Пользовательский поиск

Книга Как мы изобрели фотосинтезатор. Содержание - ТОЩИЙ БАРАН, ИЛИ ЩЕДРОСТЬ ДЖАЛИЛА-АКА

Кол-во голосов: 0

Когда я вернулась домой и нырнула в постель, мне в голову неожиданно пришла еще одна отличная мысль. Что если о нашей задумке рассказать и моему дяде, который работает в милиции? Глядишь, он и подскажет, как нам действовать дальше. К тому же милиция наверняка уже напала-на след Джалила-ака, и его неблаговидные поступки ей известны… С мыслью, что завтра обязательно пойду к дяде и расскажу ему обо всем, я крепко уснула.

ФС. НАХОДКА ХАЛИЛА

После ужина я убирала со стола посуду и вдруг услышала за окном голос Акбара.

— Угилой! — позвал он.

— Ох, удивляюсь я этому Акбару, — вздохнула мама, находившаяся рядом. — Что ему, мало друзей? Только и знает, что отрывать тебя от дела.

— Оставь их, — ответил папа, оторвавшись от газеты. — Дети ведь… Пусть поиграют!

Если бы папа не вмешался, мама ни за что бы не пустила меня на улицу. Радостная, я постучала в соседнюю комнату, где сестры готовили уроки.

— Насиба-апа, не забудьте, сегодня ваша очередь мыть посуду! — напомнила я старшей сестре.

Когда я с Акбаром вошла в комнату Халила-ака, шторы там были плотно задернуты. Темно — хоть глаз выколи.

— А, пришли, наконец! — услышав наши голоса, обрадовался Халил-ака. — Проходите, проходите! Только осторожнее… Рассаживайтесь поудобнее… Сейчас начнем…

Ну вот, наши мечты, кажется, сбываются. Халилака сам, без нашей помощи, уже изготовил ФС. Сегодня он пригласил нас, чтобы показать, как аппарат работает. ФС представлял собой не один агрегат. Он состоял из нескольких металлических частей. Даже складной экран висел на стене. И вот Халил-ака включил фильмоскоп Акбара в сеть. Раздалось легкое шипение, и мы сразу поняли, что это заработал ФС. Экран осветился, и на нем появилась фотография Акбара: он сидел, прикусив ручку. Под снимком, словно расшифровывая его сокровенные мысли, появилась надпись: «… Эх, опять сделал ошибку! Когда же, наконец, Халил-ака закончит ФС? Скорей бы он защитил свой диплом… Интересно, чем сейчас занимается Бахадыр? Не обидится ли он, если мы разоблачим его отца? Ведь он потом не сможет никому посмотреть в глаза. Хорошо, что есть Угилой! Было бы здорово, если бы и Малика была с нами…» Щелкнув выключателем, Халил-ака убрал фотографию с экрана. Затем включил свет. Акбар сидел пунцовый, словно гранат. Взглянув на него, Халил-ака сказал: — Видите, мои юные друзья, ФС не всегда, оказывается, полезен. Его надо применять к делу и к месту.

Этот снимок я сделал вчера, когда Акбар готовил уроки, для пробы. Так что, ты прости меня, братишка, что выдал твои мысли…

Акбар молчал и казался рассеянным.

Я же не могла скрыть радости: — Значит, вы все сделали, ничего нам не говоря!

— Нет, я бы один ни за что не справился, — сказал Халил-ака. — Мне помог Шухрат. В прошлом году мы разбирали на части старую ЭВМ и с разрешения преподавателей взяли себе некоторые детали. Они нам пригодились. Другие же детали купили на стипендию.

Труднее всего было изготовить запоминающее устройство. Оно размещено вот в этой коробочке. Видите, похоже на маленький магнитофон. Кстати, здесь мы использовали некоторые детали магнитофона Шухрата.

Во время съемок не обязательно носить с собой запоминающее устройство. Оно нужно только тогда, когда готовый снимок выводится на экран. Проще говоря, оно «читает» мысли человека, изображенного на снимке.

— А как оно читает? — спросили мы с Акбаром одновременно, посмотрели друг на друга и рассмеялись.

— Сейчас, объясню, — сказал Халил-ака. — Каким бы серьезным ни старался выглядеть фотографирующийся человек, в чертах лица некоторое время сохраняются следы его внутренних переживаний. В этом случае многое могут сказать цвет лица, выражение глаз, излом бровей. Фотосинтезатор особенно четко синтезирует цветные снимки. Вот этот, например, прибор, — и Халил-ака показал на плоскую коробочку, — г производит спектральный анализ снимка, по совокупности цветовых излучений в различных диапазонах волн определяет душевное состояние человека и передает результат в запоминающее устройство. В нем размещена запрограммированная микро-ЭВМ. На микрокассете же записаны мысли, соответствующие различным выражениям лица. ФС, сопоставляя эту информацию, делает точное заключение. В результате всего этого и появляются на экране надписи, — закончил Халил-ака.

Честно говоря, мы с Акбаром не все поняли, но какое это имело сейчас значение;

— Знаете, Халил-ака, — сказала я. — Надо как можно скорее запускать ФС в действие. Наш одноклассник Бахадыр, о котором мы вам рассказывали, совсем замучился. Вот я и думаю: начать нам надо с приятелей Джалила-ака…

— Хорошая мысль, — одобрил Халил-ака. — Тогда вы начинайте осторожно действовать, а я тем временем поломаю голову над усовершенствованием ФС.

— Разве у него есть недостатки? — упавшим голосом спросил Акбар.

— Мы с Шухратом хотим изготовить еще одно приспособление, — задумчиво сказал Халил-ака. — Этот аппарат будет работать в контакте с ФС. Если получится, мы назовем его ПБВ

— Ой, правда? — захлопала я в ладоши. — А что это значит — ПБВ?

— Приемник биоволн, — ответил Халил-ака.

— Значит, это аппарат, который будет, по биоволнам определять мысли человека, которого фотографируют? — спросил Акбар, и глаза его загорелись.

— Угадал!

— Правда, здорово? — сказал Акбар, обращаясь ко мне.

— Да, я уже читала об этом в фантастических книжках, — сказала я и недоверчиво спросила Халилаака — Неужели вы сможете сделать такой аппарат?

— Во всяком случае, попытаемся, — сказал Халилака. — А пока я вам советую для начала завоевать доверие у Джалила-ака, когда приступите к делу. Такие люди, как он, не любят фотографироваться… Притворитесь простачками, разинями, кем угодно, но обязательно найдите удобный способ снять его.

— Понятно, — в один голос ответили мы.

ТОЩИЙ БАРАН, ИЛИ ЩЕДРОСТЬ ДЖАЛИЛА-АКА

Сегодня мы с Акбаром волновались как никогда.

И это волнение понятно только нам. Ведь мы приготовились сфотографировать сомнительных гостей Джалила-ака. Для этого специально несколько дней подряд делали уроки в доме у Бахадыра: потихоньку «приучали» Джалила-ака к себе. Тогда же и узнали, что он мечтает устроить Бахадыра учиться только «по торговой части».

— Счет лучше изучай, счет! — наставительно говорил Джалил-ака Бахадыру, когда мы готовили математику.

А тетушка Зебо, напротив, всегда старалась нам подсунуть какую-нибудь работу. То потрясти дорожки, то помыть окна. Удивительно. Сегодня тетушка Зебо нам почему-то не поручила никакой работы. Может быть, потому, что мы пришли с фотоаппаратом? Сначала мы сфотографировали Бахадыра с его собакой. Тетушка Зебо тут как тут — подскочила к нам.

— А можно и мне сфотографироваться? — спросила она.

— Почему же нельзя, — засмеялась я. — Только не просите потом, чтобы снимок был живой…

— Интересная ты, сынок Ходжи-ака, — обиделась тетушка Зебо, нарочно путая мое имя. — Кто же вдохнет в картинку жизнь, даже если я стану этого требовать?

— Вы же сами говорили, что грешно изображать людей на картинках, напомнила я ее «наставления». — Потому что этим уготавливаем им место на том свете.

— Мало ли что я говорила, — всплеснула руками тетушка. — Я тоже это от кого-то слышала. Вон сейчас люди и в «дилбузаре»[9] появляются… И ничего. Эх, что за время наступило! Все есть, только от смерти еще не научились избавляться, — и она призывно взглянула на меня. — Ну, быстрее, сынок Ходжигака, фотографируй! Если снимок получится хороший, то сразу же отправлю его своему племяннику — солдату.

Тетушка Зебо поправила платье, платок. Мы сфотографировали ее.

Не прошло и получаса, а она уже начала требовать:

— Дайте мне скорее мою фотографию.

— Больно вы скорая, — сказала я и засмеялась.

вернуться

9

Дилбузар — телевизор, здесь игра слов: дилбузар — возмутитель умов.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru