Пользовательский поиск

Книга Мишель в «Хижине шерифа». Содержание - СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ

Кол-во голосов: 0

– Так себе, – увильнул он от ответа. – А вы все сделали?

– Да… Их нигде нет…

– Скоро все выяснится.

– Вы это искренне? Я уже все перебрала, ничего не могу придумать дельного. – И тут, без всякого перехода, девушка воскликнула: – Кстати, откуда взялись фотографии?! Разве аппарат не украли? Может, у ваших друзей есть другой?

– Да нет… Это старая пленка.

Мишелю нелегко далась эта полуправда-полуложь, но он не хотел окончательно расстраивать девушку, и так встревоженную загадочным исчезновением своих друзей.

– Господи, только бы Жан появился до воскресенья. Он же участвует в королевских скачках, дед так на него надеется! Вот увидите, он будет звездой арены! Это великолепный наездник!

Мишель обратил внимание, что, несмотря на свои сомнения, Галлин произнесла «вот увидите»– в глубине души она верила в возвращение Жана и его брата.

Уже некоторое время Мишель машинально косился на объявление, вывешенное на стене полицейского участка. На глаза ему попался заголовок «Найденные вещи».

Вдруг, к изумлению девушки, Мишель кинулся к объявлению. Он читал и не верил своим глазам: фотоаппарат «Фота», тип два.

– Мой аппарат!

Он так громко вскрикнул, что на него обернулись прохожие. Галлин тоже подошла к объявлению.

– Аппарат нашелся? Замечательно! Идите скорее, я вас подожду!

Рассеянно поблагодарив девушку, Мишель как вихрь влетел в участок. От неожиданности дежурный подскочил на стуле.

– В чем дело? – произнес он с тревогой.

Немного смутившись, Мишель пошарил по карманам, достал расписку и протянул ее офицеру.

– Мой фотоаппарат значится в списке найденных вещей! – проговорил он, задыхаясь от радости.

– Сейчас поглядим! Вы так влетели, что я уже думал – пожар!

Полицейский открыл шкаф и вытащил оттуда предмет, снабженный большим ярлыком, – предмет, который Мишель мгновенно узнал.

– Это он! «Фота»!

– Сейчас проверим… хо-хо… правильно… все сходится… номер серии… Прекрасно, пишите расписку и можете забирать. Его только принесли, еще и часа не прошло!

В этот момент в комнате появился старшина Дюкор. Он ответил на приветствие подчиненного и уставился на молодого человека.

– Кого я вижу! Питомец господина Фредерика! Каким ветром вас сюда занесло?… Надеюсь, не тем, что вчера?

– Молодой человек пришел за фотоаппаратом, который нам принесли утром. Помните, я показывал вам снимки…

Старшина помрачнел.

– Да, действительно… Эти фотографии – достаточно серьезная улика против цыган. Явная небрежность с их стороны…

Мишель растерялся. Дело принимало странный оборот. Пресловутые фотографии оказались в руках полиции? Получается, тот, кто принес аппарат… Нет, это уже никак не укладывалось у него в голове.

– Простите, пожалуйста. У вас есть фотографии… Случайно не такие?…

Он достал из кармана конверт и протянул его старшине. Тот мельком взглянул на снимки.

– Один к одному… Но каким образом они попали к вам?

Мишель рассказал о своем посещении фотографа.

– Любопытно… очень любопытно!… Но, откровенно говоря, тот, кто нашел ваш фотоаппарат, проявил недюжинную сообразительность!

– Какую сообразительность?

– Как, мой коллега вам ничего не сказал?

– Нет.

– Расскажите, Перон, вы ведь лично при этом присутствовали, – попросил старшина.

Мишель, ошеломленный, терялся в догадках: в чем проявилась эта недюжинная сообразительность?

СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ

Дежурный рассказал такую историю:

– Не каждый день попадаются такие честные граждане! Аппарат подобрал на пляже племянник этого господина. И тогда он по собственной инициативе отдал проявлять оказавшуюся в нем пленку, надеясь по фотографиям отыскать владельца. Он выждал ровно двадцать четыре часа – время проявления снимков, – а затем принес находку нам. Естественно, он не мог знать, что дает нам в руки улики против цыган.

Мишель, огорошенный, не знал, что сказать. Мысли его пребывали в полном разброде.

– И кого же… мне благодарить? – спросил он.

– Этот господин не захотел представиться, – ответил сержант Перон, – мне лично он не знаком. Правда, я здесь всего неделю…

– Тем проще… не надо мучиться с благодарностью, – весело заметил старшина Дюкор. – Кстати, не хотите ли написать жалобу на цыган?

Мишель подскочил на месте.

– Разумеется, нет. Аппарат в порядке, я всем доволен. Спасибо.

– Не за что. Всегда рады служить, – откликнулся Перон.

При этих словах Мишель невольно ухмыльнулся. Его мало вдохновляла перспектива опять иметь дело с полицией. Ни под каким соусом!

Он вышел из участка, сощурился на солнце, ударившее ему в глаза, и приблизился к девушке.

– И правда, ваш аппарат!… А почему вы такой хмурый?

Мишель замялся. Затем, рассудив, что истина дороже всего, вытащил карточки из конверта.

– Вот, взгляните. Человек, который нашел мою «Фоту», принес эти: снимки – он проявил заряженную пленку!

Пока Галлин изучала фотографии, Мишель изложил ей все, что узнал, в том числе умозаключения старшины Дюкора.

– Ясно, – прошептала девушка, – похоже, всё против наших друзей. Я считаю своим долгом поставить в известность Карума. Что вы на это скажете?

– Хм…

Вопрос был щекотливым. Уверенность Галлин в честности Жана и Нура невозможно было поколебать, а вот Мишель просто не знал, что и думать.

Имя Карума Старшего придало ему твердости. Если кто-то внушал ему доверие, так это был старый цыган.

– По-моему, вы совершенно правы, мадемуазель! – наконец произнес он, передразнивая выговор старика Паскалу.

Галлин улыбнулась. Но улыбка тут же слетела с ее губ; на красивом лице, как в открытой книге, читалось глубокое уныние.

– Поехали, – вздохнула она. – Может быть, в лагере нас ждет что-нибудь хорошее.

Мишель со вздохом залез в машину. Через несколько минут они уже были на месте. Галлин въехала в ворота и затормозила у кибитки цыганского барона. В ту же секунду тот показался на крыльце. Сквозь внешнее спокойствие на лице его проглядывала тревога.

– Здравствуйте, мадемуазель, – поздоровался цыган. – Как я вижу, поздравить вас не с чем., У меня тоже ничего утешительного. Но в любом случае – рад вас видеть.

– Спасибо, господин Карум. Мы приехали, чтобы рассказать вам об одной… любопытной находке. Мишель, будьте добры, покажите фотографии.

Мишель подчинился. Старик внимательно, по очереди, разглядел четыре снимка, изображающие цыган.

– Кто это фотографировал? – спросил он после длительного молчания.

– Нам бы тоже хотелось это понять, – ответила Галлин. – По мнению полиции, кто-то из местных… из лагеря.

Карум покачал головой.

– В лагере нет аппарата.

Мишель полагал, что объяснение выйдет достаточно непростым. Но Галлин все взяла на себя. Когда старик цыган наконец понял, что его друзей и родных подозревают в новой краже, он пожал плечами.

– Никто из наших в руках не умеет держать эту штуковину, – заметил он, указывая на болтающийся на плече Мишеля фотоаппарат.

– Но на карточках ваши ребята, – возразила Галлин.

Теперь Мишель смотрел на снимки другими глазами. Несмотря на размытый фон, он выискивал какие-нибудь ориентиры. В частности, разобраться ему помогло расположение кибиток.

– Вы случайно не передвигали повозки в последние несколько дней? – поинтересовался он.

Карум со свойственной ему неторопливостью окинул кибитки невозмутимым взглядом.

– Да нет, давно уже ничего не меняли. А зачем их передвигать?

Мишель оставил вопрос без ответа.

Галлин догадалась о ходе его мыслей и тоже пригляделась к снимкам.

– Они сделаны приблизительно из одной точки.

– Мне тоже так кажется. По-моему, вон из того угла, – добавил Мишель.

Он указал на ответвление, отходившее от основной части лагеря на манер горизонтальной палочки буквы «Г». Оно начиналось за последним домом по улице.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru