Пользовательский поиск

Книга Агей. Содержание - Владислав Бахревский Агей

Кол-во голосов: 0

– У нас не академия. – Вера Ивановна сначала нахмурилась, но потом раздумала и улыбнулась. – Не академия. У нас школа. Седьмой класс. Нам бы учебник осилить. Особенно такому классу, как «В». Годунов!

Годунов встал.

– Учили?

– Нет, – сказал Годунов.

– Вот так-то, Света Чудик. Единица, Годунов.

– А вам словно бы в радость?

– Кто сказал?

Встали и Курочка, и Рябов. Вера Ивановна показала им на дверь. Они вышли.

– Несправедливо! – снова вдруг крикнула Света Чудик и расплакалась.

Вера Ивановна побледнела: она не любила громких неприятностей.

Математика и литература

Вячеслав Николаевич тоже опрашивал. Поставил троечку Годунову, а Мишину четверку.

– Если бы не твои постоянные соревнования, мог бы иметь полновесные пять баллов, – говорил Мишину, а смотрел на Агея. – Богатов, идите к доске. Запишите. Вычислить, не решая квадратного уравнения

Агей - _1.png

– корни уравнения:

Агей - _2.png

– Вячеслав Николаевич! – возмутилась Света Чудик, она хотела сказать, что этого не проходили, но учитель приложил палец к губам.

Агей, быстро пощелкивая мелом, расправлялся с заданием.

– Теорема Виета.

Агей - _3.png

Ну а дальше делать нечего. Только цифры подставить.

– Так, – сказал Вячеслав Николаевич, глянув на доcку, c программой седьмого класса все ясно. Богатов, а решите к и вот это! Первая слева цифра шестизначного числа единица. Если сию цифру переставить на последнее место, то получится число в три раза больше первоначального. Найдите первоначальное число. Агей записал:

1abcde=142857

1abcdex=abcdel=428571

– С ответом сходится. Тогда еще одно, последнее задание. Вячеслав Николаевич взял у Богатова мел и записал:

Агей - _4.png

– Это запись интеграла. Что такое интеграл? Объяснять долго, но данный интеграл численно равен площади фигуры, ограниченной функцией у=х2 на промежутке от нуля до двух.

Агей, не отрывая глаз от доски, забрал мел назад и, улыбаясь, написал ответ: «8».

– График начертить?

– А ты видишь этот график?

– Вижу. Одна фигура накладывается на другую. Получается прямоугольник.

– Верно. А главное – быстро и красиво! У математики своя красота. Жаль, что не всем дано это видеть. Спасибо, Богатов, садитесь.

Агей сел, а Вячеслав Николаевич стоял перед доской, как перед картиной.

– А какая отметка? – спросила Света Чудик.

– Отметка? – Вячеслав Николаевич не понял. – Ах, отметка!.. В отметке ли дело?

– В отметке! – Света встала, глаза у нее сверкали гневом. – Богатову трояк по истории влепили. Ни за что!

– Садись, Света! – улыбнулся Вячеслав Николаевич. – Я Богатову отметку не зажилю, будь спокойна. Только уже не в отметках дело. – Показал на доску. – Это очень серьезно. Чтобы так видеть математику, так ее чувствовать – мало знать. Это, братцы мои, талант!

Валентина Валентиновна положила на стол журнал, тетради, сумочку, прошла к окну и несколько минут стояла в задумчивости. Класс ждал.

– Вы знаете, – сказала она, все еще не поворачиваясь лицом, – я со вчерашнего дня думаю об одном из ваших сочинений. Не идет из головы. Она прошла к столу, взяла верхнюю тетрадь.

– Ошибочек многовато? – спросил Вова с первой парты.

– Ошибок в сочинении нет… Собственно, и сочинения нет, – она не улыбнулась, не рассердилась, – но есть мысль. Своя мысль. Достаточно обоснованная, дерзкая и честная. Мне показалось, правда, что автор этой мысли не очень-то любит литературу.

– Про тебя, Богатов! – объявил Курочка.

– Да, я говорю о сочинении Богатова. Вот что он написал: «Искусство слова есть высшее искусство человеческой деятельности…» И еще: «Я уверен: эпоха высшего развития слова у человечества осталась в далеком прошлом. Мы же верим только в технику»… Не знаю, так ли это?.. Но если это так, то грустно…

– А что вы ему поставили? – спросила Света Чудик.

– Ничего не поставила. Это все так неожиданно. Так взросло…Видимо, человек, живущий в природе, взрослеет много быстрее…

– Как двойки, так пожалуйста! – заупрямилась Света Чудик. – Вот и Вячеслав Николаевич нахвалил Богатова, а пятерочку-то не поставил. Позабыл.

Валентина Валентиновна села за стол, достала из сумочки красный карандаш.

– Пятерища! Во! – оповестил класс Вова, показывая над головой разведенными руками величину Агеевой отметки.

Спартакиада

Секторы размечены белыми линиями. Учителя физкультуры в белых костюмах. Классы замерли, равняясь на флаг. Флаг поднимается медленно. Ветер натягивает алое полотнище, оно звенит. И Агей тоже чувствует в себе этот веселый звон: спартакиада!

Первый вид для седьмого «В» – бег на полтора километра. В зачет входит время трех первых и последнего.

– Ни пуха ни пера! – напутствует длинноногая Ульяна.

– Нехай! – показывает девчонкам бицепсы Борис Годунов, но на ребят глядит с тревогой. – Уставшего берем на абордаж. Я в общей группе.

Выстрел стартового пистолета.

Пошли.

Сразу же вырвались трое: Мишин, Курочка, Рябов. Впереди четыре круга с хвостиком. Скорость Агею показалась невелика, и он стал прибавлять.

– Не ускоряйся! – цыкнул Годунов. – Нам надо последнего не потерять.

Мишин, Курочка и Рябов мчались впереди, все отдаляясь. и отдаляясь.

– Ах, так! – сжал зубы Агей и бросился в погоню.

На втором круге он догнал ребят, обошел и оторвался от них чуть ли не на сто метров.

– Абсолютно первый результат! – вскинул руки учитель физкультуры, словно он-то и победил на дистанции.

Последнего, Вову, Борис Годунов с камчадалами и впрямь притащили на руках, удивив всю школу сметливостью. Седьмой «В» вышел на первое место.

В прыжках в длину Агей разделил пятое-шестое места, но ведь с десятиклассниками. А на высоте сел. С последней попытки едва-едва одолел начальные зачетные метр десять.

Среди седьмых классов «В» уверенно шел первым, совсем немного уступая в общем зачете старшеклассникам, но все же уступая.

Перед началом подтягивания – четвертого вида школьного пятиборья Годунов подошел к судьям и задал им задачу:

– Сколько очков будет дано за подтягивание на одной руке? Учителя удивились вопросу и не долго думая определили:

– Десять!

Подтягивание было самым престижным видом. С перекладины не спрыгивали, сваливались, потратив все крохи пороха. Однако у Вовы этого самого пороха хватило только на три жима. Курочка, а потом и Рябов, вихляясь изо всех сил, подтянулись по разу.

Никто никого не укорял, но дело было плохо. Огнев принес команде девять очков. Камчадалы по семь-восемь.

Пришла очередь двум последним.

– Сначала я, – решил Годунов и одарил команду двадцатью шестью очками.

Под перекладину встал Агей.

– Это он! Он! – закричал кто-то из пятиклашек. – Смотрите!

Агей закусил губу. Подпрыгнул, приладил руки. Снял с перекладины левую и подтянулся на правой восемь раз, потом поменял руку и еще подтянулся восемь раз.

– Не спрыгивай! – крикнул Годунов. – На двух подтягивайся! Агей подтянулся еще двадцать раз, и руки у него сами разжались от усталости.

Он упал, но ребята подхватили его и стали качать.

– Сто восемьдесят очков! – переглянулись между собой преподаватели физкультуры. – Результат чуть ли не двух классов. Справедливо ли?

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru