Пользовательский поиск

Книга Девчонки в слезах. Содержание - Глава четвертая ДЕВЧОНКИ ПЛАЧУТ, КОГДА ИМ НЕ НРАВИТСЯ, КАК ОНИ ВЫГЛЯДЯТ

Кол-во голосов: 0

Глава четвертая

ДЕВЧОНКИ ПЛАЧУТ, КОГДА ИМ НЕ НРАВИТСЯ, КАК ОНИ ВЫГЛЯДЯТ

Девчонки в слезах - i_005.png

Рассел ждет меня у школы. Замечаю его в ту минуту, когда Магда, Надин и я выходим на игровую площадку. Рассел машет мне рукой, и я робко машу в ответ. Многие на нас смотрят. Мне неловко, когда все смотрят, но в то же время сердце наполняется гордостью. Приятно, что меня встречает мальчик. Он великолепно выглядит, даже в школьной форме. В своей одежде чувствую себя уродиной. Несмотря на все мои усилия выглядеть сногсшибательно, свитер заляпан краской, юбка мятая, а туфли покрыты грязью из-за того, что пришлось перебегать спортивную площадку, чтобы сократить расстояние и попасть в павильон на урок рисования. Утром мне не удалось найти ни одних целых колготок и пришлось надеть детские носки, врезающиеся в щиколотку.

Многие девятиклассницы с любопытством уставились на Рассела — оглядывают его с ног до головы. Кажется, он произвел на всех впечатление, но только не на Магду и Надин.

— Почему ты не заставишь его постричься, Элли? Волосы, которые лезут в глаза, были модны в прошлом году, а не в этом, — резко замечает Магда.

— А ты уверена, что он в одиннадцатом классе? Слишком уж он молодо выглядит, — поддразнивает Надин. — Никогда не хотела встречаться со школьником!

Чувствую, что они обе хотят меня завести, но ничего плохого не имеют в виду. Все равно это меня обижает.

— У Рассела замечательные волосы. Мне будет очень жаль, если он подстрижется, — защищаю я его. — И мне кажется, что он выглядит на шестнадцать лет. А сколько лет твоему новому парню? — спрашиваю я Надин.

— Какому это парню? — интересуется Магда.

Надин напускает на себя загадочный вид и слегка постукивает себя по носу:

— Ах! Наконец-то вам обеим интересно. Ну… ему девятнадцать.

— Ох, Надин! Неужели история с Лайамом тебя ничему не научила? — со стоном говорю я.

— Эллис не безнадежный неудачник, как Лайам, — заявляет Надин. — Классное имя, да?

— Почему же этот девятнадцатилетний супермен хочет встречаться с девятиклассницей? — спрашиваю я. — Как будто трудно догадаться!

— Думай что хочешь, Элли. Мне все равно.

А вот мне нет. Рассел смотрит на меня и хмурится. Видно, что он волнуется. Наверное, не понимает, почему я сразу к нему не бегу, но нужно расспросить Надин о ее новом парне. До чего же она вредная! И зачем так себя со мной вести?

— Ему правда девятнадцать? — спрашивает Магда.

Вижу, ее это раздражает — ведь она самая хорошенькая. Это по Магде должны сохнуть парни и биться за право с ней встречаться. Но, кроме то затухающих, то возобновляющихся отношений с Грегом, у нее ничего нет, в то время как я дружу с Расселом, а у Надин появился девятнадцатилетний поклонник.

— Он всего на пять лет старше меня, — небрежно говорит Надин. — Ничего особенного.

Мне не нравится, что Магде и Надин уже четырнадцать. К сожалению, мне только тринадцать, и я чувствую себя намного моложе. А в школьной форме мне ни за что не дашь больше двенадцати.

— Элли! — кричит Рассел.

Нужно идти, а Надин собирается к Магде на похороны Помадки и будет ей рассказывать об Эллисе. Терпеть не могу, когда Магда и Надин секретничают, а я не могу принять в этом участия. Стою и не двигаюсь с места. Рассел кидает на меня последний сердитый взгляд, спрыгивает со школьной ограды и собирается уходить. Мне приходится его догонять. Быстро целую Магду, чтобы извиниться за то, что не смогу присутствовать на похоронах, и Надин тоже, чтобы напомнить ей о родстве наших душ еще с детского сада, когда мы в знак вечной дружбы, будто кровью, испачкали кисти рук красными конфетками «Смартиз». Даю подруге понять: не стоит забывать обо мне — я хочу быть в курсе, если она станет рассказывать о своем Эллисе.

Хотя мне сейчас не до Эллиса! У моего Рассела слишком шикарный вид, и как-то страшновато встречаться с его папой. Они обитают в престижном районе на другом конце города. Дома там стоят целое состояние. Хотя Рассел с отцом и его подругой Цинтией живут только в квартире с садом, это все равно здорово.

Рассел даже не смотрит в мою сторону, когда я его окликаю. Чтобы догнать друга, я вынуждена мчаться за ним сломя голову в грубых школьных туфлях.

— Эй, Рассел, подожди! Что произошло?

Приходится повиснуть на его руке, чтобы он остановился.

— А-а, Элли! Неужто ты наконец меня заметила? — саркастически спрашивает он.

— Что на тебя нашло? Почему ты вдруг хочешь удрать без меня? Мы же идем к тебе домой, да?

— Ну, я-то думал, тебе было интереснее битых полчаса болтать с подругами.

— Полчаса?! Не глупи! От силы полминуты!

— Ты же в школе можешь целый день с ними трепаться.

— Мы не треплемся. Это же мои подруги.

— Не понимаю, что ты в них находишь! У Надин такой вид, словно она целый день провисела вниз головой в пещере с летучими мышами, а твоя Магда…

— Что Магда? — резко спрашиваю я.

— Ну, она выглядит… как… В общем, ее косметика, одежда и… — Рассел слишком откровенным жестом изображает ее грудь.

— Сегодня она не накрашена, и со своей фигурой она ничего не может поделать, глупый. Хотела бы я выглядеть, как Магда!

— Я рад, что ты на нее не похожа. Ты мне нравишься такой, какая есть, Элли, — говорит Рассел, наконец-то посмотрев на меня как следует.

Он кидает взгляд на мою руку.

— Все еще носишь кольцо? — нежно спрашивает он.

Не могу же я рассказать ему про обложку журнала для малышей! И какое это сейчас имеет значение? Мне бы понравилось и кольцо из фольги! Я его обожаю, потому что люблю Рассела. До чего же здорово, что он больше не сердится! Рассел обнимает меня за плечи и чмокает в щеку.

Мимо с хихиканьем и улюлюканьем проносятся глупые семиклассницы. Пытаюсь не обращать на них внимания, хотя краснею.

— У тебя чудесная кожа, — говорит Рассел. — Обожаю твои розовые щечки.

Весь мир становится розовым. Значит, Расселу все равно, краснею я или нет. Ему нравится. И кожа у меня далека от совершенства. По всему лицу лезут прыщи, а нос блестит, и в него можно смотреться, как в зеркало. Я быстро напудрила его в раздевалке (плюс намазала подмышки дезодорантом, провела щеткой по волосам и почистила зубы).

Мы дружно шагаем рядом. Рассел обнимает меня. Мне уютно у него под мышкой.

— Какая ты маленькая, Элли, — говорит он и нежно стискивает мне плечи.

Мне нравится, когда меня называют маленькой. Кажется, я становлюсь крошечной и очаровательной, похожей на эльфа, а не на толстого, неуклюжего гномика. Мне страшно повезло, повезло, повезло, что Рассел мой парень. Мы вместе уже несколько недель, а я все не могу поверить в свою удачу.

Нащупываю кольцо. Может быть, мы будем рядом много месяцев и лет, и однажды на его месте окажется настоящий перстенек.

Никогда не чувствовала ничего подобного — никогда, никогда, никогда. Рассел у меня не первый мальчик, хотя… Что теперь говорить о тупом и неотесанном старине Дэне? Наши отношения не шли дальше дружеских. Ну, целовались, конечно, и ничего больше. Несколько раз нам было очень весело вместе, но никогда меня не переполняло головокружительное счастье. Губы сами растягиваются в улыбку, и, шагая рядом с Расселом, я напеваю про себя его имя.

Сердечный друг, моя вторая половинка… До встречи с ним не понимала, что была совсем одна. После смерти мамы долго не проходило ощущение внутренней пустоты. Конечно, у меня есть папа, которого люблю. Сейчас люблю Анну, даже Моголя, но по-другому…

Надин и Магда… Они всегда-всегда будут моими лучшими подругами, но наши отношения совсем не то, что дружба с Расселом. Мы можем, как другие девчонки, классно проводить время, но сердце не забьется, если Надин меня обнимет, и при звуке голоса Магды пульс останется прежним. Люблю их обеих, но я не влюблена.

Понятно, Рассел злится — ведь я трачу на подружек уйму времени. Ему стоит только взглянуть на меня, чтобы убедиться — он на первом месте. Первый и последний, и никому не вклиниться между нами. Еще крепче прижимаюсь к нему, и он целует меня в макушку.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru