Пользовательский поиск

Книга Мишель и машина-призрак. Содержание - 11

Кол-во голосов: 0

Мишель был слишком умен, чтобы делать выводы на основании одного-единственного факта. Вокруг мастерской крутилась такая прорва народа, что установить, кто сболтнул лишнее, сделавшись невольным осведомителем преступника, не представлялось возможным.

* * *

Вернувшись в «Маргийери», Мишель рассказал Даниелю о своем посещении журналиста.

– Надо бы повнимательнее изучить альбом, – заключил он. – Вдруг найдется какая-нибудь зацепка.

Двойняшки притащили альбом и присутствовали при его осмотре. Тексты на открытках являли собой обычный набор банальностей. «С наилучшими пожеланиями» чередовалось с «целую, до скорого» и «дружескими приветами».

– Если он чем-то и приглянулся господину Рамадону, то, ясное дело, не перепиской, – заметил Даниель.

– Смотри, какой толстенный переплет… как будто набит чем-то, – сказал Мишель. – Вдруг это тайник?

Даниель взял альбом в руки.

– Следов клея не видно.

Мишель прощупал обложку тонкой иглой – безрезультатно.

– Ас чего мы вообще взяли, что этот тип охотится именно за альбомом? – размышлял вслух Даниель. – Может, он водит нас за нос?

– Послушай, Даниель, по меньшей мере одно мы знаем точно. Мы с тобой пересмотрели все свертки – ничего не пропало. Альбома тогда в мастерской не было. Странно, не так ли?

– Допустим. Но меня волнует вот что. Не скрывает ли Николь что-то от нас? Почему она попросила взять альбом на хранение?

– А мне бы хотелось уточнить еще пару деталей. Ив, Мари-Франс, расскажите-ка еще раз, как вы нашли альбом, только с самого начала. И постарайтесь ничего не пропустить. Любая мелочь может оказаться весьма полезной.

Двойняшки напустили на себя значительный вид, насупились и в очередной раз повели рассказ о своих приключениях.

Мишель с Даниелем задавали им вопросы, просили подробнее обрисовать некоторые моменты. Когда близнецы подошли к тому, как увидели полицейскую машину и жандармов, направлявшихся на ферму к Бури, Мишель воскликнул:

– Кстати, бригадир ошибся насчет лодки! Ни Эрнест, ни Марсель не могли находиться на ферме Нюма в то время, когда горели бумаги. Ведь именно в этот момент жандармы застали их дома.

– На самом деле это ничего не доказывает, – откликнулся Даниель. – Бури могли поджечь бумаги и вернуться к себе. Впрочем, у меня есть другое предположение. Мы кое о ком забыли…

Мишель с удивлением уставился на кузена.

11

– Кого ты имеешь в виду? – спросил Мишель.

– Господина Дрокура, рыболова. Он появился в тот миг, когда близнецы услышали хруст. Может, он такой же рыболов, как и я! Услышав голоса Мари-Франс и Ива, он вполне мог выскользнуть через заднюю дверь, а потом вернуться – как раз когда они рассматривали альбом.

– Ты правда так считаешь? – прошептала Мари-Франс. – Но папаша Дрокур такой славный…

– И он так мило с нами разговаривал, – добавил Ив, – а на обратном пути развлекал рыбацкими байками.

Двойняшки продолжили свой рассказ, из которого Мишель с Даниелем не вынесли ничего нового. Версия с рыбаком требовала более тщательной проработки; впрочем, она представлялась довольно зыбкой. Время близилось к ужину, когда в соседней комнате зазвонил телефон. Мишель пошел снять трубку.

– Алло! Мишель Терэ слушает. Абонент на другом конце провода явно колебался.

– Хочу дать вам совет, молодой человек, – наконец произнес приглушенный голос. – Если вы не желаете навлечь на себя неприятности, не продавайте альбом. Вам все ясно?

– Можете не ломиться в сарай, альбом спрятан в надежном месте, – ответил Мишель.

Щелчок, трубку повесили.

Пунцовый от негодования, которое пробудил в нем неведомый шантажист, Мишель вернулся в гостиную. Вспомнив о присутствии двойняшек, он выдавил из себя улыбку, словно звонок был пустяковым. На языке у Даниеля уже вертелся вопрос, но, поймав красноречивый взгляд кузена, он все понял.

– Кстати, как насчет ужина?! – весело воскликнул он.

Возможно, двойняшек не слишком обманул игривый тон старшего брата, но они лишь заговорщицки переглянулись.

* * *

Близнецы удалились в свою комнату, а Мишель и Даниель остались в гостиной. Они любили посидеть после ужина за шахматной доской.

Но сейчас сосредоточиться на игре им удавалось с превеликим трудом: из головы у них не выходил таинственный альбом.

Через полчаса такой игры они по обоюдному согласию бросили партию.

– В поведении нашего любопытного незнакомца больше нет ничего загадочного. На ферме близнецы говорили о празднике и среди прочего упомянули, что альбом можно было бы выставить на распродажу. Преступник мог выследить их до самого дома – если, конечно, это не папаша Дрокур. А найти мастерскую и попытаться украсть открытки – это уже сущие пустяки.

– Итак, мсье запрещает продавать альбом?

– Именно! Хотя напрасно он звонил, только подсказал мне одну идейку.

– Да? Ну-ка, ну-ка…

– Так вот… главное для нас – доказать, что Бури никакой не грабитель и не беглый нарушитель. Согласен?

– Да. И что дальше?

– Для этого надо найти настоящего преступника.

– Великолепно! Сего-его.

– Что?

– Сего-его… всего-ничего, если тебе угодно. Всего-навсего найти преступника!

– Глупость какая! Так на чем я остановился? Ах да… так вот… если альбом так смущает этого типа, лучший способ заставить его выдать себя – подсунуть ему альбом!

– Чего уж проще, кладем альбом вместо сыра в мышеловку, и – хоп! – наш субчик попался! Мишель расхохотался.

– Если бы ты знал, насколько ты близок к истине! Только вместо мышеловки у нас будет праздник.

– Ого! Кажется, я начинаю догадываться…

– Мы выставим альбом на продажу, только надо устроить так, чтобы об этом стало известно заранее.

– Хочешь кинуть клиенту приманку?

– Только вот нужно что-то придумать, чтобы эта информация обязательно дошла до «клиента», как ты изволил выразиться. Не можем же мы, в конце концов, расклеить по городу афиши или орать в громкоговоритель?

– Но у тебя же есть замечательная возможность! – взволнованно воскликнул Даниель. – Газета! «Пикардский вестник»! Господин Готье нас выручит! Нужно добавить в статью список наиболее ценных товаров и среди прочего назвать альбом!

– Ура! Даниель, ты – гений!

– Я только придумал, как реализовать твою идею на практике! – запротестовал тот.

– Нечего скромничать. Ты гений, и я прямо сейчас звоню славному господину Готье!

– А не поздновато?

– Ничего… Если дело выгорит, он первым получит сенсационный материал о преступнике, так я думаю, не будет в большой претензии за поздний звонок.

– Ты собираешься выложить ему все как есть?

– Почему бы и нет? Возьму с него обещание держать язык за зубами. По-моему, тут яснее ясного, что малейшая промашка с его стороны погубит всю операцию и, в конечном счете, лишит его статьи!

– Комментарии, как говорится, излишни. Давай за дело!

– Звоню.

Прежде чем снять трубку, Мишель прислушался – Онорина на кухне возилась с посудой.

– Нашей славной хлопотунье лучше ничего не говорить.

Он набрал номер журналиста. Даниель взял отводную трубку. По ходу разговора лица кузенов все шире расплывались в улыбке.

Соблазнившись на предложение Мишеля, журналист пообещал вставить в статью упоминание об альбоме. Он срочно звонит в редакцию, чтобы информация появилась уже в завтрашнем номере.

– Вот и все, – подытожил Мишель, кладя трубку. – Сети расставлены. Остается только организовать слежку за лотком, где будет выставлено наше сокровище.

– Кстати, что будем делать, если объявится случайный покупатель?

– М-да, такое тоже не исключено! Надеюсь; эта штуковина соберет не очень много любителей.

– Ты забываешь про рекламу в «Вестнике».

– И верно… выходит палка о двух концах! Ладно, там будет видно. А отделаться от честных покупателей проще простого, достаточно таблички «продано».

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru