Пользовательский поиск

Книга Мишель и машина-призрак. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

– Постойте, постойте, – произнес мужчина в берете, – вы правы! Бури – это фермер, который пасет скот на лугу, рядом с заводом?

– Верно. И, обратите внимание, они довольно редко пользуются мостом. Чаще ездят в обход по Билерской дороге – она проходит перед фермой. И все-таки прямо в голове не укладывается… Неужели Эрнест Бури способен вот так улизнуть? Разве что он повредился в уме… Хотя всякое бывает на свете!

На улице послышался скрип тормозов, и в следующее мгновенье в кафе вошли двое жандармов. Они поздоровались, коротко опросили присутствующих о происшествии, выяснили, какие были приняты меры, записали фамилии и адреса свидетелей. Двое мужчин, вошедшие в кафе уже после возвращения Мишеля, само собой, заявили, что ничего не видели, и один за другим удалились.

– По-моему, они оба коммивояжеры, – ответил господин Нуаре на вопрос бригадира. – Тот, который повыше, в берете, живет здесь месяц или два. Снимает номер в гостинице у шлюза. Когда не в разъездах, часто заходит выпить аперитив. Кажется, его фамилия Скаффер или что-то в этом роде. А другой в наших краях уже подольше, он живет в Корби, если не ошибаюсь, на улице Рам-пар.

– Вы предупредили родственников пострадавшего? – спросил второй жандарм.

– Еще не успел, – пробормотал хозяин кафе. – Не самая приятная обязанность, понимаете ли.

– Совершенно с вами согласен. Это мы возьмем на себя.

В абсолютной тишине жандармы изучили документы раненого, который все еще не пришел в себя. Вернувшись к стойке, бригадир продолжал:

– Итак, очевидное нарушение плюс неоказание помощи пострадавшему. Только попадись нам этот голубчик, будет знать, как удирать от ответственности. Впрочем, после такого столкновения на кузове непременно остались следы, так что разыскать его не составит большого труда. Мы собираемся совершить рейд по набережной, поскольку, как утверждает этот молодой человек, именно туда поехал наш негодяй.

– Мы еще нужны? – спросил Мишель.

– В настоящий момент – нет. Подробные показания мы снимем завтра. Пока можете возвращаться домой, уже поздно.

Ребята з ас обирались домой. Когда они были уже на пороге, подъехала «скорая помощь». По улице Федэрб братья двинулись к центру города.

– Слушай, а Артур!… Мы о нем чуть не забыли, – спохватился Даниель.

– Должно быть, он проскочил, когда мы были в кафе.

– Вот, наверное, гадает, куда мы подевались…

Не успели они пройти и сотни метров, как сзади послышался треск мопеда и рядом с ними затормозил Артур.

– Эй, вы, дезертиры! – воскликнул он. – Терпения не хватило дождаться друга?

– Да нет… но… – начал было Даниель.

– Что там за карусель у Нуаре? «Скорая помощь», жандармы…

– Расскажи, Даниель, – вздохнул Мишель. – Я уже не в состоянии.

Пока кузен описывал происшествие, Мишель обдумывал слова хозяина кафе. По его гипотезе выходило, что грузовик мог заехать к Бури. Якобы у них была похожая машина. Фамилия Бури казалась ему смутно знакомой, но по какому поводу он ее слышал, Мишель вспомнить не мог. Однако мальчик вполне сознавал, что его показания имеют особый вес – не улови он шум мотора на набережной, фамилия Бури не была бы произнесена.

«Это очень важное свидетельство», – твердил он про себя.

Словно прочитав его мысли, Артур подытожил рассказ Даниеля:

– Надо быть последним мерзавцем, чтобы бросить раненого на произвол судьбы! Выходит, ты, Мишель, свидетель номер один. Этому бедняге еще повезло, что вы подвернулись! По-моему, я пересекся с ним на шоссе, он ехал из Фуйя.

– А машину доктора Деларуэля ты видел? – спросил Даниель.

– Да, правда, немного позднее. Все улицы будто вымерли, даже ни одной кошки на глаза не попалось.

– А вот и нет, тебе должен был повстречаться прохожий… завсегдатай кафе, как там его, Даниель? Ну, коммивояжер, который спрашивал про утопленника?

– Скарабей, Скарафер… что-то в этом духе.

– Нет, не видел… В Фуйя ведь не одна-единственная улица. Как бы то ни было, судя по вашим словам, этого бедолагу довольно прилично задело, – вздохнул Артур.

– Вся трагедия в том, что, останься он лежать посреди дороги, его могла бы переехать другая машина, – добавил Даниель. – Такие случаи бывали.

А для Мишеля трагедией было состояние его головы. Он уже сомневался в собственном слухе. Действительно ли шум машины доносился с набережной?

* * *

На следующее утро, вопреки своим намерениям, Даниель недолго валялся в постели. Наверное, вчерашние события беспокоили его не меньше, чем Мишеля, поскольку он присоединился к кузену на кухне, где Онорина подавала завтрак, буквально ни свет ни заря.

– Я так переволновалась! – добродушно ворчала женщина; ее выговор придавал речи особую выразительность. – Вас же могли задавить, и того и другого? И родителей как раз нет!

Она на миг умолкла, ставя на стол чашки с дымящимся шоколадом и вынимая из духовки поджаренные хлебцы.

– Не считая уже того, что вся ваша история какая-то чудная. Как машина могла исчезнуть с набережной? Да и что за странная мысль – удирать этой дорогой! Насколько я помню, мост ведет на луг? То ли водитель этого не знал, то ли совсем голову потерял… то ли рассчитывал незаметно пробраться домой – если это господин Бури. Тогда он, не подумав, выбрал кратчайший путь.

Мишель счел объяснение приемлемым; впрочем, это было для него слабое утешение.

– А где двойняшки? – спросил он.

Онорина улыбнулась. К брату и сестре Мишеля, которые всюду ходили вместе, она относилась с безграничной снисходительностью и нежностью.

– Уже давным-давно позавтракали. По-моему, они затевают какой-то поход. Во всяком случае, им понадобились матерчатые сумки и какие-то инструменты, Бог их там разберет. Вроде бы отправляются к озерам, собирать травы для коллежа. УА вы им накажите, чтобы вели себя поосторожнее.

– Можешь на нас положиться, Онорина, – ответил Мишель.

Братья помогли гувернантке убрать со стола, вышли в холл и переглянулись.

– Идем? – лукаво спросил Даниель.

– Пошли! – ответил Мишель.

Они поняли друг друга с полуслова – в их планы входило наведаться к шлюзу, чтобы на месте попытаться разгадать тайну машины-призрака.

Но в саду их ожидал сюрприз.

3

Представшая перед ними картина была не лишена живописности.

Ив и Мари-Франс, двойняшки, в самом деле снарядились в поход.

Экипированы они были основательно – со всей серьезностью, свойственной их десяти годам. Оба в джинсах, водолазках и бежевых курточках, с матерчатыми сумками на боку, у одного в руке мотыга, у другой – игрушечная лопатка. При виде их в памяти всплывали часовые, выступающие в дозор.

– Ого! – воскликнул Мишель. – Ну вы и вооружились, прямо с головы до пят!

Близнецы натянуто улыбнулись. Они с опаской относились к шуточкам, впрочем, совершенно беззлобным, которые «большие» любили отпускать в их адрес.

– Можно полюбопытствовать, для чего вам инструменты? – спросил Даниель, указывая на мотыгу и лопатку.

– Мы идем собирать гербарий. – Мари-Франс встряхнула светлыми косичками.

– Здорово! – сказал Мишель.

– Учитель сказал, растения надо выкапывать с корнем, – добавил Ив, указывая на лопатку.

– Ладно, успехов вам, – завершил разговор Даниель.

– Я рассчитываю на ваше благоразумие. Повнимательнее, пожалуйста, с озерами и торфяниками!

Близнецы с некоторым раздражением кивнули – как и все дети, они не выносили, когда их наставляли, даже если находили замечания справедливыми. Взявшись за руки, брат с сестрой выбрались за калитку и зашагали по дороге, ведущей к деревне.

А Даниель с Мишелем, повторив свой вчерашний путь по улице Федэрб, вышли к каналу. Ночью опять прошел дождь, и, несмотря на солнце, воздух казался прохладным.

Поднявшись на мост, они заметили, что баржи исчезли. Набережная была совершенно пустой. По крайней мере, в районе шлюза, поскольку на другом ее конце внимание ребят привлекло занятное зрелище.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru