Пользовательский поиск

Книга Генерал Крузо. Страница 17

Кол-во голосов: 0

– Мганга выиграл!

А Бочкин, как ни старается, ничего у него не получается. Не идет ножка, и все тут. За спиной у него Пятница плачет.

– Дядя Вася, – умоляет, – ну еще кусочек, пожалуйста! Иначе Мганга Пятницу съест и твою фуражку заберет.

– Один кусочек! – Попугай тоже не хочет к Мганге лететь.

Бочкин и сам чуть не плачет. Жалко ему Пятницу. Жаль попугая. Но поделать ничего не может.

А Мганга уже к нему руки тянет.

– Моя корона! – кричит. И фуражку с Бочкина стаскивает. На себя надевает. – И птица моя! – Но только протянул он руку к попугаю, как тот слетел с плеча Бочкина и на пальме спрятался. – И мальчишка мой! Мне завтра его на завтрак зажарят.

И Пятницу хватает.

Не выдержал этого Бочкин, хотел уже в драку полезть, но вдруг что-то вспомнил и закричал:

– Краснобаев, ко мне!

Краснобаев тут как тут перед ним на вытяжку по стойке «смирно» стоит.

– Быстро мой портфель! – И к Мганге повернулся. – А ты, милок, погоди малость. Не спеши. Еще не весь концерт показан. Сейчас мой лейтенант портфель мне принесет, и мы еще посмотрим, кто кого.

В последнее время Бочкин не всегда с собой портфель носил. Отвык от него даже. А тут вспомнил. Принес ему Краснобаев портфель. Открыл его Бочкин и достал фляжку с «Генеральской» водкой, которую на черный день хранил и сразу большой глоток сделал.

Ну а с водкой русский человек, да еще и офицер, и не просто офицер, а настоящий генерал, сколько угодно всего съест. Так что Бочкин не только ножку поросячью слопал, но еще и живот свой погладил и второго поросенка потребовал.

Увидел это Мганга и закричал:

– У тебя волшебный вода есть! Так нечестно. Дай ее мне тоже!

– Пожалуйста! – Бочкин протянул ему фляжку.

Мганга схватил ее и стал пить. И тут же у него глаза на лоб полезли. Потому что к водке он непривычен был. Это тебе не вино и не брага. И даже не виски.

– Огонь вода! – закричал он. – Это колдун. Он огненную воду пьет! Убейте его! Всех убейте!

Крикнул он так и упал без чувств.

Бросились дикари на наших героев, выполнить приказ своего вождя хотели, да не тут-то было. Как раз волшебный ликер начал действовать.

Упали дикари на землю и раздуваться стали, словно шары в магазине игрушек. Ногами дрыгают, кричат, вопят, да все равно раздуваются. А больше всех раздулся Мганга. Видно на него водка так подействовала. Таким он большим стал, словно воздушный шар.

А потом оторвались они все от земли и в небо поднялись. Подхватил их ветерок попутный и к их родному острову погнал. Как будто стадо овец.

Глава двадцатая

НЕУДАВШЕЕСЯ БЕГСТВО

Помахали вслед улетающим дикарям наши герои, которые сами естественно ликера коварного своего не пили, и стали к бегству готовиться. Бросились вещи собирать.

Только не тут-то было.

Оказалось, что Генерал Бочкин после всего, что сделал, с места двинуться не может. Как сидел за столом, так к нему и прирос.

Толкали его Краснобаев и Пятница, толкали, только ничего сделать не смогли. Генерал стал таким тяжелым, что его только подъемным краном теперь с места сдвинуть можно было.

– Оставьте меня, друзья, – через силу простонал Василий Митрофанович. – Спасайтесь сами. Не теряйте времени. Бегите!

Но кто же товарища в беде оставляет? Ни Иван Иванович, ни Пятница на такое не способны.

– Давай «Анастасию» к плаванию готовить, – сказал Краснобаев Пятнице. – Утром отправимся в путь. Как раз товарищ генерал в себя придет. Протрезвеет, проголодается.

Стали они собираться. Всю ночь готовились. Припасы делали, фрукты рвали, воду запасали, паруса проверяли.

Утро наступило, а они еле на ногах стоят. А тут еще генерала в себя приводить надо.

А Бочкин спит, только храп на весь остров раздается, да такой, что ближайшие пальмы к земле клонятся. А вокруг него словно часовой попугай вышагивает, в земле зерна выискивает.

Стали его будить. А он не будится. Что делать? Думали они думали, решили водой его облить. Побежали к ручью, наполнили ведра, вернулись вылили на генерала, тот сразу и проснулся. Вскочил, глаза выпучил, ничего сообразить не может. Потом постоял на ногах, покачался и бух, опять упал.

Пришлось на него еще два ведра холодной утренней воды вылить. Только тогда он окончательно в себя пришел, глаза открыл и осоловелым взглядом на друзей посмотрел.

– Что случилось? – спрашивает.

– Боевая тревога! – рявкнул ему в ухо Краснобаев. – Все на корабль! Экстренная погрузка.

Тут Бочкин сразу вскочил на ноги, проверил, есть ли фуражка на голове, затем схватил свой портфель и к океанскому берегу без слов побежал. Что значит, человек военный. Ему лишние слова ни к чему. Тревога, есть тревога. Раз сказано, надо погружаться, нечего и спрашивать.

Подбежал Бочкин к «Анастасии», а у руля его уже Пятница дожидается.

– Боцман, на борт! – командует. – Юнга, оттолкнись от берега!

Бочкин в пирогу прыгнул, а Краснобаев столкнул ее в воду, отвязал веревку и тоже рядом с Бочкиным уселся. Попугай на мачту вместо флага.

– Полный вперед! – закричал.

Перевели они дух, подняли парус и поплыли от ставшего им уже родным острова.

– Прощай! – помахал ему на прощание фуражкой Бочкин. – Прощай, наш гостеприимный уголок. Может быть, когда-нибудь свидимся.

Краснобаев тоже печально вздохнул:

– А ведь хорошо отдохнули, товарищ генерал! Как на курорте.

– Это точно.

А от острова уже тонюсенькая полосочка в океане осталась.

– А может и про нас книгу тоже напишут? Как про этого, как его там, Робинзона? Чем я, например, хуже? – размечтался Бочкин. – А, Краснобаев? Что ты по этому поводу думаешь?

– Хотелось бы, товарищ генерал. Только мы слишком мало на нем пробыли. Всего три месяца.

– Но так ведь, сейчас век какой? Космический! Кто же сейчас на острове двадцать лет сидеть станет? Только бездельник и лодырь! Это не для нас. Да и служба нас ждет. Три месяца, самый нормальный срок. Нет, обязательно напишут книгу! Не каждому генералу такое выпадает.

Но тут их мечтательный разговор прервал Пятница.

– Ветер переменился, – сообщил он.

Вот уж это было совсем некстати. Идти под парусом сразу стало труднее. Скорость снизилась почти вдвое, а еще через несколько минут, со стороны острова в небе опять подозрительные точки показались.

– Что это? – забеспокоились смелые мореплаватели.

И тут у них у всех троих холодок по спинам пробежал. Своих гостей они увидали, которых таким оригинальным способом из дома спровадили. Только вот полетали они над морем, полетали, да ветер их опять назад пригнал.

Прошло еще несколько минут, а летучие дикари уже прямо над ними летят. Кричат, злятся, кулаками с неба грозят.

– Это ведь сейчас они на нас падать начнут, – с беспокойством заметил Бочкин.

– Бомбежка будет, – согласился Краснобаев.

И точно. Один из дикарей, который как раз прямо над ними пролетал, вдруг засвистел и с громким воем вниз полетел. Как бомба.

К счастью не попал он в «Анастасию», а то бы она такого удара не вынесла. Рядом свалился.

А потом новые «бомбы» вокруг них так и полетели. Бум, бум, плюх! Фонтаны брызг, волны, пена, крики, вопли, дикари вокруг плавают. В пироге вода по колено набралась. Того и гляди, «Анастасия» или перевернется или на дно пойдет.

Всех Пятница спас. Он так ловко лодкой управлял, что ни одна «бомба» в них не попала. Правда пришлось ему назад повернуть, в сторону острова и метров на триста к нему снова приблизиться. Но тут уж деваться было некуда. Обстоятельства заставили.

Так двадцать дикарей упали на них с неба, и чуть не утопили. Но все-таки не утопили. От злости закричали они и вплавь к «Анастасии» бросились. Чтобы за обиду свою и унижение отомстить.

Пришлось опять нашим героям за весла браться и снова к острову грести.

– Ничего, – успокоил Бочкина Краснобаев. – Сейчас от них подальше отплывем и остров обойдем стороной. Нам так и так на восток надо. Верно, Пятница?

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru