Пользовательский поиск

Книга Агей. Содержание - Сбор металлолома

Кол-во голосов: 0

– Читай, читай!

Он послушно прочитал: «Приобретши любовь женщины, вы пожелаете упрочить ее, сделать продолжительной, вечной. Это желание продолжить наслаждение до бесконечности так свойственно человеку, хотя и заключает в себе непримиримое противоречие: страсть и спокойное наслаждение несовместны! Но все-таки магия должна дать средство сделать любовь долговременной. Вот одно из них.

Нужно достать мозг, находящийся в левой ноге волка, сделать из него род помады, добавить серой амбры и кипарисового порошка. Состав этот носить при себе и по временам давать нюхать любимой женщине. Отчего она должна любить вас больше и больше».

– Здорово? – спросила Крамарь, заглядывая в глаза.

– Здорово, – сказал он, пылая щеками и ушами.

Крамарь видела, что он страшно смущен, но в покое не оставляла.

– У тебя, наверное, не было знакомых девочек? – спросила она. Агей тупо глядел в стол.

– Ты меня боишься, что ли? – ложась головой на руку, спросила Крамарь как ни в чем не бывало. – Меня, между прочим, зовут Надеждой. Думаешь, плохо?

– Не плохо.

– Представляешь! Капитан ушел в дальнее плаванье, а я его – Надежда!

Агей вытащил листок бумаги – свой чертеж и на оборотной стороне стал рисовать танк.

– А тебе не хотелось бы добыть мозга серого волка?

– Зачем?

– Чтоб меня приворожить.

Щеки и уши у Агея снова запылали нестерпимо.

Мою фотографию, между прочим, в журнале напечатали.

– Мою тоже напечатают.

– Твою? – удивилась Крамарь.

– Вот как получу по всем предметам двойки, так и напечатают.

– Нет, – сказала Крамарь и зевнула. – Тебя, мальчик, переведут в шестой класс.

Не хотел Агей в шестой класс. На истории он сидел и дрожал. Неужто спросят? Он ведь не успел прочитать шестой параграф.

Не спросили.

И на зоологии дрожал.

На зоологии Екатерина Васильевна, начиная опрос, обвела класс взглядом, остановилась на Агее и сказала жестко:

– К моим урокам нельзя быть не готовым. Этого я не допускаю и не прощаю.

Агей ожидал очередной двойки, но она его не вызвала, помиловала на первый раз.

Это было еще ужаснее. Стыдно быть не готовым к урокам Екатерины Васильевны. Из-за ее любви ко всему живому – стыдно.

И вдруг!

В учительской ждали конца шестого урока: сегодня политзанятия.

– Вячеслав Николаевич, – спросил директор, – какие успехи у нашего новичка с Памира?

– Успехи?! – Вячеслав Николаевич только головой покрутил. – Видимо, пока не поздно, его надо в шестой класс переводить.

– У меня он не слушает и вертится, – сказала Лидия Ивановна, географичка. – Вынуждена была поставить два.

– И у меня он отхватил двойку, – сказала учитель истории.

– Очень слабый мальчик, – вздохнула Валентина Валентиновна. – И глаза какие-то у него пустые…

– А как он сочинение у вас написал? – спросил Вячеслав Николаевич.

– Я еще не проверила… Но кажется, он обошелся одной страницей текста.

– У меня он тоже двойку отхватил. – Вячеслав Николаевич взял стопку тетрадей и стал отыскивать нужную.

Прозвенел звонок.

Первой в учительскую вошла, как всегда восторженная, красивая, Алла Харитоновна, англичанка.

Друзья, можете меня поздравить! – объявила она на всю учительскую.

– С чем это? – спросил директор.

– С учеником! Такого у меня и в английской школе не было. Май ай энд хат а эт э мотэл во… «Мой глаз и сердце – издавна в борьбе…» Понимаете? Шекспир! Произношение безукоризненное. Две дюжины сонетов Шекспира без запинки, с полным пониманием и любовью. У меня с собой был Фолкнер. Переводит, как профессионал.

– Вы нас разыгрываете, Алла Харитоновна? – спросила Лидия Ивановна.

– О, зачем же? И подождите, это еще не все. Он и французский так же знает. И немецкий.

– Вы о Богатове рассказываете? – спросила Валентина Валентиновна.

– Да, о нем. О Снежном Человеке. Кажется, так вы его называете?

В учительской воцарилась тишина.

– Я не вовремя со своими восторгами? – прищурила глаза Алла Харитоновна.

– Наоборот, в самый раз, – сказал директор, – мы тут собираемся Богатова в шестой класс переводить.

– Ой-ля-ля! – вдруг воскликнул Вячеслав Николаевич, стоя над раскрытой тетрадью. – А ведь двойку-то мне надо ставить… Ведь он вон же что сделал. Перевернул задачу с ног на голову, завел ее в тупик и хоть не решил, но путь к решению показал верный…

– Так в какой же класс его? – спросил директор.

– Пока не знаю, – ответил Вячеслав Николаевич. – Может быть, и в десятый.

Валентина Валентиновна взяла тетрадь Богатова с сочинением, но вспомнила свои слова про его «пустые глаза» и не открыла тетради.

Решение полководца

Агей не знал об этом разговоре в учительской. Он хотел на Памир. Хоть пешком.

У выхода из школы семиклассников остановила пионервожатая Зина.

– Ребята! Все на металлолом! И пожалуйста, без отговорок. Город собирает металл на детскую железную дорогу.

– Я не останусь, – сказал Зине Агей. – Это почему же? Пионер – всем ребятам пример.

– Мне надо двойки исправлять.

– Ты не расстраивайся, – подошла к Агею Света Чудик. – Ты так говорил по-английски. Как лорд. Значит, чего-то ты все-таки знаешь. А по математике я тебе помогу. Хочешь?

– Спасибо, – сказал Агей и тотчас ушел.

– Не слишком ли много самостоятельности для семиклассников?! – вспыхнула пионервожатая.

– Зина! – сказала ей Света Чудик. – А ведь наш Богатов – не пионер. Он со второго класса в школе не учился. Его никто в пионеры не принимал.

– И не примем! – отрезала Зина.

– Ты не права! – не согласилась Света Чудик. – Ему очень трудно. Ему по всем предметам двоек наставили, грозят в шестой класс перевести. А сейчас на английском он и по-французски говорил, и по-немецки. Зина, поручи мне подтянуть Богатова по математике.

– Поручаю, – согласилась Зина.

Агей вышел к морю.

Моря было так много – как неба! Но оно словно от себя спряталось: ни волн, ни ярких красок.

Воздух был теплый, легкий. И песок был теплый. А море пахло живым теплом.

«Оно – живое», – подумал Агей, садясь на песок.

Когда-то из такого же теплого моря выбралась на теплый песок панцирная рыба, подышала воздухом, и ей понравилось. И пошло, и пошло! И вот уже космические корабли, стоэтажные города и – двойки.

Интересно, какой журнал тяжелее, где двоек больше или где пятерок? А что? Задачка! Высчитать вес оценок…

– Богатов, вы?!

Он вздрогнул. По пляжу в купальнике шла пионервожатая Зина. Он встал.

– Так-то вы к урокам готовитесь?

Он взял сумку, не оглядываясь, пошел прочь. Он хотел на Памир.

«Ха-ха-ха!»

Само небо над ним смеется.

Вздрогнул, вскинул голову – чайка.

– Стоп! – сказал он. – Я знаю решение. Я расколочу неприятеля по частям!

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru