Пользовательский поиск

Книга Эта милая Людмила. Содержание - ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА Потрясающие новости

Кол-во голосов: 0

— Спокойно отправляйтесь в город, — сказала эта милая Людмила. — Ничего больше с вашей машиной уже не случится.

Воистину несчастный владелец «Жигулей» цыплячьего цвета обреченно махнул рукой и тяжело опустился на скамейку.

— Котик мой, — смущенно, виновато, растерянно и жалобно сказала тётя Ариадна Аркадьевна. — Позвольте, я выполоскаю чехол в реке?

Ответом ей был негодующий отрицательный жест и унылый голос:

— Только химчистка… Я остаюсь здесь ночевать. Позвоню жене, пусть ищет баллоны, покрышки и привозит. Но ведь какие деньги! Какие деньги! Дикие, безумные, бешеные деньги!

Эта милая Людмила прошептала тётечке:

— Он ведь ни разу не вспомнил о дочери.

Тётя Ариадна Аркадьевна ответила настороженным и приглушенным шёпотом:

— Вполне вероятно, что машину изуродовал Пантя. Утром я его видела около «Жигулей». Ведь ему такое грозит…

— Милая тётечка, — чеканным шёпотом отозвалась племянница, — а для чего ему это надо было делать? В конце концов нельзя всё сваливать на Пантю, если даже он и злостный хулиган. Сейчас надо думать о том, куда девалась Голгофа.

Отец и врач П.И. Ратов поднялся со скамейки, угрюмо проговорил:

— Иду звонить жене. Надеюсь, без меня никто не посмеет прикоснуться к машине.

— Будьте спокойны, — заверил дед Игнатий Савельевич. — Только за кошек и собак ответственности на себя не берём.

А Пантя давно уже околачивался здесь, подглядывая и подслушивая, никем не замечаемый. Улучив момент, он подозвал к себе сразу перепугавшегося Герку, за руку притащил его в огород и пропищал:

— Где два рубли? Ну! Ухов тебе не жалко? — Длиннющими, сильными, холодными пальцами он схватил Герку за уши, больно, но ненадолго сжал. — Ещё надо? Ну? Тащи два рубли, а то я тебе…

— Да где я тебе их возьму?

— У деда, у деда, у деда! — пропищал Пантя столь яростно, что Герка от страха закрыл глаза, успев подумать, зачем же он послушался Пантю и подошёл к нему.

Никогда ещё Пантя не был так страшен, как сейчас. Герка, не выдержав его угрожающего взгляда, пробормотал:

— Сейчас, сейчас…

— Быстренько, быстренько! — совсем тонко пропищал Пантя. — За обман без ухов останешься! И чтоб никто про мене не знал!

Дед Игнатий Савельевич никогда не прятал от внука деньги, они всегда лежали в серванте под верхней тарелкой. «Возьму два рубля, — со страхом и стыдом думал Герка, пробираясь через двор, — а потом скажу… ну, совру что-нибудь, насочиняю…» Руки тряслись у него, когда он приподнимал тарелку. Она стучала о нижнюю, и Герке казалось, что это слышно на улице.

Как назло, рублей не было, пришлось взять трёшку. У Герки пальцы сводило от желания изорвать её, лишь бы не отдавать Панте… Но куда от него спрячешься? Ведь или завтра, или послезавтра он опять деньги запросит, Да ещё неизвестно, сколько… Герку трясло уже не от страха, а от бессильного возмущения, а обида выталкивала из глаз слёзы…

Обиженным, униженным и оскорбленным Герка чувствовал себя ещё и потому, что в любой момент могло случиться так, что Пантя вздумает издеваться над ним при этой милой Людмиле.

Вернувшись в огород, где навстречу ему стремглав бросился Пантя, Герка сразу заставил себя сказать ему пусть и жалобным тоном:

— Больше для тебя я у деда денег воровать не буду. Вот увидишь. Что хочешь со мной делай, а… а денег…

— Давай, давай два рубли! — торопил обрадованный Пантя. — Воровать не надо… Дед тебе… тебя любит. Попросишь. Даст. Давай, давай два рубли!

Герка замер, широко расставив ноги, словно ожидая удара, сжав потные кулаки, в одном из которых была трёшка, говорил неуверенно:

— Больше ни разу денег тебе приносить я не буду. Вот увидишь. Не могу больше воровать и просить. Можешь делать со мной что хочешь. Хоть убей… — Герка чуть не всхлипнул.

— Да гони ты, гони два рубли! — пропищал Пантя. — Потом видно будет!

И хотя Герка в прямом смысле этого слова дрожал от страха, он бросил смятую трёшку, влажную от пота, Панте под ноги.

Нисколько не удивившись, тот быстро нагнулся, схватил трёшку и не успел распрямиться, как Герка в слепом отчаянии изо всех сил толкнул его обеими руками.

Пантя опрокинулся, высоко задрав длиннющие ноги, а Герка бросился бежать из огорода, радостный и напуганный, взбудораженный и ошеломленный. Ему долго пришлось лежать во дворе на траве в тени, чтобы успокоилось чрезмерно колотившееся сердце, чтобы он мог более или менее отчетливо вспомнить случившееся.

Не подумайте, уважаемые читатели, что Герка вот сейчас, сразу, вдруг стал бесстрашным, и больше уже никогда не затрясется от ужаса, увидев Пантю… что больше никогда не украдет или не попросит для него деньги. И всё-таки сегодня Герка совершил своеобразный подвиг, хотя бы на несколько секунд поборол столь привычный для него страх.

И уже через некоторое время радость и гордость покинули его, ибо деньги-то всё равно были украдены и отданы злостному хулигану, да ещё на рубль больше, чем он вымогал… Противно было ещё и то, что дед не заметит пропажи, а у Герки может не хватить мужества признаться… Дед, конечно, не трёшки пожалеет и не Пантю за его хулиганскую выходку бранить станет. Нет, нет, он его, внука единственного, даже трусом не назовет, а почему-то поросёнком бесхвостым, например.

Прошлым летом Герка с ребятами отвязали у одной старушки козу, рогатая убежала, её еле-еле нашли только на другой день. Всем ребятам от родителей здорово, но по-нормальному досталось. А дед Игнатий Савельевич целую неделю вздыхал часто, очень глубоко, громко и, взглянув на внука, сокрушенно повторял: «Ах ты, поросёнок бесхвостый! — снова взглядывал на внука и вроде бы отдавал команду: — Поросёнок бесхвостый, вот ты кто!»

Вспомнив об этом случае, Герка едва не хрюкнул от возмущения неизвестно кем, скорее всего собой и Пантей.

— Поросёнок так поросёнок, — горестно прошептал он, — без хвоста так без хвоста… Отправил бы меня лучше в областной краеведческий музей экспонатом. Лучше уж со скелетом мамонта… чем тут с Пантей… Скелет хоть деньги отбирать не будет…

— Его везде ищут, — услышал он чуть рассерженный, но и обрадованный голос, — а он на травке нежится.

Герка сел, эта милая Людмила устроилась рядом, встав на колени, и начала торопливо рассказывать:

— Есть подозрения, что машину грубейшего эскулапа изуродовал Пантя. Только никто не может догадаться, зачем он совершил не просто злостный хулиганский поступок, а самое настоящее уголовное преступление. Правда, нет и полной уверенности, что виноват именно он, но подозрения не лишены оснований.

— Мне до вашего Панти дела нет! — огрызнулся Герка. — Я бы его давно в зоопарк сдал, да зверей жалко! Он их всех…

— Вот бы и жили вы с ним по соседству! — вдруг рассердилась эта милая Людмила. — Пантя в зоопарке, а ты в музее!.. Ну ладно, ладно, ни к чему ссориться. Дел много. Врач-эскулап пока совсем не вспоминает о дочери. Но мы-то не имеем права бросить её на произвол судьбы. Надо что-то делать!.. А что с тобой, Герман? Случилось что?.. Молчишь, — с укором продолжала она. — Ну и молчи. А мы пойдём искать Голгофу. Папа её звонил домой, там она не появлялась. Значит, она где-то здесь… Пойдешь с нами?

— Интересно получается, — как можно более ехидно проговорил Герка. — Родной эскулап о доченьке не беспокоится, а я должен её искать. Ушла она сама. Никому ни слова не сказала. Даже тебе. Значит, ни в ком и ни в чем она не нуждается. Может, она специально от всех прячется. В том числе и от тебя.

— Между прочим, мы с тобой вместе помогли ей убежать из дому. Значит, мы должны не гадать о её судьбе, а выяснить…

— Ну, а она от нас с тобой убежала. Чего тут выяснять? Значит, мы ей не нужны. Она от нас бегает, а мы её ищи?

Эта милая Людмила вскочила, побежала к калитке, на полдороге остановилась, обернулась и резко сказала:

— Ты просто на редкость чёрствый человек! И законченный эгоист!

И до того Герке стало обидно, и до того он разозлился, и до того ему стало всё равно, что он, продолжая сидеть, насмешливо и грустно проговорил:

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru