Пользовательский поиск

Книга Тайна кричащего будильника. Содержание - 16. Неомсиданная встреча

Кол-во голосов: 0

— «Больше дождевой капли, меньше океана» — продолжал Юпитер. — То есть, какой-то водный источник, меньше океана. Это может быть река, пруд, озеро или море.

— Море! Sea! — воскликнул Боб. — Произносится, как «see», «видеть»! Так оно и есть! Теперь переходим к пятой строке. «Мне двадцать шесть лет. А сколько тебе?» Это, пожалуй, самое сложное. Кому двадцать шесть лет?

— Намек насчет возраста специально сделан, чтобы ввести нас в заблуждение, — решил Юп. — Уверен, что 26 — просто порядковый номер чего-то. Наиболее простая вещь, которая приходит на ум, это…

— Дайте-ка я попытаюсь! — перебил Пит. — В алфавите двадцать шесть букв. И последняя, двадцать шестая — Z. Подходит?

— Да, если учесть, что «Z» звучит, как и the встречается в послании. Все сходится. Остается последняя загадка. «Оно сидит на полке, как перекормленный эльф». Есть у кого-нибудь идеи?

— Я поискал что-нибудь об эльфах в библиотеке, но ничего не нашел, — сознался Боб.

— Но что сидит на полке, словно эльф? — спросил Пит.

— Слово «эльф» — еще одна попытка сбить нас с толку, — объявил Юпитер. — Боб, ты провел целый День, глядя на полки. Неужели не понял, что может на них находиться?

Книги! — завопил Боб. — И в каждой пол-, но слов! Можно сказать, что они перекормлены словами!

— Ну вот мы и разгадали смысл записки, — сказал Юпитер. — Сейчас все выпишу по порядку. Вот Что получилось: «Я предлагаю тебе просмотреть книгу».

— Вот это да! — воскликнул Пит. — Но что все это означает? Какую книгу нужно найти и просмотреть? И даже если мы ее отыщем, что с ней делать?

— Нам остается разгадать ещё две записки, — на помнил Юпитер. — Когда мы…

Но тут снова раздался голос Матильды Джонс:

— Мальчики! Ужин! Идите к столу!

— Думаю, это означает, что нужно пока сделать перерыв, — неохотно пробормотал Юпитер, — попытаемся завтра, на свежую голову. Может быть, сумеем быстрее все решить.

Итак, оставив разгадку таинственных записок до следующего дня, голодные мальчишки помчались ужинать.

14. Призыв о помощи

За ужином приятели обсуждали смысл записки, которую только сейчас разгадали. Кто-то предлагал посмотреть книгу. Но какую? Они не имели ни малейшего представления.

— Может, это Библия? — предположил Пит. — Почти все люди называют ее «святой книгой».

— Не думаю, — покачал головой Юпитер, потянувшись за второй порцией десерта. — Хотя… кто знает? Может, следующая записка объяснит нам больше.

— Над каким проектом вы сейчас трудитесь, мальчики? — спросил Титус Джонс, сидевший во главе стола.

— Нам нужно расшифровать несколько таинственных записок, дядя Титус, — объяснил племянник, — но пока мы только начали.

— Ах, этот ваш клуб, мальчики! — воскликнула Матильда Джонс, отрезая Питу еще кусок пирога. — Хорошо еще, что я могу занять вас работой на свежем воздухе, а не то вы проводили бы все время, разгадывая головоломки.

Поскольку мальчики когда-то организовали клуб по разгадке шарад и ребусов, ставший позднее организацией Трех Сыщиков, миссис Джонс твердо считала, что их основная деятельность связана с решением задач, головоломок и кроссвордов.

— Ну уж нет, сегодня я ничего не собираюсь Разгадывать, — зевнув, объявил Юпитер. — Ты весь день держала нас на свежем воздухе, тетя Матильда, и я немедленно отправляюсь в постель.

— Да и я тоже, — согласился Пит, тоже зевая. — Ужин был потрясающий, миссис Джонс, но, прошу меня извинить, я, пожалуй, тоже поеду прямо домой и лягу спать. Пит и Боб попрощались и, проехав вместе пару кварталов, свернули каждый к своему дому. Никто не заметил маленького крытого грузовичка, который медленно полз за мальчиками, а когда они разделились, последовал за Бобом.

В это время Юпитер, непрестанно зевая, помогал тетке убирать со стола.

— Господи Боже! — воскликнула наконец миссис Джонс. — Да ты, должно быть, и вправду устал, Юпитер! Иди-ка спать! Беги, мальчик, беги!

Юпитер с радостью послушался и буквально свалился в постель. Но вместо того чтобы немедленно заснуть, продолжал мучиться разгадкой таинственных посланий.

«Я предлагаю тебе просмотреть книгу». Так говорится в первом письме. Но какую книгу? Поймут ли они это из второй записки? Он попытался припомнить ее содержание и чем сильнее старался воспроизвести его в памяти, тем быстрее исчезал сон. Спать уже совершенно не хотелось. Юпитер наконец; решил попробовать разгадать второе послание, прежде чем попытаться заснуть.

Мальчик оделся и спустился вниз. Тетя и дядя, смотревшие телевизор, удивленно взглянули на племянника.

— Боже ты мой, Юпитер! — воскликнула тет ка. — Я думала, ты спишь!

— Я задумался кое о чем, пояснил тот. — Что-то вроде… э-э-э… головоломки. Я оставил записку во дворе. Сейчас принесу и еще раз хорошенько просмотрю перед сном.

— Надеюсь, ты не окончательно истощишь мозги своими ребусами, — вздохнула миссис Джонс.

Юпитер быстро добрался до входа во двор склада, и, хотя ворота были закрыты, у него на этот случаи всегда имелся собственный лаз, который он при необходимости использовал. Мальчик пошел вдоль ярко раскрашенного забора, пока не набрел на две зеленые доски. Юпитер нажал на нужное место, и доски тихо отъехали в сторону, открыв узкий вход, называемый Грин Гейт Уан. Зеленые Ворота номер один, первый из нескольких потайных ходов, известных только Трем Сыщикам. Юпитер протиснулся внутрь и очутился в мастерской. Подойдя к печатному станку, он отыскал кусок железной сетки и отодвинул его, открыв вход в Туннель Два. Пробравшись через него, Юпитер откинул крышку люка и оказался в штаб-квартире Сыщиков.

Он оставил записки в ящике письменного стола. Отложив в сторону первую, он расправил вторую, полученную от Джералда Уотсона. Она показалась ему совершенно загадочной. Шесть строк записки гласили:

«Возьми одну лилию, убей моего друга Эли.

Безусловно, номер один.

Возьми метлу и прогони пчелу.

То, что ты делаешь с одеждой, почти.

Ни мать, ни сестра, ни брат, но, возможно, отец.

Гимны? Ветчина? Дома.? Почти, но ее совсем».

Однако, прочитав ее пару раз, Юпитер понял, что у него появились идеи. Решение шифра первой записки показало, что он на правильном пути. Каждая строка означала слово, как в кроссворде.

В первой говорилось о том, что нужно взять одну лилию. Он выписал эти слова на листке бумаги: one lily — одна лилия, и долго смотрел на них. При чем тут Эли? И тут Юпитер понял: средине буквы составляли имя Эли — Eli!

Мальчик с торжеством стер их, «убив» таким образом Эли. Осталось лишь слово only — только. Во второй строке говорилось «безусловно, номер один». Если вспомнить про букву Z, то, может быть, номер первый принадлежит букве «а»?

Прекрасно! Значит, записка начинается со слова «только».

Даже не задумываясь, Юпитер выписал слово «broom» — метла из третьего предложения и стер букву «b», с которой начиналось слово «bee» — «пчела». Осталось слово «room» — комната.

Теперь Юпитер работал со все большей энергией, разговаривая сам с собой, что делал всегда, когда оставался один.

— «То, что ты делаешь с одеждой, почти». Да, но что делают с одеждой? Естественно, носят. Какое слово звучит почти как «wear» — «носить»? Как насчет «where» — «где»? Кажется, так. Значит, мы получили вот что: «Только комната, где…» Пока все сходится.

Он написал все, что получилось, и принялся атаковать пятую строку. Над ней пришлось потрудиться. Он пытался подставить уменьшительные и ласкательные обозначения слова «отец», такие, как «папочка», и «па», и даже «отец семейства». Но ни одно не имело никакого смысла.

Юпитер остановился и потянул за нижнюю губу. А что, если слово «отец» означает что-то в переносном смысле? Дед Мороз? Нет, не похоже. Отец Время? Да, это уже ближе, ведь речь идет о часах! ОТЕЦ ВРЕМЯ!

Оставалось последнее слово. Что звучит, как hymns, hams, homes? «Hems — подолы» не подходит. А вот «hums» — жужжит, пожалуй, да!

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru