Пользовательский поиск

Книга Мишель и старинный фотоаппарат. Содержание - 17

Кол-во голосов: 0

В заключение он упоминал, что из осторожности спрятал найденные им предметы в надежном месте.

«Я не хочу потерять их, если в мой дом попадет бомба, — писал он. — ОАИПА, несомненно, сумеет принять необходимые меры для того, чтобы сохранить все эти сокровища».

— Подумать только! Если бы не ярмарка подержанных вещей, мы бы даже не заподозрили о его открытии! — воскликнула мадам Перо.

— И все равно мы едва его не упустили! — добавила Мартина.

В этот момент кто-то позвонил в дверь. Девочка пошла открывать.

В гостиную вслед за ней вошел Барле. Друзья смотрели на него без удивления, однако на их лицах отражалось нетерпеливое ожидание.

17

Судя по виду Барле, ночью он почти не спал.

Мальчики не знали, что им следует делать. Разговор между мадам Перо и ее соседом обещал быть трудным, особенно для последнего.

Хозяйка дома поняла, о чем думают друзья, и сделала им знак остаться, потом предложила посетителю сесть. Все устроились вокруг стола.

— Мне непросто говорить вам об этом, — начал Барле. — Я и есть тот сосед… Тот молодой сосед, о котором писала «Курье де ля Тэрнуаз». Во время войны я уже жил с родителями в том самом доме, где и сейчас.

Он умолк, погрузившись в воспоминания.

— Значит, это вы нашли тело моего отца после бомбардировки? — прервала молчание мадам Перо.

— Да! Для шестнадцатилетнего парнишки это было тяжелое испытание. Раньше я никогда не видел людей, погибших во время воздушных налетов… Вы должны меня понять! Я не сразу осознал, что произошло, думал, он просто без сознания…

Позвал отца, он и сказал, что мсье Марньи мертв. Это ему пришло в голову, что до вашего возвращения дом останется пустым. Он предложил перенести пока к нам наиболее ценные вещи, в том числе и фотоаппарат.

Барле снова сделал паузу и обвел взглядом тех, кто находился в комнате. Вероятно, он ждал одобрения с их стороны.

— Я решил захватить и папку. В то время я еще не знал, какую ценность она представляет. На ней были написаны фамилия мсье Марньи и название археологического общества…

— Но в то время, когда я вернулась из эвакуации, вы жили где-то в другом месте? — спросила мадам Перо.

— Вы правы… Мои родители умерли вскоре после гибели мсье Марньи.

— Тоже во время воздушного налета?

— Нет. Это был несчастный случай. Они ехали на тандеме[11] —тогда их было очень много — и попали под военный грузовик. Меня взяла к себе племянница отца, она жила с мужем в Бутрэ…

— На улице Монахов? — вырвалось у Мишеля. Барле удивленно посмотрел на него.

— Да, на улице Монахов. Их фамилия была Лорьо. Там я и познакомился с их дочерью… Мы поженились через несколько лет после войны и переехали сюда.

За этим заявлением последовала глубокая тишина. Конечно, еще не все стало ясно, но покров тайны был уже приподнят. На языке у всех, кто сидел за столом, вертелся один вопрос… Не дожидаясь, пока ему его зададут, сосед снова заговорил:

— Я взял с собой на улицу Монахов кое-какие вещи… В том числе папку и фотоаппарат. Отцу Рене — так зовут мою жену — я объяснил, откуда они взялись. А он сказал, что никто не поверит, будто мы хотели просто сохранить все эти вещи, нас скорее обвинят в ограблении дома мсье Марньи. Я тогда был совсем молоденьким и поверил ему. Фотоаппарат я спрятал на чердаке.

— И папку тоже? — задала вопрос Мартина.

— Нет. Ее спрятать было куда проще. Я всегда держал ее вместе со своими вещами.

— Как же вы могли ничего не сказать мне об этих вещах после того, как я вернулась?! — воскликнула мадам Перо.

На губах ее соседа появилась смущенная улыбка.

— Знаете… Я по-прежнему боялся, что меня обвинят в краже. Так что, возвращаясь в Ситэ-Флери, я оставил фотоаппарат на чердаке, только спрятал его получше, а с собой взял лишь папку. Моя жена ничего не знала об этом и не знает до сих пор.

— Значит, Жюльен Денуэт действительно нашел фотоаппарат на чердаке, — заметил Мишель.

— Да. Я увидел вас, когда вы возвращались с ярмарки, и сразу подумал, что скоро у меня начнутся неприятности. Рано или поздно выяснится, что я жил в доме на улице Монахов, и тогда меня обвинят в краже. Поэтому я заставил Жюльена той же ночью украсть у вас аппарат. Я сказал ему, что иначе его обвинят в укрывательстве краденого. А так как у меня был ключ от вашей двери…

— У вас был мой ключ?! — возмущенно воскликнула мадам Перо.

— Простите меня, мадам. Его взял мой отец еще во время войны. Он запер ваш дом, думая, что это может спасти его от разграбления. Я вспомнил об этом только в воскресенье. К несчастью, Жюльен оказался очень неловким и разбудил одного из мальчиков. Он был вынужден даже ударить его, чтобы убежать. При этом он оставил ключ в замке, так что мне пришлось зайти к вам, чтобы забрать его. Фотоаппарат Жюльен принес мне позже. Я решил спрятать его в шалаше вместе С папкой, завернув ее в полиэтилен, чтобы предохранить от сырости. Вот так все и было…

Все чувствовали неловкость. Слова Барле казались вполне искренними… Но кто же тогда написал письмо Фромару, пытаясь его шантажировать?

Об этом и спросила соседа мадам Перо.

На лице Барле отразилось непритворное недоумение.

— Угрожающее письмо? — повторил он. — В первый раз слышу об этом! Кто же мог его написать?! Клянусь, мадам Перо, я здесь ни при чем!

— Я верю вам, мсье Барле!

— Но кто же тогда решился на шантаж? — спросила Мартина. — Может быть, Жюльен Денуэт?

— Он не подозревал о существовании папки с текстом сообщения мсье Марньи, — возразил сосед.

Мишеля заинтересовала еще одна деталь.

— А мсье Лорьо — не ваш родственник? — спросил он.

— Нет, разумеется! В наших краях Лорьо — очень распространенная фамилия.

— А как вы догадались, что фотоаппарат, который выменяли мальчики на ярмарке, раньше принадлежал моему отцу? — спросила мадам Перо. — Ведь существует множество старых аппаратов, и многие из них похожи друг на друга.

— О! Это очень просто… Мальчик, который печатал фотографии в моей лаборатории, оставил в корзине для бумаг пробный отпечаток. Я сразу узнал снимок, сделанный в вашем саду, мадам… Знаете, для меня это был настоящий удар!

Все кончилось тем, что хозяйка дома успокоила соседа, пообещав ему забрать из жандармерии заявление о краже фотоаппарата и никому не сообщать о тех обстоятельствах, при которых в ее руки попала синяя папка.

Не успел Барле откланяться, как пришел Девиллер. Мадам Перо объявила ему о своем решении и попросила никому не рассказывать о роли, которую сыграл в этой истории ее сосед.

— Теперь мы сумеем добиться включения Ситэ-Флери в реестр исторических памятников, а остальное не имеет значения! — воскликнул председатель комитета по защите поселка. — Вы совершенно правы! Будем думать о главном: мы победили. Сегодня же утром я обращусь в муниципалитет и займусь необходимыми формальностями. Фромару останется только убраться отсюда. Хотел бы я посмотреть, какое у него будет выражение лица, когда до него дойдет эта новость!

Но всех волновала и еще одна проблема. Нужно было как можно быстрее продолжить раскопки в направлении, указанном в сообщении мсье Марньи, то есть в сторону теперь уже наполовину выкорчеванного леса.

В документе объяснялось также, почему отец мадам Перо не сообщил соседям о своем открытии. Зная о том, что фашисты вывозят исторические и художественные сокровища завоеванных ими стран, то есть, по сути, грабят их, он решил сделать публичное сообщение о своей находке только после окончания войны.

На основе исследования документов из библиотеки Арраса он пришел к выводу, что в нескольких километрах от современного Врефана когда-то располагался римский оппидум,[12] на фундаменте которого в эпоху Меровингов был построен поселок. Эжен Марньи был уверен, что наткнулся на остатки именно этого поселка.

вернуться

11

Двухместный двухколесный велосипед.

вернуться

12

Временный город-крепость периода Римской империи.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru