Пользовательский поиск

Книга Таинственный сад. Содержание - Глава XXII НА ЗАКАТЕ

Кол-во голосов: 0

— Ну что, Уэзерстафф? Где моя колченогость?

— Он может стоять, как все! Может! Может! — размахивала руками Мэри.

А Дикен солидно добавил:

— Да ты, я вижу, стоять умеешь не хуже, чем я или какой другой мальчишка в Йоркшире.

Но неожиданней всех повел себя старый Бен Уэзерстафф. Из груди его вырвался тихий стон, глаза наполнились слезами, и он вдруг изо всех сил захлопал в ладоши.

— Ну до чего же все врать-то любят, я вам скажу! — весело закричал он. — Может быть, ты и худой и не так чтобы особенно мускулистый, но ведь в остальном-то совсем нормальный. И мужчина из тебя вырастет хоть куда!

Колин по-прежнему держался на ногах очень уверенно, и его даже не качнуло ни разу.

— Учти! — строго взглянул он на садовника. — Когда моего отца нет, я тут твой главный хозяин. Мой приказ для тебя — закон. Ты не должен никому говорить, что мы все знаем про этот сад. А теперь спускайся и иди на длинную дорожку вдоль изгороди. Мэри встретит тебя снаружи и покажет вход. Конечно, мы бы и без тебя могли обойтись, но раз уж ты обо всем узнал, так и быть, посвящу тебя в тайну.

На щеках Бена Уэзерстаффа еще не высохли слезы. И он все никак не мог наглядеться на Колина, который вполне крепко стоял на ногах.

— Да, да, мой мальчик, — тихо шептал садовник, — конечно, все будет по-твоему.

Так продолжалось еще с минуту. Потом Бен Уэзерстафф вытер ладонью лицо и, рявкнув: «Слушаюсь, сэр!», исчез по ту сторону садовой ограды.

Глава XXII

НА ЗАКАТЕ

— Встреть его у калитки, Мэри, — попросил Колин, едва только голова садовника скрылась.

Мэри побежала к калитке, увитой плющом, и исчезла за ней. Дикен внимательно наблюдал за Колином. Лицо его от напряжения покрылось красными пятнами, но на ногах он стоял по-прежнему твердо.

— Я еще вполне могу постоять, — понял он беспокойство Дикена.

— Говорил же тебе! — с гордостью отозвался тот. — Как только перестанешь бояться, сразу же и пойдешь.

— Вот я бояться и перестал, — подтвердил Колин.

Тут ему вспомнилось, как Мэри говорила, что Дикен наверняка волшебник, и он напрямую спросил:

— Наверное, это твое волшебство?

— Нет, — засмеялся рыжеволосый мальчик. — Это не мое, это твое собственное волшебство, мистер Колин! И, если ты хочешь знать, оно очень смахивает на то, из-за которого крокусы вдруг взяли и сегодня из-под земли повылазили.

— Да-а, — внимательно поглядел на крокусы Колин, — по-моему, лучшего волшебства и не надо. Он встал, как только мог, прямо.

— Мне сейчас надо дойти вон до того дерева, — показал он Дикену на дерево, стоявшее в нескольких шагах от них. — К тому времени, как сюда подойдет Уэзерстафф, я хочу уже быть там. Тогда даже если я и устану, пока буду с ним разговаривать, то смогу опереться о ствол. А в кресло я сяду только когда сам захочу! — упрямо добавил он.

Держа Дикена за руку, Колин безо всяких происшествий достиг дерева. Было не похоже, что переход его утомил, да и прислонился спиной к стволу Колин, казалось, не из-за усталости. Просто ему так было удобней.

Тем временем Мэри пропустила старого Бена сквозь дверь в стене и заперла замок. Садовник издали увидел молодого хозяина, который как ни в чем не бывало стоял под деревом. Мэри тоже заметила Колина и, тихо бормоча что-то себе под нос, двинулась вслед за садовником.

— Ты чего там еще бубнишь? — хмыкнул Бен Уэзерстафф.

Но Мэри ему не ответила. То, что она говорила, было обращено к одному лишь Колину. «Ты сможешь! Сможешь! Обязательно сможешь! — словно заклинание шептала она. — Я же давно говорила: у тебя все, что захочешь, получится!» В этот момент Мэри Леннокс вдруг почувствовала себя волшебницей, вроде Дикена, и старалась изо всех сил, ибо никак нельзя было допустить, чтобы Колин сплоховал перед старым Беном. Но Колин и не думал сдаваться. Он стоял себе и стоял под своим деревом и гордо поглядывал на садовника, а Мэри Леннокс, которая, кажется, первый раз так внимательно приглядывалась к кузену, вдруг поняла: несмотря на болезненность и худобу, Колин Крейвен очень красив!

— Ну, вот ты и пришел, Бен Уэзерстафф! — важно произнес молодой хозяин. — Теперь говори: я горбун? А может быть, ты у меня колченогость увидел?

Бен Уэзерстафф еще не совсем оправился от потрясения. Но уже обрел брюзгливую свою манеру.

— Да вроде бы ни колченогости, ни горбатости в тебе не видать, — пробубнил он. — Но тогда, скажи мне на милость, зачем ты столько времени ото всех прятался? Из-за того все и думали, что ты мало что инвалид, так у тебя еще и не все дома.

— Не все дома? — сердито переспросил Колин. — Кто это посмел такое вообразить?

— Мало ли дураков в мире? — махнул рукой Бен Уэзерстафф. — Слушать их всех — уши завянут. Но ты-то зачем ото всех таился?

— Потому, что раньше все думали, что я умру, — отозвался скороговоркой Колин. — А теперь, — повысил он голос, — я умирать больше не собираюсь.

— Куда уж тебе умирать! — ехидно сощурил глаза садовник. — У тебя жизненных сил полно. Ты как сегодня ноги со своего кресла на землю опустил, так я и понял: с кем с кем, а уж с тобой все в порядке. Ну а теперь, молодой хозяин, садись-ка отдохни чуть-чуть в кресле, а я послушаю, какие ты дашь мне приказы.

И, как ни странно, наш юный раджа покорно последовал совету старого Бена. Может быть, это случилось из-за того, что Мэри, пока провожала Бена до двери в Таинственный сад, успела объяснить, какое чудо произошло с Колином и насколько осторожно следует с ним обращаться. А может быть, Колин почувствовал за грубоватостью тона садовника настоящую нежность и понял, что перед ним друг. Во всяком случае, опускаясь в кресло, он очень ласковым тоном осведомился:

— Какую работу ты делаешь в нашем саду, Уэзерстафф?

— Какую прикажут, — стал объяснять Бен. — Меня тут вообще держат из милости. И все потому, что… она ко мне очень хорошо относилась.

— Она? — переспросил Колин.

— Ну да, твоя мама.

— Моя мама? — оглянулся вокруг Колин. — Это был ее сад, да?

— Да, — кивнул старый Бен. — Твоя мама тут так все любила.

— А теперь тут все любить буду я! — тоном полноправного наследника заявил Колин. — Только учти, Уэзерстафф. Пока это надо держать в тайне. Никто не должен узнать, что мы ходим сюда. Это приказ, Уэзерстафф. Понимаешь, Дикен с моей кузиной Мэри работали тут, и сад ожил. А теперь мы будем иногда посылать за тобой, чтобы ты нам помог. Но, чур, смотри в оба, пока за дверью не скроешься.

— Я и прежде в оба смотрел, — усмехнулся садовник. — За все годы никто меня еще в этом саду не застукал.

— В этом саду? — ушам своим не поверил Колин. — Ты здесь был?

— Был, — ответил Бен Уэзерстафф. — Последний раз я работал тут два года назад. И вот сегодня пришел опять.

— Но тут же никого не было все десять лет, — все еще не мог поверить Колин — Вход ведь закрыли.

— Значит, я «никто» и есть, — спокойно отозвался старик. — И проходил я сюда не в дверь, а через стену. Но два года назад меня ревматизм замучил. Вот и пришлось столько ждать. Потому как, если ревматизм скрутит, такую стену одолеть невозможно.

— Значит, вы приходили работать сюда! — хлопнул себя по лбу Дикен. — Тогда все понятно. А то я ломал, ломал голову и никак не мог разобраться.

— Она так любила свой сад, — хриплым голосом отвечал садовник. — Какая же она была хорошенькая и молоденькая. А однажды она вдруг засмеялась и говорит: «Если я вдруг заболею или куда-то уеду, ты уж, Бен, позаботься о моих розах!» Я и думать тогда не мог, что она скоро уйдет навсегда. А как беда приключилась, и хозяин никому не велел в этот сад приходить, я все равно его не послушался. Миссис Крейвен-то мне совсем другое велела, и я сюда стал приходить, и все! — упрямо сжал рот старый Бен Уэзерстафф. — Мистер Крейвен дверь напрочь замкнул, а я через верх лазил. Потому что такая была воля моей хозяйки!

— Мистер Бен, если бы вы сюда не ходили, сад нипочем бы не выжил, — раздался проникновенный шепот Дикена.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru