Пользовательский поиск

Книга Генерал Крузо. Содержание - Глава семнадцатая ОДИННАДЦАТИЛЕТНИЙ КАПИТАН

Кол-во голосов: 0

– Это потому что у нее бока и днище шершавые, – заметил наконец Краснобаев.

Смазали они бока и днище кокосовым маслом, и дело сразу на лад пошло. «Анастасия» по песку как саночки едет, скорость набрала, так ее толкать и не надо. Они просто прыгнули в пирогу и так до речки и доехали. «Анастасия» в воду речную скатилась и вниз по течению поплыла. Метров десять проплыла, потом встала. Слишком мелкая речка оказалась. Не речка. Ручей.

Пришлось опять вылезать и толкать и тянуть. Потолкали они «Анастасию», потянули. Да толку никакого с такого толкания не было. Речка маленькая, мелкая, узкая. По ней не то что на пироге, по ней на резиновой лодке не проедешь.

Опять стали думать, что делать.

– Слишком пирога большая, – вздохнул Пятница.

– Что же ты, предлагаешь ее урезать? – ехидно спросил мальчика Бочкин. – Тогда в ней только ты один и поплывешь на Большую Землю.

– Нет, я не поплыву! – испугался Пятница. – Там меня Мганга увидит. Поймает и съест.

Тут Краснобаев улыбнулся и палец вверх поднял указательный.

– Эврика! – говорит. – Я придумал.

– Что ты придумал? – Пятница и генерал его спрашивают.

– Мы не пирогу меньше сделаем. Мы речку увеличим.

– Правильно! – закричал Бочкин и от радости на одной ноге даже запрыгал совсем не по-генеральски.

Только Пятница смотрит на друзей, смеется и пальчиком у виска крутит.

– Василий Митрофанович и Иван Иванович думают, что они боги и могут речку увеличить, да? – ехидно так спрашивает.

– Пятница, сколько раз я тебе говорил, что богов нет! – воскликнул Краснобаев. – Не боги горшки обжигают. А люди.

– Ага. Зачем тогда речку большой делать? Лучше крылья пироге приделайте. Так еще лучше будет.

– Крылья мы лодке приделать не можем, их у нас нет, а потом все равно еще мотор нужен. Да и вообще у нас самолет и без того есть, только мы взлететь не можем, – стал объяснять мальчику Бочкин. – Потому что места для разбега нет.

– Все равно, – не сдавался Пятница. – Может та штука на горе и летает, как вы все время мне говорите. Этого проверить нельзя. А речку вам все равно большой не сделать.

Бочкин и Краснобаев переглянулись.

– Ну что, Ваня, – потер руки Бочкин, – покажем этому Фоме неверующему, как реки вспять поворачивают?

– Покажем, товарищ генерал!

Оставили они своего попугая «Анастасию» охранять и побежали к тому месте, где речка в океан впадает. А впадает она прямо под крутым обрывом. На краю же обрыва камень лежал. Огромный круглый валун в три человеческих роста. Краснобаев и Бочкин прямо к этому камню. Давно они его заприметили, только вот не знали, что с ним делать. А вот теперь он им и пригодился. Подбежали они к нему и говорят Пятнице:

– Сейчас мы его вниз сбросим. Камень реку запрудит, она сразу и глубже станет и шире. И вообще мы пол острова затопить сможем.

А Пятница опять смеется:

– Вам этот камень никогда не поднять. Тут все наше племя нужно, чтобы его столкнуть.

– А, совсем пропащий парень, – махнул на Пятницу рукой Бочкин. – Понятия про рычаги не имеет.

Взяли они с Краснобаевым по длинному шесту, под камень подсунули, плечом навалились, крякнули пару раз, ухнули, еще раз ухнули, и валун свалился прямо в реку и словно пробкой ее заткнул. Не дает с океаном воссоединиться. Речка возмутилась таким коварным людским поступком, вспенилась, забурлила, и увеличиваться начала.

А Пятница рот от изумления открыл.

– Вот это да! Я был не прав. Вы великие воины. Самые сильные воины на свете. Настоящие боги!

Но Бочкину и Краснобаеву некогда его похвалы слушать. Схватили они Пятницу и побежали.

– Быстрее, бежим на «Анастасию»! А то без нас уплывет.

Прибежали на то месте, где их лодка застряла. И как раз вовремя. Еще немного бы, и «Анастасия» без них уплыла.

Прыгнули они в пирогу, за весла взялись.

А речка вокруг них в два раз шире стала и в два раз глубже. Понесла она пирогу с робинзонами к океану. Только плеск стоит. Бурная она стала, быстрая.

Когда они уже к океану приблизились, им даже вылезать из пироги не пришлось. Все само свершилось. Валун хоть и огромный был, но против возмутившейся речки не устоял. Как только она силами собралась, побольше воды накопила, так его сразу и вытолкнула в сторону и вся в океан вылилась. Вместе с «Анастасией».

– Ура!!! – закричали наши друзья.

А громче всех кричал конечно же Пятница.

Вот как необыкновенно и оригинально произошел спуск на воду нового корабля с романтическим названием «Анастасия».

Глава семнадцатая

ОДИННАДЦАТИЛЕТНИЙ КАПИТАН

– Поднять паруса! – скомандовал генерал Бочкин, который взялся управлять пирогой и сел на корму к рулевому веслу.

Краснобаев и Пятница кинулись к парусу и стали его поднимать.

– Право руля! – сам себе скомандовал Бочкин. И повернул весло вправо.

Только ведь никогда в своей бурной и богатой событиями жизни Василий Митрофанович Бочкин не управлял ни одной лодкой, тем более с парусом. Не знал он, что кормовое весло надо влево поворачивать, если хочешь, чтобы лодка правым курсом пошла.

А Краснобаев и Пятница парус уже подняли, и тут лодка повернулась против ветра. Парус тоже повернулся по ветру и Бочкина с кормы смахнул, словно ненужную вещь.

– Человек за бортом! – закричал Иван Иванович.

– Держитесь, товарищ генерал!

Но тут лодка, оставшись совсем без управления, опять повернулась, парус вновь крутанулся, и в воду теперь полетел сам Краснобаев.

«Анастасия» же полетела прямо на голую острую скалу, которая торчала из воды неподалеку.

Вынырнули Бочкин и Краснобаев на поверхность, а пирога уже далеко от них. Метров двадцать.

– Пятница! – закричал Бочкин. – Пятница! Там же скала. Он убьется!

И изо всех сил поплыл он за «Анастасией». Даже фуражку свою генеральскую не стал спасать. Краснобаев за ним. Но как ни быстро они плыли, «Анастасия» плыла еще быстрее.

– Прыгай! Прыгай! – стал Бочкин кричать громким голосом. – Прыгай, Пятница! Я тебе приказываю! Слышишь? Это приказ!

Только не таков Пятница, чтобы так просто погибнуть. Ни сам он не собирался погибать, ни тем более дать погибнуть пироге, которую они с таким трудом сделали. С ловкостью обезьяны, прыгнул он с мачты, на которой сидел, и прямо по парусу скатился, как с горки в пирогу, и быстро пополз к корме. Дополз и схватился за рулевое весло. И в самую последнюю секунду повернул судно в сторону. «Анастасия» прошла мимо скалы, и только правым бортом ее слегка коснулась, словно утешила, «Нечего, мол, когда-нибудь и ты кого-нибудь поймаешь».

Смотрят Краснобаев и Бочкин и глазам своим не верят. Целая и невредимая «Анастасия» развернулась и назад к ним идет под парусом, довольно поскрипывает, на носу попугай сидит, важный словно адмирал Нельсон после победы над Наполеоном, а за рулем Пятница стоит и счастливо им рукой машет.

– Вот это парень! – восхитился Бочкин. И на радостях даже пустил слезу. Океан сразу еще солонее стал.

Приблизился к ним Пятница и взял неудачливых моряков на борт. Бочкин его крепко обнял, в обе щеки расцеловал и со всех сторон осмотрел: не ушибся ли, не поцарапался ли мальчик. Наконец всего осмотрел и удовлетворенно вздохнул:

– Цел!

– Что же ты молчал, что можешь пирогой управлять? – спросил Пятницу Краснобаев. – Мы бы тогда товарища генерала за руль не пустили бы и капитаном не назначили.

Услыхал эти слова генерал Бочкин и густо покраснел. Голову даже опустил, так ему стыдно стало. Потом все-таки поднял и виновато улыбнулся, Пятницу по голове погладил:

– А что же ты и впрямь молчал, соколик?

– А вы меня и не спрашивали.

– Не спр-р-р-рашивали! – поддакнул попугай.

Да, даже в голову не пришло нашим героям, будто Пятница, мальчик, который родился на берегу моря и вырос среди рыбаков и ловцов жемчуга, может управлять лодкой и парусом.

– Что ж, впредь нам дуракам наука! – сказал генерал Бочкин. – Не знаешь броду, не суйся в воду. С этой минуты, Пятница, ты капитан «Анастасии». А мы всего лишь матросы. Я боцман, Краснобаев юнга. Так что, не стесняйся, приказывай нам, и обучай морскому делу.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru