Пользовательский поиск

Книга Мишель у Чертова источника. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

– Но Серж вчера утром удивился не меньше нашего! – возразил Мишель.

– Удивился?… Ты хочешь сказать, он выглядел удивленным! Естественно, что он притворился, раз речь идет о тайне, – стоял на своем Даниель.

Артур напустил на себя сердитый вид.

– Должен ли я напомнить тебе, Даниель Дерье, что ты только что заклеймил одного из членов моего уважаемого семейства, назвав его лжецом и комедиантом?

Даниель снова улыбнулся; грозный вид друга его не обманул.

– Должен ли я напомнить тебе, Артур Митуре, что не всякая тайна постыдна и что у твоего достопочтенного кузена может быть веская причина кое-какие свои поступки скрывать даже от тебя?!

– Хорошо, я принимаю твои извинения, – смилостивился Артур.

– Я прибавлю к этому, что по случайному стечению обстоятельств наш друг Мануэль уже видел когда-то похожую сумку и знает, для чего она предназначается. Отсюда всего один шаг до предположения, что это он посоветовал Сержу сделать такую сумку!

– Один шаг… один шаг… один гигантский шаг, Даниель! – вмешался Мишель. – Мне бы очень хотелось, чтобы ты объяснил мне, зачем Сержу понадобилось использовать козу, чтобы перевозить не знаю что по долине, которая никуда не ведет и где перевозить совершенно нечего… разве что камни, выкрашенные фосфоресцирующей краской.

Мальчики шли вперед, на ходу продолжая спорить, и вскоре вошли в деревню.

В ней было не больше десятка домов, обступивших площадь, которую с одной стороны замыкала церковь в романском стиле с прилегающим к ней кладбищем.

На площади четыре столба с протянутыми между ними гирляндами разноцветных лампочек образовывали квадрат. Подмостки из некрашеного дерева ждали музыкантов.

Напротив церкви заканчивали устанавливать карусель для детей.

Через площадь тянулись электрические провода, прикрепленные к импровизированным мачтам.

Мальчики увидели Мануэля, который подкладывал клинья под колеса повозки, где во время праздника будет устроена лотерея. Ему помогал другой цыган – его младший брат Роди. Они уже почти все сделали. За повозкой-балаганом виднелся белый автоприцеп, служивший братьям домом.

Подойдя поближе, Мишель стал искать на лотерейном барабане следы люминесцентной краски, о которой говорил ему Дюмон. Ничего похожего он не нашел, но решил, что при свете дня эта краска, очевидно, ничем не отличается от обычной.

– Эй, гаджо! – окликнул их Мануэль, – Пришли попытать счастья? Рановато, друзья, потерпите до воскресенья! Роди, это приятели Сержа… Вон тот длинный, кажется, даже его родственник, да?

– Причем довольно близкий, – смеясь, ответил Артур. – Его отец и мой – родные братья!

Роди, такой же смуглый, как его брат, казался более суровым. В его темных глазах горел огонь. Ребята поздоровались друг с другом за руку.

– Ну, как себя чувствует коза? – поинтересовался Ману эль.

– Прекрасно, – ответил Мишель.

– Что бы там ни говорил Серж, мне кажется, эти ненормально, чтобы коза вот так сломала ногу! Может быть, кто-то из местных с ним враждует и причинил вред Амалфее?… И еще эта странная сумка… Наверное, кто-то хочет заставить всех думать, что Серж занимается какими-то махинациями…

Рассуждения Мануэля исходили из прекрасного источника – его дружеского отношения к Сержу. Но Мишель не мог согласиться с предположениями цыгана. Все происходило тихо, без свидетелей, а для того, чтобы повредить таким образом Сержу, требовалась публика, способная разнести новость по всему краю.

– А вы знаете, что сумка исчезла из дома? – спросил Мишель, не сводя глаз с собеседника.

Сначала цыган явно удивился, потом воскликнул:

– Ну вот, что я говорил! Кто-то сейчас показывает сумку деревенским и рассказывает Бог знает что!

Поведение и предположения Мануэля, думал Мишень, могли бы объясняться тем, что деревенские и даже городские жители относились к цыганам с предубеждением, проявляя своего рода расизм, и Мануэль невольно приписывал Сержу свои проблемы.

Мишель чуть было не заговорил о светящихся камнях, но передумал. Он изобрел предлог, чтобы направить разговор в нужную ему сторону.

– Легко найти светящуюся краску? – спросил он.

– Светящуюся краску? А зачем; она тебе? – удивился Мануэль.

– Она мне не нужна… Я просто так спросил, из любопытства!

Мануэль пристально посмотрел на него, как будто хотел разгадать истинные намерения мальчика.

– У меня есть, – сказал наконец цыган. – Такая, которая светится днем… для номеров на повозке и для обозначения крупных выигрышей в лотерее.

Мишель сразу понял, что пошел по неверному пути. На тех камнях не могла быть краска такого рода, потому что они светились в темноте. Значит, Дюмон тоже ошибся. Он видел, как Мануэль использует специальную краску, отражающую свет, и решил, что это та самая, при помощи которой кто-то сделал светящимися камни!

Мальчики не стали задерживаться и вскоре отправились обратно на ферму.

– Мы сели в лужу, – сказал по дороге Мишель. – Промахнулись и с краской, и с сумкой. Но мы попытаемся разузнать, что происходит в глубине лощины.

Слушай, я вот о чем подумал, – перебил его Даниель. – А если той кисточкой, которую нашел Артур, пользовался не Серж? Предположим, она уже валялась там задолго до того, как Серж купил эту ферму…

– Вполне возможно, – кивнул Артур.

– Да, но тогда камни тоже лежат там давным-давно? – вставил Мишель. – Я не знаю, долго ли может продержаться эта краска.

– Циферблаты часов и будильников светятся много лет, – заметил Артур.

– Да, но они защищены стеклом, и никто обычно не оставляет свои часы или будильник на улице, под дождем! – возразил Мишель.

Когда мальчики вернулись на ферму, Сильвии не было.

– Ну?… Пойдем посмотрим? – предложил Мишель.

– Что, соскучился по сержанту Брюне? – поинтересовался Артур.

– А то, на что мы «посмотрим», будет очень красивой скалой, в которую мы и упремся, – проворчал Даниель.

– И тогда нам останется только попробовать сказать ей «сезам, откройся», как Али-Баба! – прибавил Артур.

– Ты прав, лучше нам не попадаться на глаза военным, – признал Мишель. – Постараемся остаться незамеченными. То, что происходит в глубине этой лощины, представляет угрозу для Сержа и для Сильвии. Военные могут навлечь на них неприятности, даже если они ни в чем не виноваты… И совсем неплохо будет, если мы сумеем отвести эту угрозу. Твои родственники вполне это заслужили!

Мальчики продолжали путь, вглядываясь в край скалы – не покажется ли военный патруль.

– Хорошо еще, что, перейдя мостик, мы окажемся под прикрытием, – вздохнул Даниель.

8

Они перешли через ручей по мостику из бревен. Артур решил изобразить солдата, который, растопырив руки, пытался удержаться, но свалился в воду, когда его столкнул таинственный незнакомец… и при этом сам чуть было не искупался.

– Главное – найти охотничью тропку без помощи светящихся камней, – сказал Мишель.

Это оказалось более легким делом, чем он предполагал. Вскоре Артур заметил обломанные ночью ветки.

– Теперь мы на верном пути! – воскликнул он.

Сквозь просветы в листве деревьев ребята видели водопад – на солнце он казался потоком жидкого серебра, слегка отливающего голубым; каскад воды летел с горы безостановочно, словно там, наверху, открыли гигантский кран.

Склон стал очень крутым. Наконец мальчики оказались перед той скалой, у которой остановились прошлой ночью.

– Сезам, откройся! – сказал Артур, воздев руки, словно в самом деле творил заклинание.

Они тщетно искали проход, брешь, хоть какую-нибудь щель. Но вверх шла сплошная масса камня, наглухо смыкающаяся со стенками лощины, а ниже скала покоилась на горизонтальном основании, образовавшем у подножия выступающий край сантиметров в сорок шириной. При некоторой фантазии можно было представить себе животное, огибающее скалу по этой тропинке, но внизу была пропасть…

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru