Пользовательский поиск

Книга Девчонки в слезах. Содержание - Глава девятая ДЕВЧОНКИ ПЛАЧУТ, КОГДА ССОРЯТСЯ С ДРУЗЬЯМИ

Кол-во голосов: 0

— Ты кричала на папу, Элли, — говорит Моголь. — Тебе попадет.

— Мне все равно, — говорю я, потягивая чай.

Зубы стучат о фарфор чашки. Смотрю на Анну:

— Прости, я не смогла сдержаться.

— Понимаю, — утешает Анна и гладит меня по плечу. — Не волнуйся, Элли. Может быть, все еще образуется.

— А вдруг нет? — обняв ее, спрашиваю я.

По пути на остановку гадаю, чем все может закончиться. Играю в детскую игру — пытаюсь не ступать на выбоины в асфальте. Если мне это удастся, Анна с папой не расстанутся. Когда-то я об этом мечтала. Хотела, чтобы Анна с Моголем убрались, а я осталась с папой. А сейчас мне этого совсем не хочется. Не хочу оставаться только с папой или с папой и его новой подружкой. Мне, как и Расселу, будет с ними плохо.

Вспоминаю о нем с нежностью и без конца поворачиваю кольцо. Может быть, мы всегда будем вместе и когда-нибудь заживем своим домом. Нам больше никогда не будет одиноко — ведь мы есть друг у друга.

Закрываю глаза и шепчу про себя его имя и снова чуть не сталкиваюсь с высоким блондином, парнем моей мечты. Чуть было в него не врезалась!

— Ох! Чудом удалось избежать аварии! — смеется он.

— Не волнуйся! Я слежу за своим рюкзаком — боксерской грушей.

— Сегодня не очень спешим? О ком ты мечтала? О друге?

— Может быть, — покраснев, отвечаю я.

— Как мило! Настоящее чувство, да?

— Надеюсь.

Не надеюсь, а знаю. Думаю о Расселе всю дорогу в школу. Вспоминаю, как он только вчера меня целовал. При мысли о его ласках руки-ноги подкашиваются. Но внутренним зрением вижу, что Элли-слоник опускает голову и печально волочит хобот, когда ее заставляют выполнять новые трюки для Рассела, потому что знает, она моя, и хочет слушаться только меня.

Скорей бы увидеться с Магдой и Надин! Ужасно хочется рассказать им про папу с Анной и узнать, что они думают по поводу их размолвки. Еще не терпится расспросить о Расселе и получить совет, что можно себе позволить наедине с ним. Мы часто это обсуждаем. У нас даже есть номера для каждого этапа. Надин оказалась в конце списка с Лайамом, а Магда, наоборот, вела себя крайне сдержанно и настаивала на том, что ничего, кроме поцелуев, не было, потому что приберегает самое главное для серьезных отношений. Но у нас с Расселом все серьезно, поэтому мне и нужен их совет. Когда я вхожу, они обе уже в классе — сидят, прижавшись друг к дружке на парте, и болтают ногами. Надин что-то шепчет Магде, и они прыскают со смеху.

— Привет, над чем смеемся? — спрашиваю я.

Они смотрят друг на друга, и Надин еле заметно качает головой.

— Ничего особенного, — отвечает она.

— Дурака валяем, — говорит Магда.

Смотрю на них и слышу, как глухо бьется сердце. Ничего себе! Смеются над чем-то личным, а со мной не хотят поделиться. Мы же всегда все друг другу рассказываем! Мы же лучшие подруги! Вдруг чувствую себя малышкой, которую в детском саду не пускают в домик Венди, когда сами там играют.

— Да что на вас нашло? Это же я, Элли!

Вдруг меня осеняет:

— Вы надо мной смеетесь?

— Вовсе нет, — говорит Магда, но не смотрит мне в глаза.

— Магз, Надди, вы же умирали со смеху, а как только увидели меня, сразу примолкли. Значит, вы точно надо мной смеялись.

— Хватит, Элли, не будь параноиком! — восклицает Надин, соскальзывает с парты и начинает искать щетку для волос в школьной сумке. — Если хочешь знать, мы смеемся из-за мальчика.

— Из-за какого мальчика? Уж не из-за моего ли Рассела? — сердясь, спрашиваю я.

— Ух, твой Рассел! Изображаете из себя влюбленную парочку. А не ты ли меня пилила и говорила, что нехорошо бросать подруг, когда я гуляла с Лайамом?

— Помнишь, как ты на меня сердилась, когда я уходила с Миком? А сейчас даже не приходишь ко мне, чтобы помочь похоронить бедную Помадку. Просто уносишься с Расселом.

Смотрю на них и не верю своим глазам. Что это на них нашло? Мы же не ссоримся? Терпеть этого не могу! Они мои лучшие подруги, Надин и Магда, и всегда так много для меня значили. Я и не представляла, что они расстроятся из-за того, что я не пошла с ними к Магде на похороны Помадки, и я не уверена, действительно ли Магда сильно переживает из-за своей хомячихи. Когда Помадка была жива, нельзя сказать, что она слишком о ней заботилась. И все-таки мне неудобно, что я не пошла на похороны зверька.

— У вас все хорошо прошло? — робко спрашиваю я.

— Конечно! А ты как думала? — отвечает Надин.

— Да, Надин сделала чудный гробик. Она выкрасила коробку из-под туфель в черный цвет и проложила ее фиолетовым шелковым шарфом. Я завернула бедную Помадку в черную кружевную перчатку. Бедняжка выглядела очень мило, хотя уже начала разлагаться и пахнуть. Бедолага! — печально вздыхает Магда.

Мне стыдно, и я начинаю себя ругать за то, что не пошла.

— Мы устроили потрясающие готические похороны. Скорее всего, как у викингов, потому что отправили бедную Помадку на паруснике прямо в Валгаллу[1] для хомячков.

— Мы хотели выкопать могилу, но у Магды оказалась только старая пластмассовая лопатка для песка, и я сломала два ногтя, пытаясь выкопать ямку, поэтому мы и отправили Помадку вниз по реке.

— Во время процессии на нас были черные вуали. Мимо на велосипедах проезжали мальчишки и начали что-то вопить нам вслед, а я сказала, что у нас похороны. Тогда они почувствовали себя неловко и стали нас расспрашивать, но Надин послала их куда подальше.

— Они вели себя как маленькие!

— Десятиклассники!

— Вот я и говорю, дети! — восклицает Надин.

— И все потому, что ты встречаешься с девятнадцатилетним парнем?

Надин смотрит на Магду. Магда отвечает ей взглядом, и они ухмыляются.

— Да в чем, наконец, дело? Магда, Надин, расскажите мне!

Но в класс входит миссис Хендерсон в своих кроссовках и просит нас вести себя тихо. Придется выяснить позже.

Глава восьмая

ДЕВЧОНКИ ПЛАЧУТ, КОГДА ПОДРУГИ НАЗЫВАЮТ ИХ ТОЛСТЫМИ

Девчонки в слезах - i_009.png

Придется ждать обеда. На перемене нет времени. Миссис Хендерсон задерживает нас на физкультуре, и мы торчим на проклятом хоккейном поле[2] до самого звонка. Еще целых пятнадцать минут уходит на душ и одевание. Рву колготки — слишком быстро пытаюсь их натянуть. Волосы вьются мелким бесом, и их невозможно нормально причесать. Хочется запустить щеткой в зеркало.

Ужасно комплексую по поводу собственной внешности. У Надин и Магды потрясающие фигуры. Надин изящная, гибкая и нежная. У Магды округлые формы, но там, где надо. У меня же всюду торчат лишние килограммы. Ненавижу свой живот, свисающий над трусиками, и противные большие бедра, особенно когда они сильно краснеют после бега по хоккейному полю.

Может, снова попробовать сбросить вес? Не буду сходить с ума, как в прошлой четверти… Расстаться бы только с несколькими килограммами…

На обед дают пиццу. Я сильно проголодалась и с удовольствием поглощаю большой кусок, заедая картошкой фри. Решаю пуститься во все тяжкие и выбираю на десерт большую булочку с кремом. Мы с Магдой и Надин идем в свой любимый уголок, на лестнице около раздевалки, где можно вволю поболтать. С трудом усаживаемся втроем на одной ступеньке я в серединке. Слава богу, кажется, мы снова подруги.

— Друзья встречаются вновь? — восклицаю я, обнимая их обеих.

— Конечно, дурочка! — отвечает Надин.

— Глупая ты, Элли. Мы же друзья навек, сама знаешь, — ворчит Магда.

— Тогда почему у вас от меня секреты? — спрашиваю я и слегка трясу их за плечи. — Ну-ка, быстро выкладывайте, а то сейчас стукнетесь у меня головами.

— Давай, Надин, расскажи, — велит Магда.

— Элли, обещай, что не будешь ворчать и делать большие глаза! — отвечает Надин.

— Конечно не буду. А что ты натворила?

— Ничего… Просто, помнишь, я рассказывала про парня по имени Эллис?

вернуться

1

В скандинавских мифах — рай, куда попадают воины, погибшие в битве.

вернуться

2

Хоккей на траве — популярная игра в английских школах для девочек.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru