои действия и обезопасить себя. Вандалу нет никакой радости, если никто не знает, что он натворил. Может попасться ему нежелательно, зато очень даже желательно, чтобы люди знали, что он сделал и почему.

— Убедил, Первый, — сказал Боб. — Может, месть?

— Кому, Исследователь?

— Изготовителям машин. Достался кому-то барахляный экземпляр, вон он и ненавидит «форд» или «тойоту», или какую-нибудь другую фирму.

— Но тогда все разбитые стекла должны быть у машин конкретной марки, ведь так? Какой смысл мстить фирме, которая к твоей паршивой машине не имеет отношения? И к тому же, зачем ограничиваться одним стеклом? Почему не нанести урон посерьезнее?

— И все равно, — заметил Пит, — он стал бы крушить машины, которые еще принадлежат фирме, а не те, которые уже проданы разным людям.

— О'кей, — сказал Боб. — Тогда месть владельцам машин.

— Слишком много машин затронуто. Не может же он иметь зуб на несколько сот человек.

— А что, если он обычный заурядный псих? — предположил Пит.

— Да брось, действует этот велосипедист совсем не как псих, — заметил Пол.

Пит вздохнул:

— Пожалуй, верно.

— А как же двойной орел? — спросил Боб. — Может, вся затея — всего лишь прикрытие одной этой кражи? Понимаешь, куча стекол перебита для маскировки, а на самом деле он хотел разбить одно конкретное стекло и стащить орла.

Юпитер задумчиво кивнул.

— Я тщательно продумал эту версию, но поскольку больше ничего не украдено, ее приходится исключить. Чтобы прикрыть кражу, нужно много краж, а не много разбитых стекол. Иначе эта кража слишком выделяется.

— Тогда… — Пит напряг мозги.

— А может… — начал Пол.

— А если… — прервал было Боб, но остановился и помотал головой. — Нет, Первый, не могу придумать никакой другой причины.

— Уверен, если постараться, можно еще много чего придумать, но только стоит ли. Вероятная причина всею одна — та, которую вчера вечером предположил Пит.

— Я? — удивился Пит. — Что это я такое предположил?

— А помнишь, ты сказал, что стеклобою, должно быть выгодно то, что он делает. Ребята, кто может остаться в выигрыше от разбитых стекол?

Остальные трое, недоуменно моргая, уставились на Юпитера.

— В выигрыше? — переспросил Пол. — В выигрыше от разбитых стекол?

— Те, кто делает стекла! — почти выкрикнул Пит.

— Нет, — крикнул Боб, — не делают, а чинят. Люди, которые меняют стекла!

— Именно так, Исследователь, — просиял Юпитер. — Люди, которые занимаются заменой стекол в машинах, — единственные, кто может оказаться в выигрыше, когда эти стекла разбиваются.

— Юпитер, но ведь разбитое стекло в машине могут поменять едва ли не на каждой станции обслуживания или заправке, — поморщившись, сказал Пол с сомнением. — Что это за прибыль, если поделить ее на всех?

— Это меня тоже сперва смутило, — согласился Юп. — Поэтому я встал с утра пораньше и объехал несколько автозаправок и ремонтных мастерских. И всех спрашивал, откуда они берут стекло для машин. Некоторые выписывают его из Лос-Анджелеса или прямо с автозавода, но большинство получают от местного поставщика. И в Роки-Бич, друзья, всего одна фирма, которая продает стекла на замену для машин всех марок — «Маргон Гласс Компания»

Так кто же бьет стекла?

«Маргон Гласс Компания» помещалась в одноэтажном желтом кирпичном здании. Позади него было три складских помещения из рифленого металла. И все это окружал забор из проволочной сетки высотой метра в два. Находилась она на окраине Роки-Бич, меньше чем в миле от свалки. Сбоку имелся въезд для грузовиков, приезжавших за товаром, а в центре — парадные ворота для посетителей офиса и магазина. Позади желтого здания было еще два погрузочные дока, возле них полупустая стоянки для машин сотрудников. На стоянке для посетителей, справа от главного здания, кипела жизнь.

— Думаешь, наш стеклобой — владелец компании? — спросил Боб.

— Не обязательно, Исследователь, — сказали Юпитер.

Скрытые высокими зарослями дикого овса, четверо ребят лежали на невысоком холме, откуда открывался вид на дорогу, обнесенные забором здания и двор «Маргон Гласс Компании». Свои велосипеды они поставили на прикол у подножия холма в стороне от дороги.

— Это может быть продавец, которому захотелось побольше комиссионных, — продолжал Юпитер, наблюдая за происходящим внизу, — или новый менеджер по сбыту, который хочет произвести впечатление на начальство. Или просто кто-то из сотрудников опасающийся, что его уволят, если дела у фирмы пойдут плохо.

— Так как же мы его найдем, — поинтересовался Пол, — если мы не знаем, как он выглядит? Мы знает, что он высокий, худой и, по всей видимости, молодой — редко кто из пожилых обряжается во все спортивное и садится на такой велосипед. Вряд ли так уж много людей в компании подходит под это описание.

Со своей выигрышной позиции на вершине холма ребята наблюдали на территорией больше часа. Главное здание стояло фасадом не к дороге, а к стоянке для посетителей. К этой стоянке и от нее непрерывным потоком двигались машины.

— Откуда у фирмы, продающей стекло оптом, так много покупателей? — удивился Пит.

— Теперь чисто оптовых продавцов стекла больше нет, — объяснил Пол. — Все торгуют еще чем-нибудь дополнительно. На складах древесины есть отдел инструментов и оборудования, фирмы по продаже красок вообще стали как универмаги. В «Маргоне» можно купить всякую всячину для дома — окна, зеркала, стремянки, лампы и все такое прочее.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru