Пользовательский поиск

Книга Таинственный сад. Содержание - Глава XXI БЕН УЭЗЕРСТАФФ

Кол-во голосов: 0

— Я выздоровлю! Мэри! Дикен! Я выздоровлю! Я буду жить долго-долго!

Глава XXI

БЕН УЭЗЕРСТАФФ

Тот, кто хоть раз просыпался ранним утром и, встретив розовую зарю, замирал от восторга при виде восходящего солнца, мог, как и Колин, воскликнуть: «Я буду жить долго-долго!» И если однажды оказался в лесу на закате, мог испытать те же чувства. Потому что в последние мгновения уходящего дня листья подсвечены золотом, и сама тишина, которая наступает вокруг, безмолвно говорит с тобою о вечности. Тихо шепчут о вечности и звездные ночи. Вглядитесь попристальней в темно-синее небо. Чувствуете, как оно роднит нас с прошлым и будущим? А глаза… Глаза верного друга, в которых черпаешь веру… Вот вам еще один залог долгой жизни.

Попав в Таинственный сад, Колин увидел весну, глаза друзей, и, казалось, весь мир старался ему понравиться. А природа, по милости Божьей, именно в этот день явила все свои прелести на тесных подмостках Таинственного сада. Даже Дикен, привыкший к красотам пустоши, сегодня то и дело удивленно вертел головой:

— Тринадцатый год уже на свете живу, но никогда такого прекрасного дня не видал!

— Прямо как в сказке, — подхватила Мэри. — По-моему, такого вообще не было с самого Сотворения Мира.

— А вдруг это специально, чтобы я увидал? — раздался вдруг шепот Колина. — Тогда, значит, действительно…

Не решившись договорить, он умолк. Но в душе его поселилась надежда, что сегодняшний день для него вроде знака, и теперь, если он сам постарается, то, наверное, сможет стать таким же здоровым, как Дикен и Мэри. Пока он размышлял об этом, Дикен поставил его кресло под сливовым деревом. Слива была вся в цвету. В ее ветвях хором гудели пчелы. Колин прищурил глаза, и ему вдруг показалось, будто это совсем и не дерево, а балдахин какого-то сказочного короля. Лазурное небо, просвечивающее точками сквозь листву, представилось мальчику голубыми глазами существ, населяющих это волшебное королевство.

— Вот бы еще и Робина увидать! — мечтательно проговорил он.

— Если даже сегодня нам Робин не попадется, потом ты обязательно с ним познакомишься, — отозвался Дикен. — Потому что с птенцами у всех родителей появляется уйма дел. Первое время Робин только и будет сновать мимо нас с кормом для своих деток.

— А что, у них всегда так? — удивился Колин.

— Конечно, — кивнул Дикен. — Ты только представь себе… — И он подался чуть ближе к коляске Колина. — Сидит в гнезде много птенцов. Все разинули клювы, громко пищат и есть просят. И Робин, когда прилетает в гнездо с червем, никак не может решить, в чей клюв этого червяка положить нужнее. Потому моя матушка и говорит всегда: «Как подумаю, сколько птицам работать приходится, чтобы всех птенцов накормить, так самой себе сразу бездельницей начинаю казаться. Да будь эти несчастные птицы людьми, с них должен непрерывно пот градом литься».

Слова миссис Соуэрби всем троим детям очень понравились. Стоило им только представить себе Робина, с которого катится градом пот, и они, забыв о предосторожностях, громко захохотали. Дольше всех сдерживал смех Колин. Для верности он даже зажал рот руками. Но когда двое твоих друзей изнывают от хохота, ничего поделать с собой невозможно.

Потом Дикен и Мэри решили провезти Колина в кресле по всему саду. То и дело они останавливались, чтобы показать ему какое-нибудь особенно красивое дерево, или цветок, или причудливо изогнувшуюся ветку, или яркий бутон, или перо, которое уронил дятел на землю. Все это Мэри и Дикен проделывали так торжественно, словно были правителями королевства Таинственный сад, и теперь, принимая важного иностранца по имени Колин, старались продемонстрировать все свои достопримечательности и богатства.

Когда солнце начало припекать, Колина вновь отвезли под сень сливового дерева. Дикен опустился на траву рядом с креслом, вынул дудочку из кармана и уже поднес ее к губам, когда Колин вдруг резко простер вперед руку.

— Какое странное дерево! — громко прошептал он.

Дикен взглянул на дерево. И Мэри — тоже. Впрочем, они и так знали, какое дерево он имеет в виду, и им обоим стало не очень уютно.

— Да-а! — безо всякого воодушевления протянул Дикен.

А Мэри вообще предпочла промолчать.

— У него ветки серые и ни одного листка нет, — снова заговорил Колин. — Наверное, совсем погибло, а, Дикен?

— Да, — согласился тот. — Зато его снизу доверху оплели ползучие розы. Как только они расцветут, это дерево станет самым красивым в саду.

Мэри не сводила глаз со старого дерева, и говорить ей по-прежнему ничего не хотелось.

— По-моему, от него отломали большую ветку, — заметил еще одну странность Колин. — Кто это интересно мог сделать?

— Это уже давно сделали, — отозвался уклончиво Дикен. — Ой! Ты лучше погляди вон туда, Колин! Робин летит! — с облегчением перевел разговор он. — Видишь? Похоже, он песет что-то вкусное для своей подружки.

— Где? Где? — завертел во все стороны головой Колин и вдруг увидал красногрудую птичку, у которой было что-то зажато в клюве.

Робин нырнул в кустарник и исчез в самом заросшем уголке сада.

— Полдничать полетел! — откинувшись на спинку кресла, захохотал Колин. — Ну да, — вынул он из кармана часы. — Сейчас как раз пять. Что-то я тоже немного проголодался.

Похоже, он пока забыл про старое дерево. Улучив момент, когда он что-то с интересом разглядывал, Мэри украдкой шепнула Дикену:

— Робина сегодня нам уж точно волшебник прислал. Иначе просто не знаю, что мы бы ответили Колину про ветку и дерево.

— Ну, — задумчиво потер лоб рыжий мальчик, — по-моему, и ты и я должны делать для него вид, будто про это дерево нам вообще ничего не известно. Нельзя расстраивать Колина правдой.

— По-моему, тоже, — согласилась девочка.

— Я слышал, миссис Крейвен была очень хорошая и красивая леди, — украдкой поглядывая на Колина, прошептал Дикен. — Матушка говорит, что она наверняка часто является сюда с того света и приглядывает за Колином наподобие всех матерей, которых Бог прибрал к себе слишком рано. Надо же им узнать, как их дети растут. Вот они и приходят, только никто из нас их увидеть не может.

— И что же миссис Крейвен тут делает? — полюбопытствовала Мэри Леннокс.

— Кто знает? — пожал Дикен плечами. — Может быть, это она нас с тобой заставила работать в своем саду. А когда мы наладили тут все как следует, подсказала, что пора Колина сюда привезти в его кресле.

— По-моему, мы с тобой, Дикен, все время о чудесах думаем, — вдруг осенило Мэри. — И ждем их. И ведь действительно у нас получается!

— Вообще-то правда, — улыбнулся Дикен.

Они умолкли и надолго задумались. Оба верили в чудеса, но воспринимали их немного по-разному. Дикен считал чудом почти все, что его окружает, ибо сызмальства везде находил красоту. Мэри предъявляла к чудесам куда большие требования. Она думала, что на них способны лишь высшие существа и волшебники, и не сомневалась, что Дикен — один из них. Разве не чудо, что его доброта простирается чуть не на всех в округе! И то, что его любят самые разные люди и звери, конечно же, тоже чудо. И Робина, наверное, Дикен сейчас позвал именно в тот момент, когда Колин заинтересовался деревом, — продолжала размышлять девочка. И как только она об этом подумала, ей вдруг показалось, что и день выдался благодаря Дикену просто чудесным. И вполне может быть, что Колин себя почувствовал лучше из-за него. Во всяком случае, подобное объяснение все ставило на свои места. Потому что Мэри Леннокс никогда не поверила бы, что Колин просто так, сам по себе, из полубезумного существа, вопящего на весь дом, вдруг превратился в почти нормального мальчика.

Между тем Колин, со щек которого по-прежнему не сходил румянец, был всецело увлечен Робином. Тот еще несколько раз пролетал мимо, неизменно скрываясь с новой добычей в кустарнике.

— Слушайте! — засмеялся Колин. — Эта птица возбуждает у меня аппетит. По-моему, нам просто необходимо пополдничать!

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru